Актуально

Маша Слоним про локдаун в деревне

В своей колонке журналист и постоянный автор ZIMA Magazine Маша Слоним рассказывает о том, как проходит локдаун в деревне.

Правительства некоторых стран уже ослабили или собираются вскоре ослабить карантинные меры, но в Великобритании, которая ввела локдаун позже других, пока таких планов нет. Между тем, локдаун в Великобритании длится уже больше месяца, и в стране, особенно в городах, наблюдается усталость от ограничений, установленных карантином.

Лондонский Кингс Колледж проанализировал данные опроса Ipsos MORI, из которого выяснилось, что по тому, как британцы относятся к «локдауну», можно выделить три группы: те, кто принимают новые условия жизни при карантине – таких почти половина опрошенных (48%) , «страдальцы» (44% — мучаются из-за ограничений), а 9% — «сопротивленцы» — они категорически против навязанным им изменений.

Большинство «сопротивленцев» — молодежь, а мужчины в этой группе составляют больше половины.

В группе «страдальцев» почти все жалуются на депрессию, а у шестерых из десяти — бессонница.

В анализе собранных данных ничего не говорится о том, где проводились опросы — в городах или среди сельского населения. Мне кажется, что результаты были бы разными в городе и в деревне. Горожанам, особенно тем, кто живет в квартире и не имеет возможности дойти пешком до парка, особенно тяжело. Непривычно и депрессивно видеть, наверное, свой город, буквально закрытый на карантин — без городской суеты и обычного движения, без открытых кафе и ресторанов. Среди сельских жителей, думаю, больше тех, кто принимает условия, в которых мы все оказались.

По себе и по друзьям, которые живут в деревне, в собственном доме, да еще и с садом, в окружении прекрасной весенней природы, могу сказать, что карантин пока обходится с нами по-доброму. Здесь никто не следит за тем, где и как ты гуляешь, сколько времени ты проводишь на свежем воздухе, а вокруг тебя — прекрасная «наружа». Я не помню, чтобы я столько каталась на велосипеде по нашим «лейнс» — узким дорогам, на которых сейчас можно встретить главным образом тракторы — фермеры продолжают работать, у них сейчас самое напряженное время, весна. А там, где раньше сновали машины, теперь мне навстречу едут другие велосипедисты.

Фото: flickr

Я не припомню, чтобы я встречала стольких жителей нашей деревни, гуляющих пешком, целыми семьями с детьми и собаками. Раньше в «мирное время» мы приветствовали друг друга, заруливая в «карманы» и уступая дорогу там, где двум машинам не разъехаться. Мы махали друг другу из своих автомобилей, и этим наше общение ограничивалось.

Сейчас, сохраняя «социальную дистанцию», мы стали как будто ближе. Улыбки и приветствия сделались теплее, они уже не просто дань вежливости, а вполне искренние, как будто мы друг другу говорим: «мы вместе, мы солидарны перед этой бедой!»

Впервые я увидела соседей, собирающихся «на завалинке». В теплые апрельские дни жители нескольких домов (там и семьи, и просто соседи) стали выносить стулья на небольшую площадку перед домами и весело общаться. Кто-то сидит с тарелкой еды, кто-то с чашкой чая или кофе, но ни пива, ни более крепкого алкоголя я, впрочем, не заметила. Они приветливо, и, как мне кажется, тепло мне машут, когда я проезжаю мимо на велосипеде, и у меня даже появляется желание к ним присоединиться. Раньше, честно говоря, я местных жителей немного побаивалась. Да и они меня, конечно же, считали «чужаком». Здесь, в сельской местности, вообще, при том, что все обычно очень обходительны и вежливы, любого, кто не родился и не вырос в деревне, «своим» не считают. Но сейчас что-то и стало заметно меняться. И вполне возможно, в следующий раз, проезжая мимо соседей, я к ним и присоединюсь. Соблюдая, конечно, социальную дистанцию.

C первых дней локдауна в деревне была организована помощь всем — свой ты или «новенький». Я получила букетик цветов и карточку с телефонами священника и администратора нашей церкви с приглашением не стесняться и звонить, если нужна помощь.

Фото: flickr

Я держу в руках свежий, майский номер нашего деревенского журнальчика «Лаппитт Пэкет», который выходит здесь уже несколько десятков лет. Он тоже полон полезной информации о том, как и где можно найти помощь, телефоны доставщиков продуктов для тех, кто не может ездить в магазин.

Вообще, этот журнал — местный феномен. Его героически продолжают издавать и печатать на бумаге деревенские энтузиасты. «Почему до сих журнал печатается на бумаге, ведь можно перейти на онлайн?», — спросила я Перл, одну из распространительниц журнала, когда она мне сообщила, что положила в мой почтовый ящик апрельский номер. Плохо же я знаю свою деревню! Оказывается, многие жители деревни вообще не пользуются Интернетом. И  действительно, у нас много долгожителей, есть и 90 и 96-летние, им Интернет освоить трудно, хотя некоторые из них до сих пор водят машину.

Зато Местный Совет проводит теперь ежемесячные виртуальные заседания, а отчеты о том, что обсуждалось и что постановили печатаются в нашем журнальчике.

Церковь с начала локдауна закрыта, но, как я узнала из последнего номера «Лаппитт Пэкет», службы можно послушать онлайн, а для тех, кто не пользуется интернетом, есть специальный телефонный номер, позвонив по которому можно услышать проповедь священницы Джейн или воскресную службу.

Ночью церковную службу продвинутые жители деревни могут увидеть и услышать через ZOOM.

И в заключение, о «чужаках»-нарушителях локдауна. На последнем заседании Совета обсуждалась жалоба кого-то из местных жителей на посторонних, которые приезжают на машинах, чтобы гулять по нашим просторам.

«Увы, — ответили члены Совета, хоть это и нарушение условий локдауна, мы ничего не можем сделать, потому что это не наше дело, а дело полиции. Только полиция может принять против них меры».

За все время карантина я не видела ни одного полицейского или полицейской машины в наших сельских краях.

 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: