Мнения

Маша Слоним. Культура бойкота

На этой неделе в журнале Harper’s Magazine появилось открытое письмо более 150 писателей, ученых и интеллектуалов с мировым именем против удушения свободы дискуссий — против так называемой Cancel Culture («культура бойкота»). Само это выражение в нашумевшем уже письме не использовалось, но понятно, что имелось в виду. Хейтинг и шейминг, бушевавшие в виртуальном пространстве и охватившие соцсети в последние годы, выплеснулись в реальную жизнь.

«Культура бойкота» (cancel culture) — что и есть «хейтинг и шейминг» в переводе с виртуального, а еще точнее «травля» — дала свои вполне реальные плоды. Мы, простые пользователи сетей, нередко чувствовали на себе всю силу травли небрежно брошенным словом со стороны «обиженных и оскорбленных». Мы знаем, как это неприятно. Слово ранит, иногда даже убивает. Селебритис, известные люди и так называемые «инфлюенсеры» в результате травли в сетях лишались не только сна, но и реальных доходов. Но если раньше бойкоты, баны и игноры практиковались лишь в социальных сетях и все это выглядело чем-то вроде общественного порицания, то теперь это стало принимать уже вполне конкретный вид цензуры. И самоцензуры.

Английские трансгендеры оскорбились неуважительными, по их мнению, словами Джоан Роулинг о том, что «трансы» не настоящие женщины, потому что женщины менструируют, а они нет. И что-то еще она сказала «не так» про медикаментозное лечение «трансов». И понеслось! В какой-то момент чуть было не сорвалась публикация новой книги Роулинг, потому что некоторые работники издательства грозились его покинуть в знак протеста или бойкотировать издание книги. Американское издательство, с которым у Вуди Аллена был первоначальный договор на публикацию мемуаров, отказалось публиковать книгу под нажимом «общественного мнения», хотя ни один суд не признал его виновность в совращении приемной дочери.

Редактор отдела «Мнения» американской  The New York Times вынужден был уйти в отставку, потому что подвергся остракизму в связи с решением опубликовать слова сенатора- республиканца, сказавшего в связи с беспорядками после убийства Джорджа Флойда, что в Вашингтон должны быть введены войска. Фонд премии «Букер» лишил всех почетных должностей вдову основателя книжной премии «Букер» баронессу Николсон после того, как ее обвинили в гомофобии и анти-трансгендерных настроениях. На днях в Америке стали раздаваться голоса даже за то, чтобы отменить постановку мюзикла «Гамильтон», потому что в нем Гамильтон изображен, как противник рабства, хотя на самом деле все было гораздо сложнее. Конечно, сложнее. Об этом как раз и пишут авторы письма. Сам заголовок письма «Справедливость и открытая дискуссия» говорит о том, что это два взаимодополняющие, а не исключающие понятия. Но: «Редакторов убирают за публикацию неоднозначно воспринимаемых текстов, изымаются книги, журналистам запрещают освещать определенные темы; преподавателей преследуют за цитирование в классе литературных произведений (речь идет о книге Джеймса Болдуина, где упоминается слово «nigger», когда студенты пошли в деканат жаловаться на педагога); исследователя увольняют за распространение им своей работы, ранее получившей признание академического сообщества; руководителей организаций выгоняют за «неполиткорректные» оговорки». «В результате писатели, деятели искусства и журналисты, которые боятся за свое профессиональное благосостояние, занимаются самоцензурой, опасаясь отойти от генеральной линии».

Нельзя сказать, что «Письмо 150» — первый голос, поднятый против нового конформизма, что проблема «политкорректности» совсем уж замалчивалась. Об этом, во всяком случае в Англии, постоянно говорят и пишут журналисты, писатели и публицисты — правда, в основном правого толка — в таких изданиях, как The Spectator, The Daily Telegraph, The Times. Однако на этот раз под коллективным письмом в Harper’s Magazine объединились интеллектуалы самых разных взглядов — от ветерана «левака», философа и лингвиста Наума Хомски до «неоконсерватора» Франциса Фукоямы. Подписал письмо и чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров, не понаслышке знающий, что такое цензура. Среди подписантов — и просто известные писатели, не замеченные в приверженности тем или иным политическим крайностям, как писатель Салман Рушди, 10 лет скрывавшийся от гнева аятоллы Хомейни за художественное произведение «Сатанинские суры», и, ставшая уже живым классиком, автор книг о Гарри Поттере Джоан Роулинг, сама недавно попавшая под каток «политкорректности». Всплеск «обид» и запретов случился не сегодня и не вчера, и уж точно не в связи с недавними беспорядками, вызванными убийством Джорджа Флойда. «Политкорректность» во многом определяла повестку последних лет, но сейчас она вспыхнула с новой силой. Как пишут авторы письма в Harper’s Magazine: «многие вещи стало невозможно произносить, не опасаясь расправы». Организатор коллективного письма — американский писатель Томас Чаттертон Вилльямс, сам афроамериканец, рассказал газете The  New York Times, что, собирая подписи известных людей самого широкого круга — мусульман, афроамериканцев, евреев, геев, трансгендеров, старых и молодых, правых и левых, составители письма хотели продемонстрировать, что огромное число людей разделяют одни и те же ценности. «Свободный обмен информацией и идеями — это кровеносная система либерального общества, но эта свобода все больше ущемляется. Мы отказываемся выбирать между справедливостью и свободой — эти понятия не могут существовать друг без друга. Мы должны сохранить возможность не соглашаться, не рискуя при этом серьезными профессиональными последствиями. Писателям нужна атмосфера, в которой есть место экспериментам, рискам и даже ошибкам». Иногда, читая новости, просто уже не понимаешь, где реальная новость, а где сатира. На днях, прочитав, что американская футбольная команда Redskins подумывает о смене своего названия, чтобы не обижать краснокожих, я решила, что это шутка Энди Боровица, сатирика из журнала The New Yorker. Оказалось, что нет — это была новость. 

Надеюсь, я никого не обижу, сказав в заключение, что рада, что больше не работаю на BBC. Газета The Times сегодня сообщает, что сотрудники этой достойной организации получили по внутренней рассылке письмо от начальства с рекомендацией отныне подписывать свои письма «she/her» или «he/him». «Это маленький шаг для поддержки трансгендеров», — говорится в обращении. Как известно, трансгендеры предпочитают использование местоимения  «they» по отношению к ним. По последним подсчетам, трансгендерами себя считают 2% сотрудников BBC.

Фото: Legion-Media

 

Читайте также:

Маша Слоним о Times Radio, подкасте для собачников и дистанции в соцсетях

Маша Слоним: «Цепочка глупостей»

Маша Слоним. Хроники садовода

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: