Главное о русской жизни

в Великобритании

Мнения

Илья Гончаров. Сносить памятники в Британии хотят разрешить официально

У Великобритании есть проблемы: большие и поменьше. Про большие вы и так читаете каждый день, а я напишу про менее громкую, но важную и показательную. По тому, как будут развиваться события, мы будем наблюдать, насколько в Великобритании сильна «культура отмены» и до какой степени woke-активисты готовы отстаивать свои интересы по-взрослому.

19.01.2021
Илья Гончаров
Илья Гончаров

Речь о новом законе о защите памятников, который предлагает принять статс-секретарь правительства по вопросам жилья и местного самоуправления, член Консервативной партии Роберт Дженрик. 

Идея законопроекта очень простая: памятники отныне можно будет сносить только с одобрения местных жителей и департамента культуры британского правительства. Акции «исторической справедливости» вроде той, что была совершена прошлым летом в Бристоле, когда активисты сбросили в воду статую известного предпринимателя и работорговца Эдварда Колстона, теперь можно будет проводить вполне официально. Но только по строго определенной процедуре. 

Процедура будет напоминать получение разрешения на строительство в общественном месте. Сначала инициаторы должны будут провести консультации с местными жителями, и если им удастся заручиться их поддержкой, то вопрос о сносе изваяния будет направлен статс-секретарю по культуре. Без разрешения статс-секретаря снос памятника будет незаконным.

Может показаться, что новый закон будет запрещать незаконный снос памятников (и так об этом пишут многие СМИ), но, по сути, это не так. Было бы странно предполагать, что в развитом британском законодательстве до сих пор не было нормы, запрещающей наносить вред памятникам и другому общественному имуществу. Такой закон есть, и называется он Criminal Damage Act 1971. В 2020 году полиция, когда расследовала свержение статуи Колстона, рассматривала инцидент именно как нарушение этого закона.

А новый закон, который предложил Дженрик, наоборот, официально разрешает снести какую-либо неугодную статую — по строго установленной процедуре. Если его примут, то любой человек может этим заниматься совершенно законно.

Если закон примут, то это станет для активистов «культуры отмены» тестом на адекватность и законопослушность: будут ли они готовы решать волнующие их вопросы путем долгих переговоров и согласований, по-взрослому, вкладывая в это дело если не деньги, то массу своего времени? Или они будут продолжать совершать акты мелкого хулиганства под лозунгами борьбы за равенство?

Надо заметить, что инициатор законопроекта Роберт Дженрик мотивирует свою инициативу вовсе не тем, что надо дать людям возможность убрать неугодный им памятник законным путем. В его статье, опубликованной 17 января в The Sunday Telegraph, риторика совсем другая: она вполне охранительская и скрепоносная, местами в духе российских путинских политологов. «Защитим наше наследие от woke-типов», «Не дадим никому редактировать и искажать историческую правду», «То, что было создано поколениями, нужно бережно охранять от недовольной лающей толпы» и тому подобное. Комментаторы в СМИ и соцсетях уже высказались, что молодой (38 лет) политик свой законопроект адресует в первую очередь избирателям Консервативной партии и строит охранительскую карьеру на хайпе вокруг BLM. 

И очень может быть, что они правы. Но только их правота никак не отменяет того факта, что законопроект Дженрика не запрещает, а разрешает активистам делать то, что они раньше делали незаконно.

Кстати, о Колстоне

Маленькая справка для тех, кто не следил за этим событием или не помнит, что в Британии в 2020 году было что-то кроме ковида. 

Монумент Эдварду Колстону (1636—1721) — знаменитому торговцу и работорговцу, содействовавшему переправке тысяч африканских рабов в Новый свет — был установлен в центре Бристоля в 1895 году. Увековечить его решили вовсе не за работорговлю, а за филантропскую деятельность: Колстон при жизни на свои деньги построил множество домов для бедных людей в Бристоле, а также школы и церкви. Его имя в здесь помнили и чтили: несколько улиц в Бристоле названы его именем. Также там есть Colston Tower и Colston Hall, в городском холле Bristol Guildhall стоит еще один памятник Колстону. Наконец, до 2020 года в Бристоле действовала благотворительная организация его имени.

При всех его замечательных деяниях, с начала 1990-х политикам и простым гражданам становилось все труднее обходить вниманием особенности бизнеса, которым он занимался. Призывы убрать статую мучителя африканских пленников раздавались задолго до 2020 года, писались петиции. Так что сам по себе вопрос, должны ли мы продолжать прославлять имя такого неоднозначного человека, уже давно ждал как минимум общественного рассмотрения. 

Но не дождался, так как после убийства в США Джорджа Флойда по миру прокатилась волна протестов, которая дошла и до Бристоля, где яростная толпа сторонников Black Lives Matter 7 июня 2020 года снесла памятник самовольно. 

Что важно: года за три до убийства Джорджа Флойда петиции о сносе памятника Колстону в Бристоле набирали жалкие сотни подписей. Но после этого громкого дела онлайн-петиции о сносе монументов работорговцам набирали уже сотни тысяч — общество в этом смысле зрело, зрело и внезапно созрело. Будь тогда у активистов предложенная Дженриком процедура, они в 2020-м, скорее всего, имели бы все шансы получить разрешение на снос законным путем. 

Новый законопроект им эту возможность на будущее обещает предоставить.

Фото: Legion-media

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: