Главное о русской жизни

в Великобритании

Мнения

Илья Гончаров. Ждут ли нас «иммунные паспорта» и чем они опасны

Впервые мир заговорил о том, чтобы вводить специальные «иммунные» паспорта для тех, кто обзавелся антителами, еще весной 2020-го. И уже к концу года такие схемы разрабатывали не только правительства разных стран, но и международные организации, и даже частные компании. Что будет? Ждать ли нам поголовной паспортизации и введения единого мирового документа?

26.01.2021
Илья Гончаров
Илья Гончаров

Что планируется в мире? 

Миру нужна система проверки прививок, если он хочет хотя бы частично вернуться к нормальной жизни, где возможны путешествия, походы в гости и массовые мероприятия. Этого мнения придерживаются многие высокопоставленные люди во всех странах. О том, что паспорта вакцинированных необходимо ввести как можно скорее, недавно говорил Кириакос Мицотакис, премьер-министр Греции. С ним согласилась и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен. В Австралии словами не ограничились: глава крупнейшей национальной авиакомпании Qantas Алан Джойс еще в конце прошлого года заявил, что свидетельство о вакцинации должны будут предъявлять все пассажиры международных рейсов Qantas. 

В России в середине января об этой идее одобрительно высказалась глава Роспотребнадзора Анна Попова. Большинство существующих сегодня проектов «иммунных» (или «вакцинных») паспортов представляют собой мобильные приложения, которые позволяют пользователю в несколько движений большого пальца получить подтверждение, что он получил прививку, и предъявить как справку: на границе, в аэропорту или в любом другом месте, где его могут запросить. 

Сразу две крупные международные организации уже разработали и тестируют такие схемы. Одна из них — CommonPass, над которой работает международная группа ученых и чиновников The Commons Project, созданная при поддержке Всемирного экономического форума. В мире уже даже есть одно государство, официально подписавшееся на участие в схеме CommonPass, — это Аруба, расположенное на популярном у туристов одноименном острове в Карибском море. 

Другой похожий проект — TravelPass, инициатором которого выступила Международная ассоциация воздушных перевозок (IATA). Оба проекта уже тестируют одновременно несколько авиакомпаний. Над похожим программным обеспечением работает и IT-гигант IBM. 

Теоретически проверять «вакцинные паспорта» в будущем могут не только пограничники и сотрудники аэропортов, но даже отели и рестораны: многие из них уже сейчас установили у себя оборудование, измеряющее температуру тела посетителя. Сценарий, при котором человеку без прививки отказывают в гостиничном номере, сегодня уже не выглядит фантастическим. 

Что в Британии? 

У Британии, как обычно, особый путь: говорим одно, начинаем делать другое, а в середине процесса переключаемся на третье. До недавнего времени правительство утверждало, что ничего подобного вводить не собирается. Надим Захави, главный чиновник правительства Джонсона по вопросам вакцинации, ранее заявлял, что Британия хотя и одобряет саму возможность доказать наличие у человека антител, но ни в коем случае не будет делать эту процедуру обязательной. То же самое подтверждал и сам Борис. 

Однако три дня назад правительство выделило £450 000 на гранты, связанные с разработкой схем паспортизации вакцинированных граждан. Так что чем это в итоге закончится у нас — лучше не гадать, все равно будет как с Рождеством. 

Риски и сложности паспортизации 

Прежде всего — для тех, кто задумывается о введении единого мирового иммунного паспорта, очевидно, что это будет необыкновенно сложный бюрократический, технический и юридический процесс. «Замучаетесь пыль глотать», — как однажды выразился один геленджикский дачник. 

Речь идет не только об унификации разных баз данных, но и о том, что государства, порой имеющие очень непростые отношения, должны будут проявить беспрецедентный уровень доверия и делиться медицинскими данными своих граждан друг с другом. Чтобы Иран делился своими данными с США, США — с Россией, Россия — с Великобританией — теоретически это возможно, но это будет непросто. Вопросы защиты личных данных могут стать предметом популистского торга, и во многих странах процесс приведения баз к единому знаменателю может надолго затянуться. Особенно там, где нет единой национальной медицинской службы, например, в США, где данные о здоровье пациентов хранят десятки частных компаний, конкурирующих друг с другом. 

Если же в мире будет действовать несколько систем, то могут быть те же риски, что некоторые прогнозируют вакцинам: одни страны их будут признавать, а другие — нет. 

Второй большой риск — это нарушение прав человека. Людьми второго сорта после введения всеобщей паспортизации могут стать те, кто по каким-то причинам не может или не хочет вакцинироваться. Будь то беременные женщины, люди старше 90 или даже идейные антиваксеры — вряд ли мы с вами согласимся жить в таком мире, где им запретят посещать публичные места. 

Третий риск заключается в том, что вся затея может оказаться бессмысленной. У ученых еще нет железных доказательств того, что прививка делает человека неопасным для окружающих. Вакцины защищают организм от развития самой болезни, но блокируют ли они распространение ковида — тут данных пока нет. Косвенные свидетельства того, что вакцины эффективны и против распространения тоже, в последнее время появляются в СМИ, но пройдет еще много времени, прежде чем медики смогут утверждать это с уверенностью. Пока что есть риск, что введение иммунных паспортов ничего не даст: апп будет предъявлять пограничнику справку, что человек, например, привился полгода назад, но это никак не будет гарантировать, что он не заразен. 

Не стоит забывать и о человеческом факторе: если ковид-паспорт станет обязательным для посещения публичных мест или других стран, люди (особенно в бедных государствах, где темпы вакцинации низкие) станут пытаться переболеть ковидом или подделывать справки (там, где это будет технически возможно). 

Еще большую опасность таит человеческая беспечность. Получив прививку, люди могут расслабиться и перестать соблюдать социальную дистанцию, правила локдауна и нормы гигиены, что даст вирусу дополнительные шансы. Возможно, это звучит смешно, но с заявлением на эту тему в январе 2021 года выступила Всемирная организация здравоохранения (и это, между прочим, одна из причин, по которой ВОЗ против иммунной паспортизации).

Но зато… 

При всем том успешная паспортизация вакцинированных может не только стать дополнительным инструментом борьбы с болезнью, но и важным шагом для восстановления разрушенной пандемией экономики. Что, в свою очередь, поможет людям справиться с психологическими сложностями локдауна, а также поскорее вернуть всех на свои места: школьников — в школы, зрителей — в театры, путешественников — в самолеты. 

Стоит ли возвращение к прежней жизни потери частички свободы и других возможных трудностей, к которым может привести иммунная вакцинация? В 2021 году мир, скорее всего, даст ответ на этот вопрос.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: