Ольга Орленко, наш человек во власти английской деревни

Ольга Орленко с семьей 16 лет живет в английской деревне Уэллоу. Из них последние полгода она работает клерком в Приходском совете и отвечает за бюджетные расходы этой деревни. Не могу поручиться, но думаю, что Ольга — единственный русский человек в Великобритании, который занимает такую должность в органе местного самоуправления. Разумеется, я не могла не познакомиться.

«Ты сумасшедшая, они все ксенофобы, тебе никогда не дадут здесь работать, даже не думай!» — сказал Ольге Орленко ее муж Уильям. Но Ольга все же подала заявление на замещение должности клерка Приходского совета деревни Уэллоу и работает в этой должности уже почти полгода.

Правда, взяли Ольгу не сразу, потому что у нее не было опыта работы с финансами. А это очень важно: клерк Приходского совета — это не секретарь, он не только организует работу совета, через него еще проходят все финансовые операции этого органа местного самоуправления, все оплаты из местного бюджета. Полностью должность так и называется: «клерк Приходского совета и работник, ответственный за финансы».

Ольга Орленко в прошлом педагог, поэтому работе с финансами ей пришлось поучиться. За полгода она закончила бухгалтерские курсы, а к тому времени как раз освободилось место клерка в Приходском Совете ее деревни. Работы было много — предыдущий клерк сильно запустил дела, пришлось разгребать.

— Проворовался? — спросила я, прожившая много лет в России.

— Нет, что вы! Это совершенно невозможно. Начать с того, что все денежные переводы требуют трех подписей. Но и вообще, это даже в голову не может прийти, здесь это совершенно исключено!

Члены совета — местные жители, все их знают в лицо.

Откуда деньги у деревни Уэллоу

Приходской совет деревни Уэллоу — это местное самоуправление, самая первая ступень демократического устройства и даже, в каком-то смысле, самая демократическая ее ступень. Совет представляет интересы жителей деревни, его члены доводят их требования, пожелания и жалобы до Окружного совета и Совета графства. Это совершенно автономный орган, он не встроен в государственную власть и не подчиняется советам высшего звена. У Приходского совета собственный бюджет, которым он распоряжается по своему разумению. Бюджет составляется при участии жителей (ежемесячные заседания совета открыты для всех), а потом этот документ отправляется в Совет графства, где определяется сумма ежегодного налога, который платят все жители графства. В общей сумме налога, идущего на разные расходы графства, такие как пожарные службы, полиция, школы, социальная помощь старикам, учитываются и потребности непосредственно приходских советов — содержание дорог, безопасность, экология. Приходской совет деревни Уэллоу еще доплачивает из бюджета кое-какие деньги местному продуктовому магазинчику, чтобы тот не закрылся, потому что он — сердце деревни: туда приходят не только купить пакет молока или буханку хлеба, но и просто пообщаться. Все это подробно расписано в ежегодном счете, который получает каждый житель.

Я посмотрела свой и увидела, что Приходской совет моей деревни в прошлом году запросил предоставить ему из общего бюджета 11 000 фунтов. От общей суммы налога, который я заплатила в прошлом году Совету графства, налог в Приходской совет составляет 2,7%. В этом году, наверное, налоги поднимут — жизнь дорожает. Нас об этом, конечно, известят.

Ольга рассказывает, как готовится местный бюджет: «Каждый декабрь мы делаем бюджет на следующий год и отправляем в Окружной совет запрос. Мы пишем, какие у нас планы и сколько нам нужно денег. На этот год у нас получилось увеличение на 10% по сравнению с прошлым. Когда Окружной совет это одобрит, в общую сумму налога графства отдельной строкой они включат сумму местного налога». Какие-то расходы совет оплачивает не из бюджета деревни, а собирая деньги или за счет грантов. Таким образом, например, была построена детская площадка, из собранных пожертвований оплачивается автобус для пенсионеров.

Как птицемлечник пиренейский помешал строительству

Ольга Орленко — единственный человек в Приходском совете Уэллоу, который получает зарплату, ее оклад тоже заложен в бюджет. Остальные члены совета деревни — их 9 человек — работают на общественных началах. «Они рассуждают так, — объясняет Ольга. — Если мы не будем делать что-то для своей деревни, молодежь отсюда уедет, молодые семьи исчезнут, и деревня просто умрет! Мы здесь живем, мы не можем это допустить».

Возраст членов совета — 50-60 лет. Есть такие, у кого маленькие дети, но в основном это люди более взрослые. Для них это еще и социальная жизнь. «Каждый член совета отвечает за ту или иную сферу: кто-то — за дороги, кто-то — за безопасность и здоровье, есть человек, отвечающий за экологию. Сразу три человека отвечают за выдачу разрешений на строительство и перестройку домов в деревне. Это важная функция совета, правда, в деле выдачи разрешений у него консультативная роль.

— Если кто-то хочет строиться у себя на земле или перестраивать собственное помещение, Областной совет присылает нам письмо: мол, такой-то обратился с просьбой о строительстве/перестройке, дайте нам заключение, — объясняет Ольга. — Члены нашего совета идут и смотрят, не нарушает ли будущее строительство эстетических норм — не будет ли оно, например, слишком высоким по сравнению с другим строениям в деревне. И не будет ли слишком много света в этом помещении. Потому что если это амбар, например, то он не должен быть чересчур освещенным.

— Почему это?

— У нас в деревне такая политика: ночью не должно быть никакого света, например, на улицах у нас в деревне нет фонарей. Мы сделали это, чтобы деревня оставалось деревней, чтобы она не превращалась город. Это хорошо для птиц, для животных. Ночью должно быть темно.

Да, в обязанности Приходского совета входит забота не только о людях, но и о животных.

— Владелец здания, которое он собирается перестроить, должен предоставить заключение эксперта о том, что в помещении не живут летучие мыши или совы, — продолжает Ольга. — Эти животные находятся под охраной. А недавно наши депутаты отказали в разрешении на строительство на основании того, что строить собирались там, где растет редкое растение птицемлечник пиренейский. Он, кстати, съедобный, мы его едим. Но вот уничтожать плантацию нельзя.

Мне это напомнило историю о том, как дядя моего английского мужа хотел выкопать в своем поместье пруд, чтобы ловить на старости лет рыбу. Ему не позволили, потому что это нарушило бы экологический баланс окружающей среды. Это было еще в прошлом веке, когда вопрос об охране окружающей среды не стоял так остро, как сегодня.

Ольге и ее мужу вскоре тоже предстоит пройти процедуру получения разрешения на перестройку амбара на их участке, но она не знает, как это будет обставлено на заседании совета. Дело в том, что во время обсуждения вопроса, связанного с интересами одного из членов совета, он, как и в «большом парламенте», должен заявить о конфликте интересов и на время обсуждения покинуть комнату заседания. Ольга — не член совета, но конфликт интересов налицо. Покинуть собрание она не может — ей по должности положено записывать и фиксировать все, что там происходит. Это дилемма. Как быть, она пока не знает, но какой-то выход наверняка будет найден, консенсус, через который и решаются все вопросы на совете, отыщется.

Почему не надо стричь траву на обочинах дорог

Обязанности клерка Приходского совета четко прописаны. «Я ничего не решаю, решают члены совета, а я записываю, что они решают. Фиксирую и отвечаю за написанное, — рассказывает Ольга. — По закону, за три дня до заседания совета (они обычно происходят раз в месяц) я должна вывешивать объявление и опубликовать на сайте повестку заседания. Я напоминаю депутатам, что они должны присутствовать, и приглашаю всех жителей деревни, которые хотят посетить совет. Пресса тоже может прийти, заседания всегда открытые. Каждый житель деревни может выступить на совете, рассказать о проблемах, предложить решение. Например, сказать, где, по его мнению, какие неполадки, может, где ямы на дорогах (у нас, правда, за этим следит дворник, работу которого мы оплачиваем из своего бюджета). Ну, и конечно, проплата всех расходов и финансовый отчет тоже на мне».

Клерк никак не может влиять на решения совета — в описании обязанностей клерка четко сказано, что он должен соблюдать нейтралитет. Но у Ольги есть идеи, которые она хотела бы воплотить, не нарушая этикета и не вмешиваясь в работу экологической комиссии совета.

— Я хочу продвинуть идею rewilding, вернуть природу природе. В Англии очень много стриженых газонов, все слишком «ухоженное». Я постепенно готовлю нашего депутата, который отвечает за работу по предотвращению изменения климата, и хочу поставить на повестку следующего заседания вопрос о стрижке травы на обочинах. Я хотела бы, чтобы перестали регулярно стричь обочины дорог весной и летом, потому что это мешает самосеву диких трав и цветов. Я знаю, что в других деревнях это делать прекратили, и все зацвело. Один из важных аргументов — экономия бюджетных расходов, другой — снижение уровня выхлопов от дизельных двигателей тракторов, которые стригут обочины. Я знаю, что мне надо очень осторожно действовать, потому что многим это не понравится. Я буду все делать постепенно. В нашей деревне, как и в любой английской деревне, не любят изменений и новшеств. Люди консервативны. Требуются годы, чтобы что-то изменить.

Несмотря на консервативность деревенских жителей, не так давно в Уэллоу произошла революция. По инициативе Приходского совета был проведен референдум о строительстве теннисных кортов. Жители разделились на сторонников и противников. Но в результате референдума сторонники сломили сопротивление деревенских консерваторов, и теннисные корты были построены. Не за счет местного бюджета, стоит заметить, а на грант от Теннисной ассоциации. Теперь там уже и поле для крикета, и петанк, и детская площадка.

Кстати о референдумах и прочих демократических процедурах. Члены местных советов обязаны соблюдать нейтралитет и никак не выказывать своих политических предпочтений.

— Накануне последних парламентских выборов в декабре нам всем пришел email из Окружного совета, в котором говорилось, что мы не должны обсуждать никакие политические вопросы. Ни в социальных сетях, ни на заседаниях, нигде. Не должны ни на кого оказывать влияния. Я вообще заметила, что в деревне не особо обсуждали и «Брекзит». В обычной жизни говорить о политике здесь не принято. Все очень осторожны. Я знаю это даже по школе, в которой учатся дети. Политика вслух не обсуждается.

А вы откуда?

Муж Ольги Уильям оказался не прав. Ольгу в совете уважают, и никто ей работать не мешает. Более того, Приходской совет оплатил ей курсы повышения квалификации. По окончании курсов она получит диплом администратора местного совета. После 16 лет жизни в деревне Ольга чувствует себя местной.

Как-то, когда она только начала работать в совете, ее спросили: вы откуда? Ольга поняла, что стояло за вопросом, но ответила: а я отсюда, живу в этой деревне.

— Я считаю себя местной, мое прошлое и будущее здесь, я живу здесь, мои дети здесь родились. Хотя в Россию я приезжаю с удовольствием, но только на неделю. Через неделю я уже хочу домой. Да, здесь я дома.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: