Интересно

Санта-Клаус и компания: краткая всемирная история рождественских подарков

Главная радость Рождества — это ожидание чуда, способное вернуть в детство даже самых серьезных взрослых. Это ощущение складывается из множества компонентов: тут и надежда, и радость, и яркие огоньки, и душистая хвоя, и, конечно, подарки, неотделимые от детского счастья от заглядывания под елку. Представить себе Рождество без подарков уже невозможно. Но так было далеко не всегда, и с течением времени в Европе сильно менялись представления о том, что такое рождественские подарки и кто их дарит. Елена Чернявская все подробно объяснит.

Традиция дарить подарки на Рождество довольно молодая: в современном варианте она существует только с XIX столетия. Прежде связанные с Рождеством обычаи отражали скорее языческие поверья и христианские традиции, чем беззаботный праздник. Так, в мифологии славян существовал могущественный и не такой уж добрый герой, персонифицировавший мороз. Считалось, что это седой старик, живущий в маленькой избушке в глухом лесу. Высокие снега сулили хороший урожай, сильные заморозки несли голод, поэтому Мороза побаивались, чтили и на Святках оставляли ему во дворе тарелку с кутьей. В относительно современном виде Дед Мороз появляется в России только в 1840 году — после публикации князем Владимиром Одоевским сказки «Мороз Иванович». А нынешний добрый старик в длинном красном тулупе, сопровождаемый внучкой Снегурочкой, — и вовсе продукт советской эпохи, призванный заместить прежние религиозные рождественские символы.

Дед Мороз, снегири, зайцы — такие иллюстрации обычно рисовали на советских новогодних открытках. Хранились они потом в пакете, на полке шкафа

Английский Father Christmas гораздо старше: первые его прообразы, более или менее похожие на современный вид, датируются XV веком. Рождественский Отец изображался высоким, крепким и довольно молодым мужчиной в длинном зеленом меховом плаще, увенчанным плющом и остролистом, с караваями хлеба, окороками и непременной чашей вина в руках. Отражал он праздничное изобилие, рождественское веселье и щедрость, а происходил из германских и кельтских дохристианских традиций той поры, когда в Британии еще праздновали Йоль, и приходил Отец исключительно ко взрослым. Подарков не дарил, но везде, где появлялся, людей охватывала радость. В XVII-XVIII веках образ несколько угас, но в XIX столетии снова вошел в моду, пусть и в слегка измененном виде: Рождественского отца стали изображать старцем с длинной белой бородой. Впрочем, Чарльз Диккенс, во многом способствовавший популяризации Рождества, в своей повести “A Christmas Carol” использовал в описании Второго духа Рождества именно исторический образ — молодого богатыря, с которым всегда рядом веселье и изобилие. К концу XIX века до Британии добрались созданные в Америке образ Санта-Клауса и поверье, что в Рождество он тихонько ездит по миру на упряжке из восьми оленей, залезает в дома, где живут хорошие детки, через каминную трубу и оставляет им под елкой подарки. Со временем этот образ накрепко вытеснил местный вариант, хотя на уличных праздниках в Британии иногда еще можно увидеть Рождественского Отца в исходном виде. Ну и еще одно отражение старины — обыкновение оставлять для Санты стаканчик шерри и минс-пай, сохранившееся с давних времен.

По определению Оксфордского словаря 1919 года Рождественский Отец — персонификация праздника в виде доброжелательного престарелого мужчины с длинной белоснежной бородой в красном одеянии с белой оторочкой и мешком подарков. Вроде бы все совпадает 

Очень похожим образом дело обстоит и в соседней Франции. Здесь подарки детям дарит Père Noël, который раньше был очень похож на английского Рождественского отца и обычно тоже изображался как молодой черноволосый мужчина в зеленом меховом плаще, несущий радость, щедрое угощение и большую вязанку дров за плечами. Считалось, что, в отличие от британского, у французского Рождественского отца есть жена — Рождественская матушка, большая мастерица готовить. К XIX веку образ слился с пришедшим из Бельгии и Голландии обликом Святого Николауса, и Père Noël стал считаться дарителем рождественских подарков — во Франции эта традиция родилась чуть раньше, чем в Англии, не в конце, а в начале XIX века. В некоторых частях страны считалось, что вместе с Père Noël ездит еще один отец по прозвищу Père Fouettard (дословно — Поротель), который дарит плохим детям пучки розог вместо подарков. Во время Второй мировой войны вместе с американскими солдатами во Францию прибыл и американский Санта. Сейчас маленькие французы верят, что рождественский Père летает в канун Рождества на упряжке оленей, неслышно спускается в дома по трубам и оставляет гостинцы тем, кто целый год хорошо себя вел, в заранее оставленных у камина башмаках.

Очень быстро черноволосый Père Noël превратился в типичного седого Санта Клауса. Правда, тут Санта приобрел французский флер, как показывает открытка 1910-х годов с актрисой Мари Полер

В Голландии все куда интереснее: именно голландцы в ответе за то, что Санта-Клауса зовут Санта-Клаусом, и за то, что именно он считается в современной Европе дарителем рождественских подарков. Клаус — это голландский вариант имени Николаус, и под именем Sinterklaas (Святой Клаус) в Голландии известен тот самый христианский святой, которого в России называют Николаем Чудотворцем. Настоящий Святой Николай жил в IV веке, много лет прослужил епископом в городе Миры Ликийские, который расположен на территории современной Турции, а после смерти был канонизирован как святой, покровительствующий заключенным, путешественникам, морякам и детям. Исторические источники о его жизни неточны и расходятся друг с другом, но все они единодушны: всю свою жизнь епископ Николай тратил любые попадавшие к нему в руки деньги на помощь беднякам, особенно тем, у кого были дети. Делал он это чаще всего анонимно, иногда просто бросая кошелек в окно или в оставленную у порога обувь (отсюда и поверье, что Санта подкладывает подарки в оставленные башмаки). По легенде, однажды, бросая кошелек в окно, епископ угодил своим даром прямо в чулок, подвешенный у камина для просушки, — так и родилась традиция наполнять подарками развешанные над камином носки.

В прибрежной Голландии, стране мореплавателей, Святой Николаус был одним из самых почитаемый святых, и первые зимние праздники в его честь зарегистрированы здесь еще в Средневековье. День Святого Клауса отмечался 6 декабря, и в Голландии существовала традиция накануне этого дня, в память о добросердечном епископе, делать анонимные пожертвования, бросая деньги в деревянные башмаки, оставленные у дверей домов, где жили бедняки. Голландцы, которые не могли позволить себе жертвовать деньги, оставляли в башмаках мешочки с печеньем или орехами. Так появилась традиция декабрьского дарения подарков, и детям обычно говорили, что их приносит сам Санта Клаус, то есть Святой Николай.

Дрова как символ Рождества — отражение дохристианских традиций празднования Йоля, связанного с днем зимнего солнцестояния. Среди обязательных ритуалов, которым древние германские племена отмечали самую длинную ночь в году, было зажжение так называемого нового огня. В старину медленный огонь в печи поддерживался постоянно — печь использовалась и для обогрева, и для просушки одежды, и для приготовления еды, и для выпечки хлеба. Но раз в год, в йольскую ночь, «старый» огонь гасили, меняли дрова на особым образом выбранное полено и зажигали «новый» огонь, который поддерживали до следующего Йоля. В Британии эта традиция сохранялась до XVI столетия, да и Рождество до этого времени называли древним словом Yule

В XVI-XVII веках Голландия стала протестантской, и на волне борьбы с католическим влиянием здесь, по примеру Германии, запретили чествования многих святых, в том числе Святого Клауса, а день пожертвований официально перенесли на канун Рождества. Тем не менее, Святого Николая здесь не забыли — в Голландии дор сих пор считается, что подарки в канун Рождества детям приносит именно он.

Выглядит голландский Санта, как и положено епископу: это благообразный старец, строгий, но очень добрый, в епископском одеянии, с митрой на голове и посохом в руке. Прибывает он в страну из Испании — морем, на корабле, и официальное открытие праздничного сезона во многих прибрежных голландских городах до сих пор начинается с костюмированного представления в городском порту, изображающего прибытие Святого Николая. Святой Клаус разъезжает по Голландии на снежно-белом жеребце, который умеет бегать с невероятной скоростью, заходит в каждый дом и подкладывает подарки в ботинки или в висящие над камином носки. Вместе с ним ездит странный персонаж по имени Zwarte Piet — Черный Пит. Это чернокожий молодой человек, одетый в мавританский костюм. Дело в том, что подарки Санта дарит только послушным детям, а непослушных ловит Черный Пит и увозит в своем мешке в Испанию. Зачем Питу столько малолетних шалопаев, никто не знает.

С такой иллюстрацией книга о святом Николаусе заслужила бы сейчас общественное порицание, но в 1850 году общество не видело ничего плохого в расовой дискриминации

Свой древний вариант дарителя существовал и в Германии. В стародавние времена Рождество здесь олицетворял Weihnachtsmann — Рождественский человек, в облике которого преобладали черты бога Одина. Далекие предки современных немцев верили, что Weihnachtsmann приходит в декабре с Дикой охотой, пролетая в небе во главе нее на восьминогом коне. Ничего хорошего его появление не сулило, поэтому под Рождество люди оставляли на улице еду — в надежде умилостивить Дикую охоту. Со временем Один слился в мифологии со Святым Николаем, и Weihnachtsmann стал выглядеть несколько иначе: одежда сменилась на красную сутану, количество ног у коня убавилось до протокольных четырех, а количество спутников — до двух-трех. Постепенно прижилась и пришедшая из соседней Голландии привычка оставлять подарки для бедных в ботинках на День Святого Николауса.

В XVI столетии, с распространением протестантства и борьбой с влиянием католической церкви, в Германии перенесли день пожертвований с Дня Святого Николая на канун Рождества — так родились первые рождественские подарки. Здесь прежде тоже говорили детям, что анонимные пожертвования на День Святого Николая, дескать, делает сам Святой Николай, и новая протестантская церковь активно с этим обыкновением боролась. Для этого даже придумали (по некоторым данным, это сделал сам Мартин Лютер) и официально ввели нового персонажа, который якобы приносит дары в канун Рождества. С тех пор считается, что подарки в немецкие семьи приносит Christkind. В дословном переводе имя означает «Младенец Христос», но считается, что занимается этим все же не сам Иисус, а некое «Христово дитя». Никто не знает сейчас, что это точно означает, но изображается Дитя как ангелоподобное создание — юное существо с большими лебедиными крыльями, одетое в белые ангельские одежды. По поверью, Christkind незаметно влетает в дома и оставляет детям подарки под елкой, и входить в комнату, пока Дитя может быть внутри, детям никак нельзя. Об отбытии ангелочка извещает доносящийся из ниоткуда звон колокольчика. Открытие рождественских рынков и праздников в Германии обычно начинается именно с церемонии прибытия Christkind.

С такой царской свитой, по мнению иллюстраторов 1890 года, Христово дитя влетало в окна домов

Он же — под разными именами — дарит подарки малышам в Швейцарии, Австрии, Чехии, Хорватии, Венгрии и прочих традиционно протестантских регионах. Например, в Венгрии его называют Jézuska, в Чехии — Ježíšek, а в Словении — Jezušček. Считается, что это волшебное создание обладает свойством помнить все детские желания, поэтому если в подарок хочется получить что-то определенное, надо просто попросить или написать в письме.

Дитя в этих странах часто сопровождает Belsnickel — непонятное существо, покрытое длинной косматой шерстью, которое дарит послушным детям дополнительные конфеты, а непослушным — пучок розог. В Австрии вместе с дарителем подарков путешествует Krampus — полукозел—полудьявол, который хулиганов попросту съедает. В Германии вместе с дарителем бродит Рыцарь Рупрехт (Knecht Ruprecht), одетый в длинный темный плащ, который наказывает шаловливых малышей, оставляя им в ботинках вместо мешков с печеньем мешки с золой.

Итальянский Рождественский отец Babbo Natale пришел в страну через Альпы из соседних немецкоязычных регионов. Это седой старик в епископской одежде и митре, который оставляет детям подарки в ботинках. В северной Италии часть подарков приносит не Babbo Natale, а Christkind, а в южной гостинцы оставляет странная скрюченная старушка по имени Бефана, которая прилетает к детям на метле. По легенде, за несколько дней до рождения Иисуса она пустила переночевать к себе в дом трех волхвов, искавших младенца, но отказалась последовать с ними на поиски, так как была слишком занята уборкой. Позже Бефана передумала, попыталась найти младенца по звездам, но не смогла, и с тех пор в Рождество перебирает всех детей подряд, надеясь найти нужного, при этом непрерывно подметая полы. Бефана влетает в дом на метле через печную трубу и заглядывает в развешанные у камина носки. Послушным детям она кладет туда конфеты, непослушным — куски угля, и обязательно подметает своей метлой за собой золу с пола перед тем как уйти.

Если подумать, Бефана стала первой женщиной среди всех Санта Клаусов

Испанский Papá Noel выглядит тоже по-епископски. Он путешествует над горами и равнинами Испании на запряженных оленями санках, оставляет подарки под елкой, если поставить туда ботинки, и часто оставляет дополнительно бревно — для обогрева дома. В горных частях Испании считается, что подарки доставляет гигант-углежог, который раз в год спускается с гор. Бедным семьям он всегда оставляет мешочки с орехами и дрова, чтобы покормить и согреть детей, а вот детям состоятельных родителей подарки от углежога перепадают только если они хорошо себя вели. В Галиции его называют Апальпадор, в Стране басков — Олензеро. В Каталонии и вовсе считается, что подарки сыплются из внесенного в дом в начале Адвента бревна (которое называют Tió de Nadal), если хорошо за ним весь Адвент ухаживать.

В снежной Скандинавии подарки детям дарят странные маленькие создания, похожие на гномов. Датчане и норвежцы называют их ниссе, шведы — томте, в древности они считались охранителями дома от бед и разорения, как русские домовые, а еще раньше — душами давно умерших предков. Сейчас ниссе выглядят как маленькие сморщенные человечки с длинными белыми бородами, одетые в камзолы XVII века и большие красные колпаки. Они приходят в каждый дом, оставляют подарки на крыльце и убегают, предварительно постучав в двери.

Наш приз зрительских симпатий достается ниссе — только посмотрите, как они прячутся от гостей дома на рождественской открытке XIX века

В Финляндии по домам бродит Йоулупукки, дословно — «рождественский козел». Имя родилось очень давно, в дохристианские времена, когда считалось, что дух плодородия может принимать форму этого животного. В посвященные дню зимнего солнцестояния праздники ему приносили пожертвования в надежде получить в новом сезоне хороший урожай. Тогда же среди молодых людей родилась традиция надевать козьи шкуры и бродить по домам в канун Йоля (такой обычай существовал во многих европейских странах, в том числе и на территории Украины и Белоруссии с их рождественскими колядками). Постепенно древние традиции слились с христианскими и модернизировались, и нынешний финский Йоулупукки чаще всего выглядит и ведет себя как американский Санта, хотя исторически он, весь покрытый длинной шерстью, был больше похож на козла, чем на человека.

Вообще рождественский даритель в разных странах Европы все больше приближается к образу именно американского Санта-Клауса — веселого толстого старика с белой бородой, одетого в красный костюм и колпак, который летает по миру на упряжке оленей и пробирается в дома через каминные трубы. Исходно в США были приняты поверья о Рождественском отце в его британском, немецком и голландском вариантах, завезенные туда европейскими эмигрантами. Но в 1823 году писатель Клемент Кларк Мур сочинил для своих детей и анонимно опубликовал сказку о веселом старике в красном костюме. Книга имела огромный успех, и в 1863-м, вдохновившись этой историей, замечательный художник-карикатурист Томас Наст, работавший в журнале Harper’s Weekly, нарисовал серию картинок о приключениях Санта-Клауса. Они стали невероятно популярными и во многом создали те представления о жизни Санты, которые существуют в США до сих пор. Позже, в 1931 году, компания Coca-Cola запустила зимнюю рекламную кампанию, для которой художник Хэддон Сандблом создал новый, более современный образ Санты — тот, что используется до сих пор.

С тех пор и европейские дарители подарков все чаще оказываются похожими на «кока-кольного» Санту, что вызывает бурное недовольство борцов за сохранение исторического наследия. Впрочем, по большому счету, не так важно, кто именно дарит людям подарки на Рождество. Достаточно радости и ощущения праздника, которые эти существа приносят.

Фото: Shutterstock, Wikimedia

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: