Главное о русской жизни

в Великобритании

Люди

#профессия: кто такой ассириолог? Рассказывает Юлия Чмеленко из Британского музея

17.06.2021Юлия Карпова

Юлия Чмеленко изучает культуру древних цивилизаций, владеет несколькими мертвыми языками и сотрудничает с Британским музеем, где проводит научные исследования, а также организует экскурсии. Редактор журнала ZIMA Юлия Карпова пообщалась с ней о тонкостях необычной профессии и узнала, для чего сегодня может пригодиться латынь или древнегреческий язык.

— Юлия, расскажите, кто такой ассириолог? Что кроется за этим таинственным словом?

— Ассириолог — это специалист в области ассириологии. Данная наука изучает древние цивилизации, использующие клинопись. Это наиболее ранняя из известных систем письма. Дисциплина появилась в середине XIX века, когда исследователи Генри Лейард и Поль Ботта обнаружили дворцы древнего государства Ассирии на севере современного Ирака. Эти открытия доказали, что библейские сказания об огромных империях прошлого имеют под собой реальные основания. 

— Как тогда ученым удалось дешифровать клинопись? 

— Разгадать тайны клинописи ученые пытались с конца XVIII века. Благодаря усилиям немецкого филолога Георга Гротефенда частично удалось дешифровать открытую в 1621 году надпись из Персеполя. Большую роль сыграла Бехистунская надпись в Иране, обнаруженная британским офицером сэром Генри Роулинсоном. Текст повторялся на аккадском, эламском и древнеперсидском языках. Древнеперсидский язык к этому времени был известен ученым, и его взяли за основу прочтения памятника. Годом рождения ассириологии считается 1857-й, когда Королевское азиатское общество Великобритании и Ирландии разослало четырем исследователям — французскому ученому Юлиусу Опперту, английским ученым Генри Роулинсону и Генри Фоксу Тальботу, ирландскому ученому Эдварду Хинксу — копии ранее неизвестной клинописной надписи ассирийского царя Тиглатпаласара I на аккадском языке. Переводы ученых совпали во всех ключевых моментах.

— Когда вы увлеклись ассириологией?

— Дело было в Санкт-Петербургском государственном университете на кафедре истории искусства. Мы изучали памятники шумерской цивилизации и народов Ассирии. Позже я поехала учиться по обмену студентов в Португалию. Учеба позволила мне путешествовать по Европе и посещать ведущие музеи мира, где я впервые близко познакомилась с величайшими шедеврами, созданными народами древнего Ближнего Востока. В Лувре меня поразили огромные каменные быки с человеческими головами из дворца Саргона II. У этих персонажей по пять лап, поэтому где бы ни находился зритель, он всегда видит идеальное существо, наступающее прямо на него. После посещения Лувра я поняла, что памятники древнего Ближнего Востока — это именно то, что мне интересно. Поэтому, окончив университет, я отправилась на стажировку в Восточный институт в Чикаго, где углубила свои знания в ассириологии и научилась основам консервации бронзовых и железных артефактов. Следующим шагом на пути изучения памятников Древней Ассирии стала магистратура в Бирмингемском университете. Таким образом я переехала в Англию.

— Почему вы выбрали Бирмингемский университет? Там сильная школа по изучению древних цивилизаций?

— Дело в том, что тема моих научных интересов достаточно узкая: я изучаю иконографию дерева, изображенного на ассирийских рельефах в XI веке до нашей эры. Этот вопрос оказался интересен доктору Элистеру Ливингстоуну, он поддержал меня в моем исследовании и направил его в нужное русло. 

Во время обучения на Отделении древней истории и археологии Бирмингемского университета я изучала клинопись — шумерский и аккадский языки. Однако большая часть моей научной работы проходила в стенах Британского музея, где хранятся рельефы, которым посвящено мое исследование. Так я стала помощницей куратора отдела Ближнего Востока и на протяжении пяти лет принимала участие в проектах музея.

— Если не ошибаюсь, то оба языка — и шумерский, и аккадский — это мертвые языки. Почему тогда для нас важно продолжать исследование клинописи сегодня? 

— Шумерская письменность считается первой в мире. До ее появления существовало картинное письмо — пиктограммы, и работали они следующим образом: улыбка обозначает улыбку, рот обозначает рот. Однако с помощью картинок было крайне сложно изображать другие части речи, например, глаголы. Поэтому люди «договорились»: давайте изобразим рот и хлеб, и это будет глагол «есть». Так появились идеограммы. Но и их не хватало, чтобы выразить мысли, и постепенно шумеры пришли к клинописи. Это словесно-слоговое письмо, со временем его переняли аккадские племена. Шумерский язык не входит ни в одну известную на сегодняшний день языковую семью, а вот аккадский относится к семитским языкам. Из современных семитских языков наиболее широко распространены арабский и иврит. Аккадский же язык, как и шумерский, больше не используется, но данные, которые до нас дошли благодаря письменности этих народов, имеют огромное значение для нашей цивилизации. 

— Еще до нашего интервью я подглядела у вас на сайте, что вы также читаете на древнегреческом и на латыни. Мне интересно, какую цель вы ставили перед собой, когда изучали мертвые языки? Очень часто на эту тему ведутся споры в тех же элитных английских школах — учить или не учить. Откуда у вас появился интерес? 

— Интерес возник естественным путем: я изучаю искусство народов Ассирии, а делать это без знания древнего языка фактически невозможно. Если мы не можем прочитать надпись на памятнике, мы не можем вести серьезных исследований на эту тему. Что касается латыни и древнегреческого языка, то их знание помогает лучше понять историю и освоить романские языки. Например, многих удивляет, почему в некоторых случаях мы произносим одни и те же греческие буквы по-разному. Так, в русском языке мы говорим слово «вавилон» с буквой «В» в начале, а слово «библиотека» — с буквой «Б». Дело в том, что как именно звучала речь древних греков сегодня доподлинно неизвестно. На данный момент применимы два правила прочтения: Эразма Роттердамского и Иоганна Рейхлина. Первая система базируется на латинской транскрипции греческих слов. В основу второй положена византийская фонетика, близкая к речи современных жителей Греции. Латинский язык — очень систематизирован и структурирован, его знание помогает четко мыслить, поэтому латынь и сегодня включают в большинство учебных программ. 

— Сложно ли было учить языки? Как много времени на это ушло?

— Мертвые языки можно изучать на протяжении всей жизни. В шумерском языке до сих пор существует огромное количество лакун, восполнить которые лингвистам еще предстоит в будущем. Например, нам до конца не ясен фонетический строй шумерского языка. Также имеются упоминания о профессиональных жаргонах: языке моряков, языке пастухов, однако письменных памятников, подтверждающих их существование, до сих пор не обнаружено. Открыто стоит вопрос диалекта шумерского языка эмесаль, известного преимущественно по поздним памятникам. На эмесаль в текстах звучат речи богинь и смертных женщин. Существует предположение, что эмесаль был «женским» языком, однако эту гипотезу еще предстоит подтвердить. 

— Чем вы сейчас занимаетесь в музее?

— На данный момент мы перешли в онлайн и работаем, в основном, с базой, с составлением электронного архива. Благодаря такому формату у меня высвободилось время для других проектов, например, образовательных экскурсий и лекций.

—А экскурсии в режиме реального времени еще проводите?

— Сейчас экскурсий немного, но команда гидов, которая работает со мной, продолжает показывать Лондон и музеи желающим. Что касается меня, то карантин я решила провести в Москве.

— Что вы там делаете?

— Сейчас мы сотрудничаем с Институтом арт-бизнеса и антиквариата. Это образовательное учреждение специализируется на профессиональной подготовке экспертов в области арт-менеджмента и оценке культурных ценностей. Он работает с квалифицированными специалистами и располагает обширной преподавательской базой, состоящей из специалистов в области искусствоведения и опытных музейных практиков.

Один из наших совместных проектов посвящен исследованию феномена старинных вещей. Мы организуем путешествия на разные блошиные рынки Москвы, где разбираем их типологию и особенности, а также учимся делать оценку предметов в «полевых условиях». Узнать больше об этом проекте можно на сайте института.

— Тогда расскажите, можно ли на блошиных рынках отыскать настоящие сокровища?

— Как правило, такое встречается очень редко. Чтобы отыскать что-либо ценное, стоит приходить с рассветом и обращать внимание на детали. Например, если герои картины написаны диспропорционально, существует большая вероятность того, что работу несколько раз реставрировали, и под обновленным слоем краски вполне может скрываться хорошее художественное произведение. Бывают случаи, когда рама стоит дороже, чем само произведение. Имеет смысл обращать внимание на гравюры — среди них часто попадаются хорошие экземпляры. В книгах большое значение имеют титульный лист, тираж и сохранность. Состояние вещи в целом имеет огромное значение: если предмет состоит из нескольких элементов, важно наличие всех частей. 

Чтобы разбираться в старинных вещах, ходите чаще на выставки и блошиные рынки, расширяйте свои знания через лекции и курсы, развивайте свою насмотренность. Например, мне помог научиться разбираться в предметах интерьера онлайн-курс вышеуказанного института по старинной мебели.

— А где находятся лучшие блошиные рынки в Европе? 

— Во Франции и Бельгии. Еще можно найти стоящие вещи в Италии, например, в Ареццо. Ареццо — это небольшой город в Тоскане. Раз в году он превращается в огромный блошиный рынок, известный всей Европе. Еще можно следить за carboot в Англии — это когда много машин приезжают на одну площадку и распродают там вещи, собранные с чердаков и антресолей. Среди этого, казалось бы, на первый взгляд хлама тоже может быть что-то ценное. 

В Лондоне есть хороший блошиный рынок в Бермондси. Он находится рядом с первой зоной, на другом берегу реки от Тауэра. Это был последний блошиный рынок, который работал по старинному закону: если краденую вещь продали до восхода солнца, она принадлежит тому, кто ее купил. Поэтому изначально на блошиные рынки люди приходили рано утром. Чаще всего антиквары сначала торгуют там, в Бермондси, затем идут на Ливерпуль-стрит в Спитафилдс-маркет, а в выходные дни — на Портобелло-роуд, где уже собираются туристы. Там цены самые высокие.

— В завершение нашей беседы мне хотелось бы расспросить вас про клуб, который вы придумали, находясь в Лондоне, а сейчас привезли в Москву. Расскажите, чем вы там занимаетесь?

— Все началось с того, что в Лондоне, на экспозициях в Британском музее, мы обсуждали загадки ушедших цивилизаций. Постепенно встречи приобрели регулярный характер, и наши ряды заметно пополнились. В Москве мы обрели партнера в лице Института арт-бизнеса и антиквариата и продолжили эту практику.

Совместно мы дали клубу название «Секретное дерево». Оно имеет следующий содержательный смысл. Как ассириолог я изучаю письменность и памятники истории, созданные одной из первых цивилизаций, среди которых большую роль играет образ вселенского дерева. Это первый мифологический архетип, объединяющий все сферы мироздания. На встречах клуба мы рассматриваем тайны истории через текст, речь и непознанное. Научный подход основан на изучении трудов узкоквалифицированных исследователей и ученых. Организовать встречи с ними в Москве стало возможно благодаря Институту арт-бизнеса и антиквариата. Лингвистическая составляющая опирается на различную интерпретацию задокументированных источников. Эзотерическая часть включает непознанное — то, что лежит за гранью научного объяснения, и потому секретное. 

Все встречи клуба проходят без записи, и сказанное остается за закрытыми дверями. Принять участие можно как в живой встрече, так и виртуально. Формат клуба носит закрытый характер. Чтобы узнать подробнее об условиях вступления в клуб, напишите письмо на почту Института info@artinstitut.ru или на мою — y.chmelenko@gmail.com.

ЛУЧШИЕ БЛОШИНЫЕ РЫНКИ ЕВРОПЫ

Спиталфилдс / Old Spitalfields, Лондон

Старинный крытый рынок Спиталфилдс — не только торговая площадка, но и историческая достопримечательность. И пусть вас не пугает, что здесь уже несколько веков продают продукты. Раз в неделю, а именно в четверг с 11:00 до 15:30, этот павильон становится всецело антикварным. Ближайшее метро — Liverpool Street.

Рынок Бермондси / Bermondsey Antiques Market, Лондон

Настоящему любителю антиквариата следует поспешить к 5 утра в пятницу на рынок Бермондси, ибо через несколько часов после открытия все самое интересное уже будет раскуплено и позже перепродано втридорога на Портобелло. В былые времена Бермондси славился своими скупщиками краденого. Время работы: пятница, с 5:00 до 14:00. Ближайшее метро — Bermondsey.

Порт-де-Ванв / Porte de Vanves, Париж
Парижский блошиный рынок работает каждую субботу и воскресенье рядом со станцией метро Porte de Vanves. Это один из самых больших блошиных рынков Франции.

Кур Солея / Cours Saleya, Ницца
Каждый понедельник с утра и до полудня продуктовый и цветочный рынок Cours Saleya, расположенный в живописном районе Ниццы, превращается в антикварный базар. Две сотни торговцев продают здесь свои товары весьма хорошего качества и исторического значения. Рынок расположен рядом с центром Старой Ниццы, поэтому здесь всегда много туристов, а продавцы, кроме французского, разговаривают на английском, итальянском и других языках.

Старый квартал Анси / Annecy
Анси (или Аннеси) — красивейший город на востоке Франции, расположенный на берегу одноименного озера. Каждую последнюю субботу месяца в одном из районов города целый день работает блошиный рынок. Здесь всегда можно найти старинные деревянные изделия, инвентарь для сыроделия и домашнего приготовления масла, сундуки и шкафы, рыболовные снасти, живопись и всевозможные коллекционные безделушки.

Вильнев-ле-Авиньон / Villeneuve-lès-Avignon
На берегу реки Рона напротив города Авиньон расположена небольшая коммуна Вильнев-ле-Авиньон. Каждую субботу примерно сто торговцев предлагают здесь широкий ассортимент товаров.

Же де Балл / Jeu de Balle, Брюссель
Блошиный рынок Же де Балл — самый большой в столице.
Адрес: Place du Jeu de Balle. Время работы: по субботам с 8:00 до 14:00.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: