Мнения

Маша Слоним — о том, как мы будем жить дальше

Борис Джонсон объявил о новых мерах по сдерживанию пандемии. Вопреки опасениям, это пока не полный локдаун — парламент продолжит работу, рестораны и пабы — тоже, но только до 22:00, за нахождение без масок в общественных местах штрафы увеличатся, требование больше шести не собираться остается в силе, а число гостей на свадьбах должно быть ограничено до 15 человек, на похоронах — до 30. 

В воздухе запахло осенью и новым локдауном. В минувшие выходные, убирая гостевую комнату после отъезда милых людей, я, смахнув виртуальную слезу, подумала: «Ну все, теперь неизвестно, когда в следующий раз в этой комнате поселятся новые гости». В то же время мне на мессенджер пришло послание: «Ты у себя в следующий w/e? Можно к тебе приехать? Нас будет пятеро, так что в общей сложности, включая тебя, шестеро, все по закону». Конечно же, хоть пятеро, хоть шестеро, хоть… И тут я вдруг вспомнила про новую норму, введенную всего несколько дней назад — больше шести не собираться!

Правда, в воскресенье, когда я была на богослужении по случаю праздника урожая на открытом воздухе — среди могильных плит на погосте нашей деревенской церкви — никто не вспоминал о «правиле шести». Викарий даже вслух порадовался, что собралось так много народа благодаря тому, что служба проходила под открытыми небом: «церковь столько прихожан не могла бы вместить». Никто не вспомнил про «правило шести», никто, конечно, не стал бы «доносить» на викария и прихожан за «нарушение закона», но по правилам (и в представлении премьер-министра) некие «маршалы» должны отслеживать такие нарушения и сообщать о них полиции. Риали? И это говорит Борис Джонсон, который так дорожит правами и свободами?

«Правило шести» и дальнейшее ужесточение правил поведения вызывает много вопросов: личных, общественных и политических. Начну с личного: у меня через полтора месяца день рождения, уже пора составлять список приглашенных — я живу вдали от столицы и надо заранее продумать размещение гостей в моем небольшом домике. Но как выбрать тех «избранных» шестерых, чтобы другие не обиделись? По какому принципу выбирать и как это объяснять тем, кто не попал в список? А Рождество? Хотя я предпочитаю «семейное» Рождество, мой сын обычно приглашает «бессемейных» друзей, потому что ничего более грустного и сиротского в одиночестве на Рождество в Великобритании нет. Неужели оставить их за бортом или плюнуть на закон? Как плюнули на закон на время богослужения в минувшее воскресенье. Как я, видимо, плюну на закон, слегка расширив список гостей на день рождения.

Но, ладно, я. А что делать правительству? После озвученных главным советником правительства по науке страшных цифр роста заболеваний и смертей, стало ясно, что если пандемию не затормозить, то нас ожидают новые, еще более жесткие меры. Пока что, большинство (около 60 процентов опрошенных), одобряют принятые до сих пор меры, даже «комендантский час», который объявляется с четверга для пабов и ресторанов — они должны будут закрываться в 22:00. По последним опросам, 60 процентов опрошенных против таких мер не возражают, хотя это сильный удар по владельцам питейных заведений и ресторанов. Но насколько еще хватит терпения у населения? Как экономика справится с новым полным или частичным локдауном, который грозит довести госдолг до 100 процентов ВВП? Удастся ли сохранить тонкий баланс между мерами по защите населения от пандемии и избежать экономического краха?

Очень многое зависит от того, как будут приниматься, а главное, исполняться директивы. Уже сейчас в политических кругах раздается ропот по поводу методов принятия решений по мерам борьбы с пандемией. На днях бывший президент Верховного суда леди Хэйл посетовала, что парламент сдал свое право на принятие законов по борьбе с COVID-19, позволив правительству действовать через указы. Действительно, «Закон по коронавирусу 2020», принятый и подписанный королевой 25 марта, дает правительству самые широкие чрезвычайные полномочия в борьбе с пандемией. Он был принят на пике пандемии и должен быть пересмотрен в парламенте в этом месяце. Ожидается, что Бориса Джонсона ждет бунт тори. Заднескамеечники во главе с председателем влиятельного Комитета 1922 сэром Грэмом Брэди недовольны тем, что принятие важных решений оказалось в руках министров, а не парламента. Результаты голосования по вопросу о передаче полномочий по борьбе с пандемией парламенту могут стать неприятным сюрпризом для Бориса Джонсона. Хотя он уже должен был понять, что его странный и непоследовательный стиль руководства в последнее время критикуют не только лейбористы и пресса, но и некоторые члены парламента от консервативной партии. Критикуют его не только за очевидные провалы в борьбе с COVID-19.

Вообще, премьер-министру и его правительству не позавидуешь. Новая волна пандемии грозит захлестнуть переговоры по окончательному варианту договора о выходе из ЕС, который должен состояться при любых условиях 31 декабря, а законопроект о «Внутренней торговле», который правительство протолкнуло через парламент вопреки возражениям, что он нарушает международное право, еще столкнется с трудностями при принятии поправок: 30 тори-тяжеловесов, включая бывшего премьер-министра Терезу Мэй воздержались при голосовании во втором чтении.

Ну а я, пожалуй, буду думать о том, сколько и кого из друзей включить в список гостей на день рождения, чтобы никого не обидеть, но и не увеличить угрозу пандемии. Тоже нелегкое решение, но проще тех, что предстоит принять Борису Джонсону.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: