Люди

Тимур Артемьев в поисках вечной молодости

Сооснователь «Евросети», житель Суррея Тимур Артемьев уже более 15 лет занимается проблемами продления жизни. Точнее, как он сам говорит, — «поиском и созданием биотехнологий, способных сохранять нас абсолютно здоровыми до возраста 120 лет». К каким выводам он пришел?

Тимур Артемиев (Фото Катя Туркина)
Фото: Катя Туркина

Тимур Артемьев перебрался в Англию вынужденно, после того как в конце 2008-го против его партнера по «Евросети» Евгения Чичваркина началось уголовное преследование. Он вылетел в декабре того года из Праги в Лондон на встречу с Чичваркиным, который уже понимал, что находиться в России небезопасно, и с тех пор долго на родину не возвращался.

К жизни в Великобритании Тимур привык не сразу: сменив несколько квартир в Лондоне, он в итоге обосновался в Хаслмире (Суррей), одном из самых престижных графств Великобритании. Здесь он купил большой дом, который когда-то построил для себя английский поэт Альфред Теннисон, автор строчки «Бороться и искать, найти и не сдаваться», которую писатель Вениамин Каверин позже взял в качестве девиза для «Двух капитанов».

Тимур не стал заниматься ритейлом, как Чичваркин, открывший в Лондоне ресторан и винный бутик. Зато Артемьев продолжает то, что начинал делать еще в России, — инвестирует в проекты, связанные с биологией, медициной и продлением жизни.

 

С чего все началось

В январе 2003 года «Альфа Групп» предложила выкупить у нас «Евросеть» за $40 млн. Из них мои — двадцать. Мне 28 лет, у меня какой-то «Шевроле» или «Мерседес», квартира трехкомнатная, и я понимаю, что теперь обеспечен деньгами на 50 лет вперед, а, значит, я должен сделать что-то и для общества.

Первая мысль, наивная — менять законы. Я пошел в Государственную думу, но, слава богу, не победил на выборах, хотя набрал 22% в своем округе. Зато я увидел настоящий российский народ, избирателей.

И тогда я понял, что прекрасная Россия будущего — не в законах, она — в ментальности людей, которая должна измениться.

А это очень медленный процесс, уйдет 60 или 70 лет — только тогда я увижу свою идеальную Россию будущего, и меня это очень сильно расстроило. Значит, подумал я, надо суметь дожить до этой великой России, и, соответственно, надо придумать лекарство от старости.

Старость ведь представляется людям неизбежной, а все лекарства, которые создаются, — они не откладывают старость, а борются с болезнями, которые в старости возникают, и с дряхлостью.

Вначале я наивно думал, что можно переместиться в компьютер или клонировать себя. Но довольно быстро понял, что самый естественный способ — это разобраться в процессах старения и остановить их. И вот уже более 15 лет я этим занимаюсь.

 

Что сделано

Я инвестировал в три стартапа, связанных со здоровьем, и много лет поддерживаю лабораторию Евгения Нудлера в New York University, в которой было сделано несколько важных биологических открытий. Причем я даю лаборатории деньги без каких-либо условий. Это сильно отличается от системы грантов с их долгой процедурой согласования: пока соберешь все документы и получишь одобрение, первоначальная идея уже может устареть.

С моими деньгами все проще: пришла в голову ученым идея — они тут же купили оборудование и проверили. Не получилось, потратили $50 000 зря — ничего страшного, можно даже не испытывать чувства вины по этому поводу.

 

СТАРТАПЫ, В КОТОРЫЕ ИНВЕСТИРОВАЛ ТИМУР АРЬЕМЬЕВ:


Retrotope. Укрепленные полиненасыщенные жирные кислоты (омега-3 и др.) решают проблему оксидативного стресса, приостанавливают процессы дегенерации в клетках.

Viome. Точный анализ состава бактерий кишечника (микробиоты) и рекомендации по питанию.

MDSeq. Новые методы секвенирования ДНК (Maximum Depth Sequencing), нацеленные на работу с малыми количествами образца. Могут применяться для проверки эффективности лечения рака.


 

Где лежит ключ к остановке старения

Есть несколько направлений.

Для начала — всякая омолаживающая ерунда типа косметических средств. Это вообще не работает.

Люди в это верят, тратят большие деньги, но никакого омоложения на самом деле не происходит — это просто косметика.

Дальше есть фантазеры, которые утверждают, что они придумали эликсир молодости. Но они обычно не из науки и не понимают, о чем говорят. Еще есть скептики, которые утверждают, что омоложение невозможно. Но я считаю, что у них просто сознание ограничено теми возможностями, которые они видят непосредственно перед собой.

Дальше — пустое пространство, где никого нет. И если мы через это пространство перебегаем, то там оказываются люди, которые говорят, что надо правильно питаться, делать зарядку по утрам, социализироваться, во что-то верить (даже если в бога), нянчиться с внуками — и вот тогда тебе будет долгая и счастливая старость. И они на 99% правы: ведь самое практичное, что ты можешь сделать сегодня для долголетия, — это здоровый образ жизни.

Но та пустота, которая посередине, — очень сложная. Требуются усилия всего человечества, чтобы ее заполнить. Некий цивилизационный план.

 

Тимур Артемиев (Фото Катя Туркина)

 

Что нужно сделать

В науке о продлении жизни случился бы огромный прорыв, если была бы сделана модель клетки или бактерии in silico. То есть — гигантская компьютерная модель, которая повторяла бы абсолютно все химические события, происходящие в клетке.

Ни одна машина с такой задачей не справится, но ее может решить распределенная сеть — например, как в многопользовательской компьютерной игре: белки и другие молекулы «бегали» бы в ней как боты. Такая модель позволяла бы надежно тестировать любые биологические теории: загружаем одну, видим, что клетка умирает, другую — выживает, и при этом у нас есть бэклог и аналитика всех произошедших в клетке событий. Сейчас это целые направления в биологии — Modeling Biological Systems, математическая биология, Artificial Life.

Вторая большая задача — понять, как на уровне программы происходит управление процессами в живых клетках, в ДНК.

Если нам это откроется, мы сможем точно понять про человеческое старение — это программа или естественный износ, или и то и другое?

По моему мнению, это, скорее, программа. Но я могу ошибаться.

Еще одна вещь, которая сильно бы помогла, — что-то вроде «Википедии» по биологии старения. Информации очень много и становится все больше. Есть такой ресурс PubMed, и на нем уже больше 14 млн научных статей. Ни один человек не в состоянии прочитать это и увязать в своей голове. В этой области не может быть Гарри Каспарова — шахматы попроще будут. Поэтому я и говорю о цивилизационном плане — все это под силу только огромному количеству людей, объединившихся ради большой цели.

 

Про возможность радикального продления жизни

Я всем говорю, что мы либо последнее поколение, которое умрет от старости, либо первое, которое омолодится. Будут ли средства от старости стоить больших денег? Нет никаких оснований так считать. В органической химии нет ничего такого, производство чего нельзя было бы наладить недорого. Вопрос, скорее, политический: насколько такое средство окажется доступным? Ведь оно, по сути, уничтожит пенсионные программы всех государств мира.

 

Как сохранить себя

Главное — быть в ладах с самим собой, не жить в иллюзиях, четко понимать, что большинство ценностей или стандартов просто навязаны нам кем-то. Далее, знать свои слабости: перфекционизм, гурманство и т.д., по возможности, надо быть сдержанным. Знать свои страхи. Знать свои идеалы и иметь возможность ставить их под сомнение. Ментальное здоровье, безусловно, подразумевает психотерапию, но не только.

Вообще, ментальное здоровье включает в себя все остальное. Так человек отказывается от привычек: например, перестает пить.

Алкоголь — это сильный депрессант, он совершенно не нужен вам в 45 лет.

Вы перестаете себя стимулировать и начинаете жить своими реальными способностями: сколько у тебя есть сил без кофе, без чая, без сахара, столько и тратишь.

У меня пока не получается полностью: я сижу на шоколаде. Редко пью кофе и чай, стараюсь не есть сладкое, хотя в моменты стресса не выходит, не могу слезть с шоколада.

Я не бегаю, но с прошлой весны хожу по 10 000 шагов каждый день.

 

Больше, чем тело

Кстати, со временем мое понимание долголетия эволюционировало.

Теперь я не считаю идею выгрузить свой мозг на какие-то облачные сервера совсем безумной.

Трансгуманизм — это серьезно. Судя по темпам развития вычислительных мощностей и нейроинтерфейсов, рано или поздно это станет возможным. Тогда ко всей информации из моего сознания можно будет добавить инстинкт самосохранения — это то, что нас отличает от искусственного интеллекта. Потом я мог бы подключать органы чувств даже от других людей, хоть из Австралии, — само понятие личности, заключенной в теле, в таком случае размывается. И если моя личность будет как бы многотельна, тот факт, что тело № 1, в котором она родилась, постепенно дряхлеет, уже не будет иметь большого значения.

 

Тимур Артемиев (Фото Катя Туркина)

 

Если раньше я верил только в таблетку от старости, то теперь я понимаю, что могут появиться технологии, позволяющие достичь долголетия не обязательно в этом моем теле.

 


Материал был подготовлен совместно с Reminder
и впервые опубликован в журнале ZIMA #11, 2020.
Покупая печатную или pdf-копию журнала, вы оказываете
неоценимую поддержку нам в это кризисное время.

 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: