Главное о русской жизни

в Великобритании

Культура

Большой гид по выставке Марины Абрамович и Федора Павлова-Андреевича в галерее Colnaghi

18.09.2021Юлия Карпова

Colnaghi – одна из самых старых коммерческих галерей мира – специализируется на продаже антиквариата и шедевров старых мастеров. Однако этой осенью практически все ее лондонское пространство будет занято современным искусством – работами художников Марины Абрамович, Нико Вашеллари и Федора Павлова-Андреевича, объединенными в выставку Humble Works.

С 1760 года в стенах галереи Colnaghi выставляются работы именитых старых мастеров, потому и для гостей, и для сотрудников, привыкших иметь дело с антиквариатом, выставка Humble Works стала отчасти экспериментом и даже вызовом. Не менее удивительно и то, что художников, которые принимают в ней участие, зрители привыкли видеть в жанре перформанса – эфемерном, пространственном, неосязаемом. И то, что в Colnaghi все трое решили представить свои физические работы, вызвало настоящий ажиотаж в мире искусства. 

Марина Абрамович, Нико Вашелларии Федор Павлов-Андреевич знакомы более десяти лет. В 2009 году они оказались участниками Манчестерского международного фестиваля, одним из главных событий которого стал перформанс под названием Marina Abramovic Presents. «С тех пор мы втроем стараемся держаться ближе друг к другу», – поясняет Федор.

Фото: Colnaghi

В этот раз работы художников объединились в совершенно непредсказуемый треугольник, который, как замочная скважина, позволяет зрителям заглянуть внутрь их сокровенного, интимного мира и ощутить себя его частью. Три зала галереи Марина, Нико и Федор поделили между собой. В первом, расположенном у входа, гостей встречает огромный клуб жемчужной пыли или «Большая серая скульптура» Павлова-Андреевича – известного российского художника, который сейчас живет между Сан-Паулу и Лондоном.

Зал 1. «Большая серая скульптура» 


В создании скульптуры, которую Павлов-Андреевич представил в галерее Colnaghi, приняли участие практически триста человек, причем на сбор материала и создание конструкции у художника ушло более двух лет. «Эти люди — те, с кем у меня что-то было в жизни, и эта пыль — из под их кроватей. У каждого человека она разная. Пыль вбирает в себя его привычки, образ жизни и даже то место, где он живет. Например, те, чьи дома находятся у моря, могли обнаружить песок в клубнях пыли. А те, у кого есть животные – их шерсть», – объяснил Федор.

Рассматривая скульптуру вблизи, понимаешь, что художник имеет в виду. Кажется, маленькие и неприметные детали способны раскрыть куда больше секретов о жизни, чем предполагали их хозяева.

Фото: Тома Евсюкова

Вспоминая о времени, когда работа над скульптурой только начиналась, Федор признается, что знакомые и друзья, которых он просил отправить ему пыль, реагировали на предложение по-разному. «Одни отвечали «потрясающе, куда?», другие предлагали прийти и собрать пыль самому, третьи делали вид, что мы вообще не знакомы. Один человек даже попросил у меня деньги», – рассказывает автор. Но это еще не финальный результат. «Большая серая скульптура» будет обновляться каждую неделю, пока идет выставка. О ее дальнейшем будущем Федор тоже позаботился. «Я думал о том, кто захочет владеть огромной скульптурой, состоящей из пыли, и решил, что она будет лишь временным объектом. После того, как я умру, я хочу, чтобы она была сожжена с моим телом, а прах – заключен в капсулу, которую можно будет купить вместе с изображением скульптуры. Это станет отличным финалом для нас обоих».

На противоположной стороне от скульптуры, на стене, висят небольшие графические рисунки. На них художник изобразил кровати когда-то близких ему людей и разместил под стеклами рам клубки пыли, которые были собраны из их спален.

Фото: Colnaghi

А на постаменте, рядом с огромным жемчужным объектом, стоит погребальная ваза этрусков, сделанная из серо-коричневой глины и украшенная рельефными узорами в жанре «импасто» (техника с использованием неразбавленной краски, которая густо наносится на объект – прим.). Как правило, подобные урны, абстрактно повторяющие черты человеческого тела, помещались в небольшие шахты. «Такие мотивы могут быть интерпретированы как духовное послание, указывающее на надежду возрождения души или тела в загробной жизни. Подобно этой вазе, моя скульптура из собранных воспоминаний является сосудом для моей собственной надежды – надежды на вечную и счастливую жизнь среди тех душ, с которыми я был близок во время моего физического существования», – добавляет художник. 

Зал 2. Visita Interiora Terrae 

Если историческим центром экспозиции Федора стала погребальная ваза, то у Нико Вашеллари – редкий коринфский шлем из бронзы с украшениями в виде бычьих рогов. «То ощущение силы, которое он излучает, резонирует во мне, вызывая чувство сопротивления, чувство борьбы с войной, что именно и означает для меня быть художником». 

В галерее Colnaghi итальянский художник, известный своими перфомансами и сложными инсталляциями, представил видео-арт – работу в трех действиях под названием Visita Interiora Terrae («Посети недра земли»). Для автора она воплощает его полное физическое погружение в природу и бессознательное подчинение ее силе. 

«В начале видео меня усыпляют, а затем подвешивают к вертолету, пролетающему над итальянскими возвышенностями Фореста дель Консильо. В тот момент я был бессилен перед величием и тайной природного ландшафта и находился в бессознательном состоянии. Это был опыт, который напоминает путешествие раненых или усыпленных зверей, когда их переносят из одного природного парка в другой», – комментирует Нико.

Зал 3. «Кухня», «Портреты со смеющимся черепом» и «10 тысяч слез»

Третий и самый камерный зал стал площадкой для четырех работ художницы Марины Абрамович и одного шедевра испанского мастера Диего Веласкеса «Преподобная мать Херонима де ла Фуэнте» из частной коллекции. В этой практически сакральной атмосфере объекты переплелись в одну сложную историю – характерную для сербской художницы.

Фото: Тома Евсюкова

Напротив Веласкеса заняла место «Кухня» Абрамович – фотография, сделанная более десяти лет назад в городе культуры «Лабораль». На ней Марина, облаченная в длинное черное платье, сидит на кухне старинного испанского монастыря. 

«У «Кухни» отличная тема, с которой мне всегда нравилось работать. Во-первых, она отражает мой собственный опыт из детства, когда я проводила время на кухне со своей бабушкой – в этом есть элемент памяти и ностальгии. Во-вторых, у нее есть история, которую я прочитала в дневниках святой Терезы Авильской. И потом я совершенно случайно попала на эту монастырскую кухню в Испании, где служительницы каждый день готовили еду для 8000 сирот. Тогда все встало на свои места. Я вошла в это пространство, и образ сразу же появился передо мной – я просто сделала фотографию. Как будто работа уже находилась в моей в голове, и все, что было нужно, – это пространство для воплощения. Очень важно найти правильное место, правильное время и правильный момент. Когда все эти три элемента собрались вместе, родилась «Кухня», – эмоционально объясняет Марина.

Фото: Тома Евсюкова

Диалог между «Кухней» и портретом монахини де ла Фуэнте, написанным Веласкесом, кажется очень интересным. Как рассказала Марина, однажды Херонима действительно встретила святую Терезу Авильскую в Толедо, неподалеку от Мадрида, когда ей было всего четырнадцать лет. Именно после их встречи Херонима стала близка к религии.

Моя реакция на историю святой Терезы представлена на фотографии, а реакция сестры де ла Фуэнте на встречу с ней проявилась в ее преданности, которую так прекрасно запечатлел один из величайших портретистов всех времен, Веласкес.

Марина Абрамович

Кроме фотографии и портрета, в зале представлены еще три объекта, однозначно заслуживающих внимания. Два из них – объемные «Портреты со смеющимся черепом», выполнены из искусственного акрилового камня. 

Фото: Colnaghi

Центром композиции Абрамович стала совершенно новая работа художницы под названием «10 тысяч слез». «С раннего детства мне нравилось смотреть на статуи Мадонны, сделанные из дерева и расписанные вручную. У большинства таких Мадонн из глаз текли слезы. Слезы были сделаны из стекла, и они выглядели настоящими. Уже позже оказалось, что есть человек, который работает в музее Прадо в Мадриде, реставрирует этих Мадонн и делает для них эти слезы взамен утраченных. Тогда я спросила его, сможет ли он сделать для меня 10 000 таких слез, и мастер согласился. Для меня эта работа представляет пролитые слезы всех плачущих Мадонн в мире», – добавляет в заключение Марина Абрамович.

Работы Марины Абрамович, Нико Вашеллари и Федора Павлова-Андреевича, объединенные в выставку Humble Works, можно увидеть до 22 ноября 2021 года в галерее Colnaghi. 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: