Актуально

Совсем не рождественская история от Дмитрия Сошина

 Сегодня прошло первое после выборов заседание правительства победителей. Отчет о нем очень расстроил политического обозревателя ZIMA Дмитрия Сошина. Действительно, есть от чего расстраиваться.

Журналистам настало время сочинять рождественские истории. Они должны быть трогательными, грустными и непременно со счастливым финалом. Но писать их как-то не тянет. Ведь новости вокруг такие, что перестаешь верить в сказки с хорошим концом.

Одну из таких новостей я услышал сегодня по радио, пока ехал в машине в магазин покупать подарки (да, православные, в этой стране я, как и многие из вас, отмечаю Рождество дважды.) Инспекция Королевской прокурорской службы Англии и Уэльса выяснила, что с марта 2018-го по март 2019 года в полицию поступило почти 59 тысяч заявлений об изнасиловании, и лишь в 1925 случаях (в 3%) были вынесены обвинительные приговоры. НКО, которые помогают жертвам насилия, считают, что полиция и прокурорская служба фактически расписались в неспособности расследовать и доводить подобные дела до суда.

Я понимаю, что оперировать подобными цифрами нужно спокойно. И рассматривать их стоит в сравнении с другими странами, годами и так далее. А также в контексте того, что в последние годы молодежь призывали об этом ни в коем случае не молчать. Нужно также понимать, что часть заявлений об изнасиловании отзывают, но этой статистики ни в открытых источниках, ни в докладе инспекции нет. Как бы то ни было, эта новость обращает на себя внимание хотя бы потому, что указанное количество приговоров по соответствующим статьям — самое ничтожное за последние 11 лет.

Что, насиловать стали меньше? Сомневаюсь. Инспекция прокурорской службы фактически признает: следователей так мало и они настолько загружены убийствами, уличной поножовщиной и кибер-преступлениями, что дела о сексуальном насилии отодвигают на потом. А до суда доводят лишь самые вопиющие случаи, где вина очевидна и ее легко доказать. По радио один из экспертов утверждал, что по сути ситуация вернулась к середине 80-х, когда британская полиция тихо закрывала дела об изнасиловании или отказывалась их расследовать. С одной стороны, доказательной базы стало больше благодаря смартфонам. С другой — чтобы просмотреть и прослушать все аудио- и видеофайлы, нужен не один перегруженный работой следователь, а минимум бригада.

Не хочу свыкаться с мыслью, что сексуальное насилие как бы перестает считаться серьезным преступлением, и от него можно так легко отмахнуться. Те, у кого в семье растут девочки, прекрасно понимают мои страхи. Конечно, я согласен с тем, что спешка в расследовании подобных дел может навредить и что в отдельных случаях настоящие жертвы — те, кого обвинили в насилии. Разумеется, многое упирается и в скользкий «вопрос о согласии». Он хорошо прописан в английском уголовном праве, но на уровне улицы или пьяной студенческой компании имеет более вольные интерпретации. 

Хочу сказать об очевидных вещах. О том, что жертв насилия — а среди них, заметим, не только женщины — часто подвергают унизительным допросам в полиции, смысл которых в том, чтобы они еще раз хорошенько подумали и забрали заявление. О том, что подобные дела годами зависают в прокуратуре, говорят не только журналисты-расследователи. В прессе активно обсуждалась история студентки Анни Тишоу; ее дело не «замылили» только благодаря вмешательству нескольких ток-шоу на «Би-Би-Си». Бывший начальник прокурорской службы северо-запада Англии Назир Афзал признал: Анни таскали по разным кабинетам и допрашивали куда жестче и чаще, чем молодого человека, обвиненного в ее изнасиловании. Расследование дела Тишоу продолжается уже третий год. Интересно, что прокурорам, говорят, спустили негласный план: доводить до суда по крайней мере 60% всех дел об изнасиловании. 60% — вроде серьезно, но каково тем, кто оказался за пределами этой статистики? 

Пресс-секретарь кабинета министров быстро отбился от этой неприятной новости дежурным заявлением. Правительство обещает принять на работу 20 тысяч полицейских, влить в прокурорскую службу £85 млн и создать «новые тюремные места». Как все просто! Не забыть еще отменить программу по досрочному освобождению осужденных по «сексуальным статьям»: насколько искренне они раскаиваются и быстро «исправляются», можно узнать из криминальной хроники таблоидов. 

Сегодня состоялось первое заседание правительства консерваторов-победителей. Читая отчет об этом, я понял, что у Бориса Джонсона и его команды оптимистов, по крайней мере, в ближайшие два года не будет времени и средств заниматься такими «мелочами» как профилактика преступлений на сексуальной почве. Брекзит начисто съест их энергию и благородные порывы. Это касается не только борьбы с преступностью. Все обещания консерваторов в социальной сфере рискуют остаться лишь предвыборным «шумом».

Кто-то наверняка упрекнет меня в том, что британские власти я прикладываю зря. Можно, мол, написать куда более пронзительный текст, копаясь в российской или американской статистике. Это так. Но мы живем в этой стране, и в этом городе наши дети каждый день выходят в улицы, а мы волнуемся и ждем от них сообщения, что все в порядке. Начиная эту колонку, я написал, что эта история не имеет отношения к Рождеству. Неправда. Она, напротив, очень своевременная. В Британии начинается сезон новогодних вечеринок, когда слишком много алкоголя и соблазнов. Веселитесь, но не теряйте голову и бдительность. Тем более что на полицию, как показывает статистика, лучше особо не надеяться.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: