Актуально

Маша Слоним о казусе Доминика Каммингса

Скандал, вспыхнувший после того, как в конце прошлой недели несколько газет написали, что главный советник премьер-министра Бориса Джонсона Доминик Каммингс вскоре после введения локдауна совершил поездку в графство Дарем с больной женой и малолетним сыном, не утихает и вряд ли утихнет в скором времени. О казусе Доминика Каммингса рассуждает наш колумнист Маша Слоним.
Фото: Getty Images
Эта история имеет множество аспектов, она сложна, как и сама фигура ее героя — Доминика Каммингса. Доминик Каммингс редко появляется на публике (пресс-конференция в понедельник, когда он объяснял свои поступки, была исключением), но зрители фильма Brexit: The Uncivil War могли получить представление о нем по образу, который создал сыгравший нашего героя Бенедикт Камбербэтч.
Доминик Каммингс был главным политтехнологом Бориса Джонсона. Его считают архитектором победы «партии брекзетёров» на референдуме по выходу из ЕС, и — победы партии Тори во главе с Борисом Джонсоном на парламентских выборов.
Став премьер-министром, Борис Джонсон назначил Доминика Каммингса своим главным советником. Это не просто почетный приз за верную службу. Каммингс по существу стал очень влиятельной фигурой, чем-то вроде Главы Администрации кабинета министров, а, по мнению некоторых, серым кардиналом правительства. Доминик Каммингс — не только мастер успешных политических компаний, но и автор звонких лозунгов, которые сопровождают эти компании.
Считается, что слоган Stay at Home, Save Lives («Оставайтесь дома, спасайте жизни»), как и другие удачные слоганы, принадлежит перу Доминика Каммингса. И, вдруг, именно он нарушил первую заповедь карантина: подхватив больную жену и ребенка, умчался из дома на север, через всю Англию, проделав больше 420 километров, вместо того, чтобы оставаться дома!
Начнем с человеческого аспекта этой истории, тем более, именно к нему апеллировал Доминик Каммингс, рассказывая на пресс-конференции о причинах, побудивших его броситься на ферму к родителям в графство Дарем. Жена заболела, на руках четырехлетний сын, за которым в Лондоне, если он сам заболеет, смотреть будет некому, а недалеко от родительской фермы живет его сестра, которая, в случае чего, поможет. Да и Борис Джонсон, оправдывая своего помощника, сказал, что тот действовал, следуя отцовскому инстинкту. И еще один немаловажный факт: Доминик Каммингс рассказал, да и мы видели по телевидению, как его лондонский дом осаждают агрессивные пикетчики и толпы журналистов. Все это выглядело и впрямь отвратительно. Жить, а особенно болеть, в такой обстановке, конечно же, очень неприятно.
Борис Джонсон, отметая требования об отставке Каммингса, заявил, что тот действовал «ответственно, честно и в рамках закона».
Посмотрим на эту историю с юридической стороны. Нарушил ли главный помощник премьера букву, а главное, дух закона и установленные им самим правила карантина? Было бы интересно послушать в суде прения сторон о том, что является «чрезвычайной ситуацией» и «разумными причинами» (эти оговорки, прописанные в правилах, цитировал Доминик Каммингс, говоря о том, почему он решил нарушить предписание «Оставайтесь дома»).
Конечно, ни о каком суде речи быть не может. Даже если бы машину Каммингса  по дороге на север остановила полиция, ему грозил бы небольшой штраф и, возможно, указание возвращаться домой.
Но налицо этическая коллизия. Правительственный чиновник нарушает правила, выработанные его правительством, в то время, как остальной народ сидит по домам, подчиняясь этим правилам. Люди в локдауне не могли навестить своих родных и толком похоронить умерших. Что позволено Юпитеру, то не позволено быку? Этого в Великобритании не любят. Из-за подобных проколов ушли в отставку главный медицинский эксперт Шотландии и знаменитый эпидемиолог, работавший на правительство. Правда, причины у них были менее уважительные — Кэтрин Калдервуд пару раз съездила проведать свою дачу, а профессор Фергюсон пригласил к себе любовницу. Но тем не менее, noblesse oblige, положение обязывает.
Несколько неправдоподобно прозвучал рассказ Каммингса о том, как в солнечный Пасхальный день 12 апреля, когда еще действовали инструкции «сидеть дома», он с женой и ребенком съездил в городок в 50 км от фермы родителей, «чтобы перед возвращением в Лондон проверить зрение». Будто бы коронавирус, которым он переболел, действует на глаза. Ну а по дороге домой в тот день, они остановились у пролеска, потому что сын захотел в туалет, а заодно посидели на берегу речушки.
Неизвестно, рассказал бы об этом эпизоде Доминик, если бы кто-то из бдительных жителей красивого городка Барнард Кастл не сообщил журналистам о том, что видел гуляющих по улицам города Каммингсов. И мало кто верит в то, что человек проделывает 100 километров, ради проверки зрения.
По-человечески Доминика Каммингса можно понять. Не он один нарушил правила карантина. По опросам 29% признались, что делали это. Признаюсь, и я не всегда соблюдала локдаун. Но если мы, простые граждане, могли отделаться штрафом, то с государственного чиновника требуют больше, чем штраф. Он вообще может поплатиться своей карьерой или сильно «подставить» своего босса.
Уже подставил. К вечеру вторника порядка 40 депутатов Парламента от партии тори написали письмо с требованием отставки Каммингса, свои возмущенные голоса присоединили несколько епископов Англиканской церкви, в знак протеста подал в отставку младший министр по делам Шотландии, ушел со своего поста председатель консервативной партии Шотландии.
Все это может привести к серьезным политическим последствиям.
Попытка Каммингса апеллировать к сочувствию, рассказывая о трудных обстоятельствах, в которых оказалась его семья, не удалась. По опросам YouGov 59% считают, что Каммингс должен уйти в отставку, а вся эта история сильно подорвала доверие к власти и к Борису Джонсону: уровень доверия к нему в последние дни упал на 20% и ушел в отрицательные величины ( -1%).
По мнению медицинских экспертов, падение доверия к власти таит в себе серьезную угрозу — народ, увидев, что правила нарушают представители власти, расслабится и совсем перестанет следовать требованиям карантина.
По-человечески, Доминика, как отца и мужа, понять можно, но, когда политик или госчиновник пытается замести следы и даже не удосуживается принести извинения, это вызывает возмущение. Именно этим словом можно охарактеризовать сегодняшние настроения. Если Каммингс сумел показать себя озабоченным отцом и даже вызвать некоторое сочувствие, то имидж высокомерного чиновника ему сбросить не удалось.
Премьер-министр, сделав выбор в пользу своего советника, без которого, судя по всему, он не может обойтись, будет вынужден еще долго прислушиваться к слогану сегодняшнего дня: «соблюдайте бдительность и социальную дистанцию». Особенно в политике.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: