Актуально

Маша Слоним в защиту NHS

В своей новой колонке журналист и постоянный автор ZIMA Magazine Маша Слоним рассуждает о политике тори, необыкновенности британских медицинских сестер и выступает в защиту системы здравоохранения. 

Фото: Алексей Саломатов

В самый разгар заболеваний и смертей от коронавируса мне написал один из моих российских подписчиков с просьбой «найти блатную» клинику для пары его знакомых в Великобритании. Когда я спросила его, что он имеет в виду, он ответил: «Ну, где есть нормальные врачи». Я, если честно, онемела. Блатная клиника, это что? Как это перевести на английский. Нет, не на язык даже, а на английскую жизнь, на английские реалии?

Немножко неловко это повторять, потому что, как мне казалось, все знают про британскую систему здравоохранения, но, видимо, придется, если такие вопросы и запросы существуют.

В Великобритании с 1948 года существует общедоступная медицина. Систему NHS вскоре после войны, в 1948 году, ввело лейбористское правительство Этли. Это совершенно уникальная система, которой британцы гордятся уже 72 года, но в которой хронически не хватает денег. К слову сказать, общедоступная медицина оплачивается из налогов, которые мы платим, пока работаем.

Пользоваться бесплатным медицинским обслуживанием может любой человек, законно проживающий в Великобритании. Для тех, кто не имеет такого статуса или тех, кто хочет лежать в отдельной палате, существуют платные клиники, где работают, кстати, часто те же врачи, что и в системе NHS. С наступлением коронавируса на Британию, большинство частных клиник (как и гостиниц) используется NHS . «Всё для фронта, всё для победы!» Да, политики используют военную риторику и военные методы борьбы с эпидемией. И да, частные больницы, можно сказать, «реквизированы». Правда, не силой, а с согласия владельцев. Британская NHS (Система здравоохранения) к такому повороту, как пандемия готова не была. Как, впрочем, другие страны, но сейчас мы — о Великобритании.

Выступление Бориса Джонсона после выписки из больницы, который чуть ли не со слезами на глазах благодарил врачей и медсестер, спасших ему жизнь, мы все слушали. Тоже со слезами на глазах. И радовались не только за премьер-министра, но и за NHS — британскую систему здравоохранения, которая сейчас надрывается под тяжестью пандемии, но не сдается. Особенно радовались врачи, медсестры, нянечки, портеры. NHS, наконец, получит дополнительное финансирование!

Борис Джонсон выступил, как царь, готовый озолотить тех, кто его вылечил. И озолотит. Было бы несправедливо говорить, что NHS совсем не финансировалось. Конечно, с каждым годом расходы на здравоохранение росли, а как только замаячила угроза серьезной эпидемии коронавируса в Великобритании, правительство Джонсона объявило о щедрых, миллиардных вливаниях в NHS. Но за 10 лет политики жесткой экономии, которую проводило правительство консерваторов, NHS обеднело и поиздержалось.

Именно консерваторы сдерживали рост зарплат медсестер. Согласно Королевскому колледжу медицинских сестер, по индексу потребительских цен c тех пор, как правительство тори пришло к власти в 2010 году, их средняя зарплата упала на 8%. Именно поэтому в одной только Англии в системе здравоохранения существует 40 000 незаполненных вакансий на ставки медсестер.

В этом виноват и брексит, о котором как-то в последнее время подзабыли. Из-за решения о выходе из Европейского Союза и в связи с намерением правительства поднять ежегодную пошлину для всех иностранных работников, включая тех, кто приезжает из ЕС, с 400 до 625 фунтов стерлингов, многие просто уехали из страны.

В начале этого месяца правительство объявило, что для всех, кто находится на передовой в борьбе с коронавирусом автоматически будут бесплатно продлены сроки действия виз. Но тех медсестер, которые уехали, уже не вернуть. Борис Джонсон лично поблагодарил медсестру и медбрата, которые спасли ему жизнь, находясь рядом двое суток. Оба они иностранцы — Дженни Макги из Новой Зеландии и Луиш Питама из Португалии. Таких иностранных медицинских работников, врачей и медсестер-медбратьев в британских больницах, пока еще много. Только в Англии около 20% медперсонала — иностранцы.

Я горжусь тем, что живу в стране, где премьер-министр лежит в обычной больнице, куда может попасть любой. Я, как и Борис Джонсон, недавно лежала в больнице. Обычной больнице NHS. Это было в начале марта, когда здесь только заговорили о наступающей угрозе, и повод для госпитализации у меня был другой. Но я могу повторить вслед за премьер-министром благодарность медсестрам, которые за мной ухаживали.

Днем и ночью они вьются вокруг, пытаясь облегчить, помочь, поставить на ноги. Я не знаю, какими качествами надо обладать, чтобы посвятить свою жизнь этой профессии, но британские медсестры — необыкновенные. И когда я говорю «британские» я имею ввиду испанок, итальянок, филиппинок, португалок и полек, а не только англичанок, шотландок и ирландок.

Аби, Джемма, Джемайма, Анна, Клэр, Льона, Мария, Сю и Сюзан на ногах по 12 часов. Это было еще до того, как им пришлось надевать средства защиты. В день санитары и те же сестры, перевозя кровати из корпуса в корпус огромной больницы на КТ и рентген, делают по 15 километров! Я не видела ни одного лица без улыбки. Они радуются, когда у тебя все хорошо, первыми спешат сообщить тебе новость — операция назначена на завтра, сегодня тебя выпишут. Огорчаются и подбадривают, когда дела обстоят не очень хорошо. Одна нежная португалка, уходя рано утром после ночной смены, сказала: «Я надеюсь не увидеть вас, когда вернусь сюда вечером. В хорошем смысле!» И улыбнулась своей ослепительной улыбкой. Я тоже в хорошем смысле радовалась, что не увидела ее вечером, потому что меня днем все же выписали, но буду долго помнить ее доброту и профессионализм. Сейчас я думаю о ней и о других сестрах и врачах, которые, не щадя себя и рискуя жизнью, спасают больных во всех больницах NHS.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: