Главное о русской жизни

в Великобритании

Люди

Креативная индустрия: как совмещать работу и творчество. История Никиты Кардакова из Apple

07.03.2021Татьяна Евсеева

Герои этой серии интервью — жители Лондона, которые, имея офисную фултайм работу, успешно реализовываются в другой, более творческой жизни — каждый в своей области. В них вы не только узнаете подробно о «кухне» творческих занятий, но и о том, как можно балансировать между двумя кардинально разными сферами и выстраивать свои жизненные приоритеты. В первом материале Татьяна Евсеева поговорила с Никитой Кардаковым, который работает в Apple и чья (совместно с Антоном Чеботовым) короткометражка LP, выиграла приз за лучший саундтрек на кинофестивале в Бристоле.

Никита, как тебе живется в Британии?

В Британии мне много что нравится. Насыщенная культурная жизнь, кино — очень много всего происходит. Я всегда был англофилом, меня воспитали на литературе, комедии, кино. Однажды жена подарила мне билеты на матч «Арсенала». Я тогда первый раз приехал в Лондон, вышел из такси в Сохо и понял, что будто домой вернулся. Написал жене сообщение: «Давай переезжать в Лондон», и через полгода мы переехали из Швеции. 

А в Швеции тебе как жилось?

Интересно. Но в Швеции надо жить людям очень определенного менталитета. То, что мы сделали в Лондоне за полгода, нам не удавалось сделать за три года в Швеции. Общеизвестно, что люди там очень теплые, но при этом закрытые. Например, наши русскоязычные знакомые десять лет с дружили с шведами, прежде чем они пригласили их домой.

Тем не менее там очень хорошие социальные программы. Например, если у тебя рождается ребенок, то за это платят деньги. В плане воспитания детей это, пожалуй, лучшее место в мире. У меня было очень много знакомых, у которых по пятеро детей. Такие социальные особенности во многом организованы за счет того, что в Швеции жесткий прогрессивный налог, и поэтому люди зарабатывают примерно одинаково. Фактически социализм, при котором семья учителя может позволить себе купить дом. А здесь такое невозможно представить.

При этом очень многие люди, как бы банально это не звучало, занимаются тем, что любят. Поэтому в Стокгольме и стартап-сцена интересная. Оттуда вышли такие проекты как Skype, Spotify, Minecraft. Но через несколько лет мне показалось, что я уже все посмотрел, и захотелось чего-то нового.

Британия по ментальности ближе получается? Что именно вы не успели сделать в Швеции?

Ну, в Швеции просто как-то меньше движения. Меньше людей. И они более инертные. У меня был товарищ, дизайнер около 40 лет, — очень необычный швед, пожил в США и других местах. Он меня даже пригласили домой. Но однажды как-то я ему говорю: «О, будет матч Россия — Швеция, давай сходим на футбол». А он отвечает: «Да… Мне нужно задизайнить приглашение на день рождения дочери, поэтому я так stressed… я пока не могу решить». Люди живут вообще в состоянии без стресса, иногда это похоже на вакуум. Их легко задеть, они по пятнадцать раз в день пьют кофе и говорят: «Ну все, давайте, я слишком stressed, пойдем выпьем кофе». 

Для меня, как для русского человека, конечно, Британия ближе, а Швеция — это другая планета. Москва и Лондон гораздо больше похожи, чем, например, Лондон и Стокгольм. Но это был очень классный период, у меня там родилась дочь.

Семейный архив

Ты уже в Apple работал?

Нет, тогда у меня были проекты с Spotify, Skype, но там я работал как консультант. А когда мы только переехали в Лондон, то я работал в компании Yahoo, и буквально через месяц они начали закрывать английский офис. Это был один из самых лучших периодов: мне платили зарплату примерно полгода, а работать при этом никто не просил. Местные ребята собирались в офисе и играли в «Марио Карт». А у меня был период, когда я отвозил детей в школу, помогал им на уроках с вышиванием, много готовил еды и начал работать над кино.

Кино — это ты про фильм LP?

Да. Мой друг и одноклассник Антон жил тогда в Питере. Я сказал: «Давай снимем фильм». Он согласился. Было интересно разобраться в этом процессе. Узнать, например, как связаться с актером и написать сценарий.

В основном мы хотели добиться того, чтобы фильм хоть где-то показали. А в итоге его увидели зрители трех фестивалей. И к тому моменту мы уже немного остыли. 

И вы ничего не знали, когда решили попробовать снять кино?

Почти нет. Я проходил курсы по монтажу, но когда мы со всеми знакомились, то признавались, что вообще не понимаем в этом ничего. Тем не менее нашлись очень интересные люди, с которыми мы работали. Кино снимается не так часто, а актеров при этом очень много. Поэтому можно написать кому-то из них и есть большая вероятность, что тебе ответят.

Сейчас, например, я делаю анимацию White Noise, и в один момент просто написал концепт-артисту, который рисует мультфильмы и фильмы Уэса Андерсона. Уже через неделю мы с ним обедали. В итоге он согласился и поработал над персонажами. Но лишь факт того, что он пришел на встречу и послушал про проект, — уже здорово. 

Точно также, как в первый раз, сейчас мы разбираемся с анимацией. Уже с иронией смотрим на первый фильм, но это был суперинтересный опыт.

pastedGraphic_1.png
Кадр анимации White Noise https://www.nichemarket.studio/

Почему с иронией?

— Потому что некоторые вещи мы бы уже не стали так делать. Тогда мы только приехали, я никого в Лондоне не знал, и мы очень много потратили сил.

Есть еще одна история про то, когда нужно просто отправить сообщение. Я написал Саше Титову из «Аквариума»: «Давай запишем саундтрек». Мы сделали это и выиграли приз за лучший саундтрек на кинофестивале в Бристоле. Сейчас я пишу еще один трек благодаря этому: люди услышали и попросили меня сделать музыку для другого фильма.

Это какой-то классный скилл — уметь писать людям. Иногда они отвечают. 

Еще я для себя сделал вывод, что не хочется делать все за свои деньги. Поэтому мы с коллаборатором сейчас готовимся питчить проект. Есть несколько контактов и несколько мест, где мы это будем делать. У нас много концепт-арта и hero-иллюстраций, которые нужны для питча.

Помимо анимации и фильма, ты сказал, что еще пишешь музыку

Да, для своего фильма и для другого мультфильма. Я и в Apple работаю со звуком. Музыкой я занимался с шести лет, она никогда никуда не уходила. Кажется, что я занимаюсь многими разными вещами, но на самом деле они связаны. 

Расскажи, что все-таки тебя мотивирует? Почему ты занимаешься сторонними проектами? 

— В какой-то момент ты просыпаешься и понимаешь, что этот проект по-прежнему тебе интересен, и ты продолжаешь им заниматься. Мы с женой постоянно делаем много разных проектов по вечерам и по ночам. Это такой способ не сойти с ума. 

Конечно, в этом очень важна поддержка близких людей. Если ты уйдешь куда-то off-rails, будешь делать то, что, условно говоря, не является твоей основной работой, то в какой-то момент может появиться вопрос «зачем». Но у нас много совместных и самостоятельных проектов. Это процесс, где мы друг друга поддерживаем, и он работает.

pastedGraphic_2.png
Семейный архив

Про off-rails — ты имеешь в виду, что важно иметь человека, который со стороны правильно бы оценил, насколько ты далеко ушел?

Ну да, иметь взгляд со стороны, когда, например, видно, что проект больше раздражает, чем приносит удовольствие, и результат получается не очень. 

Или вот еще пример. Мы делали LP, а потом я заболел и лечился от рака два года. Знаешь, бывает такой «синдром самозванца» у многих людей. А у меня после этого он куда-то пропал… И сейчас я делаю реально то, что мне нравится. 

Тогда, кстати, я придумал свой анимационный проект. У меня не было сомнений и раньше, но этот период кристаллизует. Понимаешь, что времени осталось не так много: нужно делать то, что реально для тебя важно. Это помогло посмотреть на многие вещи со стороны.

Тебе было страшно? 

Сейчас об этом странно вспоминать, но я сохранял чистый позитив. И вообще, в Британии очень много информации по поводу разных вариантов развития болезни. Даже NHS работает с психологической составляющей. 

Когда мне поставили диагноз в больнице, меня спросили, как мы будем говорить с детьми. Мы такие: «А что, надо говорить детям?». Они: «Конечно надо. Вот лежит книжка «Как говорить с детьми». В этом плане все очень проработано. Я много грустного увидел за эти два года. У меня была четвертая стадия из шести. Это был определенный стресс, но я оставался на позитиве и писал об этом в соцсетях. Ко мне в Лондон приехала куча друзей со всего мира. С точки зрения поддержки было здорово. Я помню, ездил получать награду за лучший саундтрек и еле ходил на сцене, но было прикольно. 

pastedGraphic.png
Семейный архив

Расскажи, как у тебя получается переключаться и совмещать все с работой?

Знаете, говорят так: «Найди работу, которая тебе нравится, и тебе не придется работать ни одного дня». На самом деле все немного иначе: найди работу, которая тебе нравится и работай 24 часа в сутки. Когда я переключаюсь на другой проект, получается своеобразный отдых. И я правда очень мало сплю и очень много чего делаю. Моя жена работает точно так же. Получается, что я постоянно меняю один проект на другой. 

Работа в Apple очень demanding, но когда я отдыхаю, то не иду играть в компьютерные игры, а просто делаю что-то другое. Я могу посидеть три минуты в компьютерной игре, и у меня включится таймер, типа «что ты делаешь». 

То есть ты сам себе ставишь задачи? А у тебя есть цели?

Да, конечно. У меня есть подробный список дел на день. Он очень длинный. Стараюсь ходить в спортивный зал, поддерживать себя в форме. Например, бег — это мой способ перезарядиться. У меня очень много идей родилось, когда я ставил какую-то музыку и просто бежал. Мозг переключается в другой режим и начинает генерировать новые идеи. Такой mindset.

Получается, что одно дело подпитывает другое. Звучит странно, но, когда я работаю над музыкой, это может помочь мне в основной деятельности. Другими словами, навыки работы над анимационным проектом могут помочь делать презентации. Но важно держать руку на пульсе и понимать, где находится каждый из твоих проектов, иначе ты не сделаешь ничего.

Сколько у тебя этих проектов примерно? Десяток или больше?

Ну, до десяти где-то. 

У тебя есть ощущение бега? Или это баланс?

Скорее бег, но мне это нравится. Конечно, я иногда отдыхаю. Мы очень любим ездить по Англии — особенно в парки National Trust. У нас есть друзья, которые живут в таком же режиме, и с ними очень интересно общаться. Полезно, когда у тебя есть комьюнити, и ты не чувствуешь себя фриком. 

Переключиться, сходить на фитнес, в выходные съездить куда-то, позаниматься с детьми, поиграть музыку не для чего-то, а для себя — все это есть, конечно. 

pastedGraphic_1.png
Семейный архив

Как думаешь, что тобой движет, когда ты понимаешь через три минуты, что, условно, надо не играть в компьютер, а работать?

Я не знаю. Просто, мне кажется, что я зря трачу время. 

А до этого ты не так жестко реагировал? 

Да, до этого не так. Когда иду на drinks с коллегами, то мне бывает очень скучно общаться, потому что часто у людей истории из разряда: «Я играл вчера вечером». И все. И ты чувствуешь себя немного странным в этом плане. Даже не хочешь что-то рассказывать в такой ситуации. 

В Apple классно то, что pubs, в целом, не поощряются. Это очень большая компания и, когда несколько людей куда-то ходят, создаются такие in-crowds, что может в дальнейшем повлиять на работу. Если одинокая мама не может ради drinks нанять няню, она выпадает из этой истории. 

Видишь ли ты свою реализацию и в работе, и в творческих проектах?

— Работа – это большая часть моей жизни. Я занимаюсь в Apple тем, что мне нравится. Конечно, иногда бывают ситуации как у всех. Но в любом случае это очень интересное место, и на данный момент оно меня подпитывает. Пока что получается реализовывать себя и там, и там. 

Как удается совмещать такой режим с семьей?

Мы работаем в «две смены» с женой. Сейчас, на карантине, у меня уже нет офиса, но все равно ты проводишь свои working hours. Потом мы уделяем время детям. Я очень много провожу с ними времени после школы. У нас запланированы разные занятия, игры и так далее. Мы любим вместе играть музыку. Я стараюсь посвящать их в то, чем я занимаюсь. Для меня это важно — помогает держаться между работой и домом. 

А потом в какой-то момент дети ложатся спать, и начинается вторая смена. Мы идем пить кофе — как шведы — и продолжаем работать.

Ты задала вопрос, как я совмещаю работу и хобби. Но это, скорее, про то, как я не умею совмещать работу и хобби. По-моему, у меня нет баланса, но все работает в удобном для меня формате. Получается, что все эти части — семья, работа, хобби, творческие проекты, спорт — поддерживают друг друга. 

pastedGraphic_2.png
Семейный архив

— При этом ты говоришь, что с иронией смотришь на фильм, который вы сделали. Получается, в тот момент вы, условно, достигли своей цели? То есть, ты ставишь себе цели исходя из ситуации, а не так, что вы изначально хотели победить на Каннском фестивале короткометражек? 

Да, в разных проектах это бывает по-разному. Если ты поставишь себе цель попасть на Каннский фестиваль, то задача, конечно, интересная, и думаю, реально можно как-то хакнуть этот процесс. Но, честно говоря, хоть это и банальные слова, нужно делать то, что тебе действительно важно и то, что ты можешь делать сейчас. Если у тебя возникнет интересный проект, и ты такой: «Ой, я хочу, чтобы его снял Роджер Дикенс» — это ведь маловероятно, правда?

Любую длинную цель можно раскрутить назад и понять: «Вот, я уже умею сабмитить на фестивали, понимаю что-то в съемке». Так тоже работает. Важно поставить цель. Если у тебя есть музыка, и она, условно говоря, написана в стол, то это психологически давит. Но это уже очень сложные и совсем другие вопросы.

Фото на обложке: Татьяна Евсеева

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: