Главное о русской жизни

в Великобритании

Люди

В мастерской у художницы-иллюстратора Анастасии Бельтюковой

14.07.2021Юлия Карпова

Художник-иллюстратор Анастасия Бельтюкова (творческий псевдоним Tribambuka) живет в Лондоне 11 лет и сотрудничает с крупными медиа-компаниями, среди которых – телеканалы CNN и Channel 5, газеты Financial Times и Wall Street Journal. Мы побывали у нее в студии, расположенной на востоке британской столицы, в богемном районе Хакни-Уик (Hackney Wick), и попросили рассказать о себе.

Хакни-Уик — это большой творческий хаб. Впервые я попала сюда одиннадцать лет назад. Приехав в Лондон, я влюбилась в атмосферу города, за пару недель обросла друзьями и даже нашла работу в магазине пластинок. Правда, платили там тоже пластинками, но для меня это было неважно.

Тогда Хакни-Уик выглядел совершенно иначе. Это был индустриальный и очень интересный район, по улицам которого бродили странные люди и делали необычные перформансы. Их искусство мне казалось слишком современным, сложным, маргинальным, и я решила пожить в Сток-Ньюингтоне (Stoke Newington), который был мне более близок. Только спустя некоторое время, попав на ежегодный фестиваль Hackney WickED, во время которого художники открывают студии для случайных посетителей, я поняла, что, на самом деле, здесь работают очень крутые мастера. Мне захотелось стать частью этого места — находиться среди людей, которые стимулируют к росту. 

Фото: Тома Евсюкова

Мой путь к творчеству был довольно тернистым, хотя я родилась в семье художников и рисовать начала раньше, чем говорить — это было естественной частью моего процесса взросления. Со временем люди, которым я доверяла, убедили меня, что женщина, конечно, может быть художником, но никак не гением. И меня это совершенно сбило с толку. Так я выбрала более безопасную опцию — стала дизайнером. У меня была своя компания, а после переезда в Лондон два года я работала на CNN. Но в итоге решила, что хочу изменить свою жизнь и полностью бросилась в искусство. 

Фото: Тома Евсюкова

Моя первая студия располагалась в здании напротив — ее мы сняли вместе с коллегой-художником. Правда, работать в одном пространстве оказалось непросто: наши ритмы не всегда совпадали, я не могла уединиться, собраться с мыслями. В 2019 году я переехала в соседнюю студию, предоставленную благотворительной организацией Space, которая поддерживает художников с конца 60-х годов. Сейчас я работаю в четырехэтажном здании напротив Britannia Works, где когда-то находилась арахисовая фабрика. Мне досталась светлая мастерская с большим окном и высокими потолками. 

Я работаю в разных техниках и с разными инструментами – пишу, печатаю, занимаюсь анимацией и иллюстрацией – поэтому мне нужно много пространства.

Фото: Тома Евсюкова

Чтобы получить здесь студию, художник должен зарегистрироваться на сайте благотворительной организации, заполнить заявку и дождаться своей очереди. Цены на аренду очень лояльные — в месяц помещение обходится мне в 300 фунтов. Но большая проблема заключается в том, что сейчас Хакни-Уик активно застраивается новым жильем. Инвесторы постепенно разрушают район и закрывают места, которые раньше были центром творческого сообщества. Застройщики продают его как креативный квартал, а по факту выселяют из Хакни художников, все чаще сносят студии и повышают цены на аренду недвижимости. 

Фото: Тома Евсюкова

За годы жизни в Лондоне я обросла огромным количеством вещей — кажется, их накопилось больше, чем у меня было в Питере. Одних книг по искусству — три шкафа. Когда я сняла студию и вывезла все из дома, там остались только пластинки — те самые, которыми мне когда-то платили в магазине. Почти все вещи я храню в мастерской. На стенах висят одноминутные скетчи, на полках стоят фотографии и работы моей мамы. Примерно четверть пространства студии занимает белый стол, который я нашла неподалеку, когда переезжала — видимо, выбросил кто-то из художников.

Здесь же, в мастерской, хранятся мои работы с соло-выставки, которая прошла в  небольшой португальской галерее два года назад и была посвящена теме дома. Процесс создания принтов начинался с четырех скетчбуков и привел к большому проекту, для которого я подготовила пятнадцать работ и два зина (зины — малотиражные издания на различные темы — ред.). Кстати, с этими же работами я приняла участие в фестивале Hackney WickED — за день через меня прошло около тысячи человек. Это было потрясающе: встречаешься с соседями, говоришь со всеми, рассказываешь про себя и узнаешь про них. А еще проект про дом вылился в интересную коллаборацию с лондонским Музеем миграции. В прошлом году я сделала с ними анимацию, которая рассказывала о роли мигрантов в системе NHS и которую несколько раз показали на большом экране на площади Picadilly Circus в декабре. 

Фото: Тома Евсюкова

Время на работу и искусство я всегда распределяю по-разному. Если прошлый год был очень загружен, и у меня не оставалось времени на то, чтобы отдохнуть, то в этом году заказов значительно меньше, зато появилось больше возможностей для творчества. 

Ближайшие месяцы я планирую провести в резиденции на острове Гомера, который находится в Атлантическом океане. Изучить глубже себя и своё творчество, подготовиться к новой выставке в Лондоне и релизу ограниченного тиража принтов в галерее Nelly Duff. До сих пор я иногда размышляю о том, почему поверила в детстве, что не смогу стать художником. Признаться себе в этом спустя много лет оказалось самым сложным шагом.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: