События

Долин, Драгунский, Цыпкин и Патракова. Дневник Arbuzz J-Fest

Как прилежные ученики мы посетили добрую треть лекций Arbuzz J-Fest. В нашем расписании уместились уроки кинообозревателя Антона Долина о том, как смотреть кино (не все умеют, оказывается), признания героя «Денискиных рассказов» Дениса Драгунского, изучение мира абстрактного искусства с Юлией Патраковой и вольный рассказ о себе Александра Цыпкина. Предлагаем наши конспекты — списывайте, но так, чтобы учитель не заметил.

Антон Долин. Как смотреть кино

Антона Долина представлять не надо — главный редактор журнала «Искусство кино», кинокритик «Медузы» и «Вечернего Урганта» регулярно публикует точные и чуткие рецензии, а потому его лекция «Как смотреть кино» собрала полный зал. На удивление в лекции совершенно отсутствовал снобизм критика, который, например, Мартин Скорсезе высказывал в отношении фильмов «Марвел». Зато были практичные советы.

Главное, что, говорит Долин, нужно знать о просмотре кино: ощущения от просмотра напрямую зависят от того, удалось ли зрителю вступить в диалог с фильмом. 99% разочарований в кино происходят из-за нежелания зрителя понять, зачем он его смотрит.

Многие заявляют, что хотели бы посмотреть фильм Годара, в то время как на самом деле им хочется включить “Трансформеры-2”.  А потом говорят, что Годар уже не тот, хотя он-то совсем ни при чем.

Отдельный и очень большой вопрос – как смотреть кино. Вот три совета на эту тему.

  1. Смотрите кино в том формате, для которого он был создан. То есть сериалы и фильмы для Netflix можно посмотреть и дома, а вот собственно кино обязательно смотреть в кинотеатре.
  2. Никакого дубляжа — только оригинальная озвучка. Дубляж никогда не делает фильм лучше. «Помните, как испанская пенсионерка восстановила икону с Иисусом? Ей тоже казалось, что она делает картину лучше».
  3. Не смотрите пиратское кино. «С ростом пиратства резко упали бюджеты на арт-кино, — рассказал Долин. — Покупая билет, вы кормите и поощряете людей, которые занимаются кино. Другой бонус: если вы включили пиратский фильм дома, вы его выключите минут через пятнадцать и подумаете, что режиссер — дурак. А если вы пойдете на тот же фильм в кинотеатр, вы отсидите все положенные полтора часа. К тому времени ваше мнение может и поменяться».

Денис Драгунский. Прототип и герой: каково быть прототипом «Денискиных рассказов»

Тайна раскрыта: все сюжеты о Дениске были выдуманы. У всех героев были свои прототипы, но только кашу никто прохожим на голову не выливал. Правдивым из всех знаменитых «Денискиных рассказов» был только рассказ о третьем месте на соревнованиях по плаванию в стиле баттерфляй.

Дениска из «Денискиных рассказов» вырос в писателя и журналиста. И, конечно, ему приходилось не раз слышать упоминание его книжного прошлого. Особенно в контексте «хороший был мальчик Дениска, и какой либеральный гад из него вырос…». Можете поискать книги Драгунского в интернете, а мы приведем его исторический анекдот – о героях и их прототипах.

Как-то раз Юрий Олеша выходил из ресторана «Националь», будучи в легком подпитии. На выходе он увидел мужчину в черном костюме, и крикнул ему:
– Швейцар, такси!

– Я не швейцар, я адмирал! – возмутился мужчина.

– Тогда катер!

Как рассказал Драгунский, юмористический очерк написал Михаил Веллер. Только вместо Юрия Олеши, дебошира и смутьяна, приписал ее Михаилу Светлову – человеку на редкость чуткому и интеллигентному. Мораль: не стоит доверять историям о героях с реальными прототипами.

Юлия Патракова. Марк Ротко. Страсть и цвет

Марк Ротко писал в жанре «абстрактный экспрессионизм». Самые знаменитые его полотна состоят из размытых прямоугольников. Его работа «Фиолетовое, зеленое и красное» была продана за $186 млн – пятая в списке самых дорогих картин за всю историю аукционов. Выглядит она вот так:

Страсть и цвет

Озадачены? Мы тоже. Однако Юлии Петраковой удалось с легкостью развеять наши необоснованные сомнения. Не будем пересказывать его биографию, хоть Юлия обрисовала ее крайне живо. Расскажем только, как надо его понимать.

Как надо понимать Ротко: инструкция Юлии Патраковой:

  • когда-то он писал в дневнике: «Я хочу возвести живопись в то, чем для людей является музыка». Если музыка воздействует на зрителя мелодией, фактурами и тембром, то живопись воздействует цветом и формой. Именно ими он и пользуется;
  • его картины, по его же словам, выражают три вещи: трагедию, экстаз и смерть;
  • есть четкая инструкция, как должны располагаться его полотна и как их нужно смотреть. Они должны висеть неподалеку друг от друга, поскольку Ротко считал, что в одиночку картина умирает. Низ картины должен располагаться в 40 сантиметрах от пола, а зритель должен стоять на расстоянии локтя, чтобы обеспечить знакомству с картиной «интимность». Рам у картин быть не может;
  • Освещение и обстановка были критичны для Ротко. Он трижды заставлял архитекторов переделывать макет часовни в Хьюстоне, где планировалось вывесить его картины.

Благодаря одной истории девять картин Марка Ротко достались музею Tate Modern, где их можно найти и сейчас. Они висят там в порядке и оформлении, одобренном самим художником, так что можно не сомневаться, той ли стороной вниз она висит (и так ли вы ее поймете). Обязательно туда сходите.

Александр Цыпкин. Путь дилетанта

Путь дилетанта

Александр Цыпкин – дилетант в литературе. Об этом он признался сразу, чем тут же заслужил наше расположение. Он перешел в писатели из пиар-менеджмента, и хуже бэкграунд для писателя в глазах общественности может быть «только у депутатов и гаишников», признался он.

Рассказы он писал, чтобы охарактеризовать свои амплуа – по-хорошему беспринципного хулигана, воспитанного питерского парня, мужчину с большим сердцем и профессионала. Потянулись репосты, текстов стало больше. Их пришлось собирать в книги, а потом переписывать в сценарии, а потом зачитывать вместе с ведущими российскими актерами на «БеспринцЫпных чтениях»… Этот успех Александр называет победой дилетантизма и признается честно, что такая популярность говорит о девальвации искусства, каким мы его знаем. А с другой стороны – дает возможность прославиться, от которой грех отказываться.

Цыпкин воспользовался шансом, чего советует и нам. Мы бы хотели, конечно, услышать более практичные советы. Пока мы услышали только один – чтобы повторить путь Цыпкина, нужно быть самим Цыпкиным. А это, как мы знаем, невозможно – если вы не Цыпкин, конечно.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: