Интересно

Соль и перец английского юмора: чему учат на курсах стендапа

Можно ли научиться шутить? А шутить как англичане? В чем вообще соль английского юмора, есть ли в нем запретные темы и куда, собственно, идти, чтобы его услышать? Сейчас все узнаете.

Продакт-менеджер (и один из экспертов конкурса ZIMA Startup) Елизавета Маслакова записалась на курс стендапа, когда после переезда в Лондон почувствовала себя не совсем в своей тарелке. Через пять недель курса ее английский заметно улучшился, она научилась рассказывать о себе ровно столько, сколько следует, ей стало гораздо легче заниматься продажами, у нее появилось новое увлечение (Лиза периодически выступает на сцене) и расширился круг знакомств. Ну и в целом вернулась уверенность в себе, растерявшаяся было после переезда.
Словом, оказывается, курс стендапа можно смело рекомендовать тем, у кого есть похожие запросы. Но ZIMA попросила Оксану Мигунову, основательницу театрального фейсбук-сообщества #КакМнеТеатрвЛондоне, встретиться с Елизаветой Маслаковой, чтобы расспросить ее о другом: можно ли научиться шутить?

Теория шутки

— Ну так что, можно научиться шутить?
— Мне кажется, можно. Нам давали много теории. Когда разбираешь шутки, то понимаешь, как они устроены и как действуют. Нам рассказывали, как вести себя, если ты начинающий комик. Например, когда тебя еще никто не знает, лучше выбирать более безопасные темы. А если уж рассказываешь что-то «на грани», то делай это в конце выступления — чтобы аудитория успела проникнуться к тебе симпатией. Есть и другие хитрости, иногда странные. Вот, скажем, оказывается — это подтверждается статистикой, — что люди чаще смеются, если шутка заканчивается словом на «к». Корова, например, или кока-кола. Никто не знает почему, но это так.

— Забавно. А вас учили тому, как «сделать смешно»? И что это вообще такое — «смешно»?
— Нас учили структуре шутки. В шутке есть сетап и панчлайн. Сeтап — это вводная часть. Она нужна, чтобы погрузить человека в ситуацию. А панчлайн — это ударная строка в конце, которая в сочетании с сетапом делает шутку смешной и удивляет зрителя.
Ceтапы и панчлайны есть практически всегда. А дальше есть варианты. Программа может быть построена на коротких сетапах и коротких панчлайнах, которые между собой могут быть мало связаны. Таких комиков называют однострочниками. Пример — американский комик Энтони Джесельник. Стендап-выступление также может базироваться на какой-то одной истории (жанр «рассказчик историй») или на нескольких связанных между собой темах (жанр «наблюдение»). В этом случае сетапы подлиннее, а панчлайны всегда короткие, с главным словом в самом конце.

— Британский комик Рикки Джервейс  — из наблюдателей?
— Да. Еще есть стендаперы, которые играют на особенностях своего сценического персонажа. За ними просто интересно наблюдать. А есть кто вообще не вызывают смеха как такового, они просто создают веселое настроение.

Терапевтическая миссис Мейзел

— Нас учили, что не обязательно каждым предложением пытаться вызвать смех. Но в каждом предложении надо быть интересным. Чтобы твоя личность, твоя жизнь вызывала желание слушать тебя, пусть даже и понятно, что она приукрашена. И это полезный совет, так как многие начинающие комики стараются шутить слишком много или пытаются открыть глаза на Самую Главную Истину о Жизни. При этом у них редко хватает опыта, и получается скучно и неловко.

—  Миссис Мейзел из популярного сериала The Marvelous Mrs. Maisel — она кто в этом табеле о рангах?
— Она «наблюдатель». У нее очень длинные сетапы, или введения в ситуации. И есть панчлайны. В целом у нее очень классическая структура стендапа. Ну и зрители узнают себя в ее героине. Людям очень смешно, когда они могут себя соотнести с персонажем на сцене.  Особенно — когда этот персонаж делится какими-то болезненными моментами своей жизни, через который зрители тоже проходили. Получается терапевтический эффект.

Британский стиль «вокруг да около»

— Есть ли какая-то специфика именно британского стендапа? В отличие его от американского или, скажем, российского?
— От российского отличается очень. Я бы не смогла выступать в России, потому что обучалась по западном стандарту. В России тот же КВН, из которого выросли все юмористические программы, в том числе Comedy Club, построены на сценках, музыкальных номерах или импровизации. Но в России появляются и стендаперы классического западного толка — например, Александр Долгополов (в январе уехал из России из-за начавшихся правоохранительными органами проверок его выступлений после заявления одного из зрителей об оскорблении его религиозных чувств. — ZIMA).
Отличия от американского стендапа тоже есть, но не такие кардинальные. Я бы сказала, что американцы более прямолинейные, шутят гораздо интенсивнее и, на мой вкус, иногда слишком в лоб. В этом смысле любимая стратегия британцев ходить вокруг да около и не говорить ничего конкретно в юморе очень играет им на руку.

Смех с секундомером

— Ты пошла на курс стендапа в первую очередь для того, чтобы чувствовать себя уверенно в обмене колкостями с коллегами. Но ведь знаменитый английский юмор, который британцы используют в жизни, он же, наверное, иного рода, чем шутки со сцены. Можно ли применить теорию и практику стендапа в реальной жизни, в разговорах у офисного кулера или в пабе с коллегами?
— Я про это много думала. Напрямую — сложно. Но курсы мне точно помогли выходить на большую аудиторию и говорить со сцены — о разном, но, в конечном счете, о себе. Да еще и на английском языке. 

Я быстро поняла, что любые неудачи на сцене полезны. После них никакие раунды переговоров или рабочие интервью уже не страшны. И еще, когда много пишешь для сцены, по-другому затачивается мозг. Появляется языковое чутье, понимание местного культурного кода.

— То есть все шутки написаны заранее, так?
— Да, все, о чем стендаперы говорят со сцены, обычно сначала написано ими дома. Бывают, конечно, импровизации, но это часто плохо заканчивается. Исключение — MC, конферансье на стендап-вечерах. Они разогревают публику в начале и во второй половине вечера и иногда встревают между выступлениями. Они говорят с аудиторией, шутят с ней. Это импровизации, хотя и у MC тоже есть свои заготовки.
В целом, отвечу так на твой вопрос про применимость теории стендапа в обычной жизни: англичанам как никому свойственна самоирония. При этом они умеют шутить над собой, ничуть не принижая себя. Это сложно. Я, конечно, не стала мастером, но благодаря стендапу научилась в каких-то ситуациях про себя шутить.

 


Где смотреть стендапы
Все комики начинают с «открытых микрофонов». Такие вечера проходят в пабах, в очень темных комнатах, потому что никто не любит видеть лица зрителей. За один вечер могут выступить до двадцати комиков, каждый номер длится примерно по пять минут. Скажем честно: хорошо если трое из двадцати будут смешными. Зато для публики это бесплатное развлечение. Среди таких «микрофонов» если несколько хороших — могу рекомендовать Funny Feckers, Comedy Virgins и G&B Comedy.
Более опытных, профессиональных комиков стоит искать в специализированных клубах. Это Comedy Store и Top Secret Comedy Club. На их выступления уже надо покупать билеты — от 10 фунтов.
Примерно за те же деньги можно отловить билет и на комиков рангом повыше, если попасть на их выступления в жанре «рабочий процесс». Например, во время театрального фестиваля Vaults в феврале или в марте, или в клубах Bill Murray или Angel. Это действительно рабочий процесс создания стендап-шоу, во время которого комики проверяют свои шутки на публике. Они часто записывают свое выступление, чтобы потом «вычистить» то, что не зашло. Затем они обкатывают программу на Эдинбургском театральном фестивале, после чего уже готовы гастролировать.
Наконец, следующий уровень — это уже собственно шоу этих самых комиков в названных местах и в других, включая большие стадионы, такие как The O2 Arena и театр Apollo. В Apollo, кстати, снимают шоу LIVE AT THE APOLLO, и вы можете попасть бесплатно на выступление отличных комиков, если придете в качестве гостя на запись программы. Записаться можно на сайте SRO Audiences.


 О чем шутить изволите?

— Мы говорили про стили шуток со сцены. А есть ли специализация у самих комиков? Например, кто-то выступает с «женским вопросом», кто-то шутит про политику.
— Когда ты подаешь заявку на выступление в клубе, тебя обычно так и спрашивают: что шутите? Ты должен указать свой стиль (однострочник, рассказчик историй, наблюдатель) и свои темы. Я свое выступление описываю так: «Саркастическое. Наблюдения. Шутки про русских и семью».
Часто люди шутят про себя, потому что надо рассказывать о том, что понимаешь и что пережил.  В Лондоне выступает одна девушка, которая очень смешно рассказывает, как она потеряла ногу и как ей живется теперь с одной. А конкурсы стендаперов «Открытый микрофон» — это вообще сборища людей всех мастей: инвалиды, трансвеститы, самые разные национальности, сексуальные предпочтения и любые комбинации всех этих факторов. Например, может быть комик — ирландец, который одновременно трансвестит и инвалид. У каждого своя уникальная специализация, про которую он и рассказывает.

Сложнее всего с темами для шуток про себя обычным белым мужчинам из среднего класса. Со мной такой один учился, и ему преподаватели сразу сказали: «Чувак, у тебя проблема». В итоге он стал однострочником и в своих выступлениях вообще никак не касается социальных тем.

Ничего святого

— Самый главный вопрос: про что можно здесь шутить, а про что нельзя. В одном из выступлений комик Джимми Карр сказал: ты можешь шутить про инвалидов, но только если ты инвалид, про черных — если ты черный, ну и так далее. Это так?
— Конечно. Ты можешь посмеиваться над каким-то меньшинством, если ты сам к нему принадлежишь, потому что таким образом ты как бы делишься своим опытом. Если ты шутишь про меньшинство, к которому не принадлежишь, можно быстро скатиться в шутки над людьми — злые, а не веселые. Так тоже можно добиться смеха аудитории, но это очень дешевый прием, так не принято.
Но, скажем, никто не стесняется шутить про русских, потому что русские — это не меньшинство. Да, гражданских прав в России гораздо меньше, чем в Европе, но никто не воспринимает нас как подавляемое меньшинство, которое надо жалеть.
И еще интересно, что всегда в зале оказываются белые гетеросексуалы из среднего класса, которые больше всех обижаются на шутки про цветных, про гомосексуалистов или про людей из нижнего сословия. Всегда! Хотя часто сами «объекты шуток» говорят: «Ребята, а вы почему сейчас за нас обиделись? Пардон, мы сами разберемся с нашим контекстом».
Но вообще, открою секрет, главное правило такое: ты можешь шутить вообще про что угодно, в том числе про лесбиянок, не будучи лесбиянкой. Запретных тем нет. При условии что это смешно, умно и по-доброму.

— Неужели вообще ничего святого?
— Мой любимый комик шотландец Даниэль Слосс в одном из стендапов рассказывает про инвалидность своей младшей сестры и ее смерть. И делает это смешно и по-доброму. Нет ничего святого. Можно шутить про Холокост. Можно шутить про смерть. Можно шутить вообще про все.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: