Комментарии

Политика-2021: Маша Слоним — с итоговой критикой власти

Вспоминая о главных политических событиях 2021 года в Великобритании и в России, постоянный автор ZIMA Маша Слоним с разочарованием не находит почти ничего хорошего. Зато, как тот пессимист из анекдота, утешат себя тем, что в будущем году хуже уже не будет.

29.12.2021
Маша Слоним
Маша Слоним

Красная нить года

В прошлом декабре журнал TIME назвал 2020 год самым плохим в истории. Я еще не знаю, что думает TIME о 2021-м. Но, взглянув на календарь событий этого года, в котором то и дело мелькают слова «COVID», «пандемия», «локдаун» и «вакцинация», я бы назвала 2021-й «еще более самым плохим».

Ровно год назад Великобритания била рекорды, с одной стороны, по смертности от COVID-19, с другой — по масштабу развернутой кампании вакцинации. На сегодня в стране умерли почти 150 тыс. человек, у которых был подтвержден COVID-19. Британия оказалась на втором месте в Европе по смертности от коронавируса — после России. Но при этом по масштабу и охвату программы вакцинации и по количеству тестов Великобритания тоже в мировых лидерах (в отличие от России). 

В этих обстоятельствах неудивительно, что почти все заметные в 2021 году политические события в Великобритании были так или иначе связаны с эпидемией коронавируса, а также с методами борьбы ней, ее успехами и провалами.

Как и в первый год пандемии (2020-й), в этом политики разделились на две группы. На тех, кто считает, что строгие ограничения и локдауны вводить нельзя, потому что это вредит экономике. И на тех, кто настаивает, что главное — сохранить жизни людей и спасти NHS от перегрузки. Споры продолжаются по сей день, а премьер-министр пытается лавировать между этими двумя течениями. К концу года кажется, что, продолжая лавировать, он может и утонуть.

Фото: Geoff Pugh For The Telegraph / A / Legion-Media

Борис Джонсон года

В начале 2021 года опросы показывали, что по рейтингам Борис Джонсон надежно опережает лидера оппозиции Кира Стармера, а партия тори идет примерно вровень с оппозицией. Успех кампании по вакцинации серьезно поднял рейтинги Джонсона, а щедрая денежная компенсация убытков, которые понес бизнес в результате локдаунов, вывела его министра финансов Виши Сунака чуть ли не в лидеры опросов среди политиков.

Сегодня картина совершенно иная: согласно последним опросам Ipsos Mori, большинство британцев допускает, что к концу 2022 года Джонсон уже не будет премьер-министром. Шестеро из десяти опрошенных не видят его и во главе консервативной партии. По другим опросам, оппозиция обгоняет тори почти на 10 процентных пунктов.

Борис Джонсон растерял очки после публикаций в прессе, которые ни у кого не оставили сомнений в том, что правительственные чиновники и министры, вводя локдауны и другие коронавирусные ограничения, сами их цинично нарушают, веселясь на вечеринках. Кадры из кабинета теперь уже бывшего министра здравоохранения Мэтта Хэнкока, на которых он обнимается со своей помощницей, тоже недвусмысленно свидетельствовали о нарушении им социальной дистанции. Министр, правда, извинился и подал в отставку, но осадок у людей все равно остался. Эта история аукнулась консерваторам, когда на дополнительных выборах округ, который представлял Хэнкок, а до него — другие тори в течение чуть ли не двух веков подряд, был ими с треском проигран.

Были и другие скандалы. В частности, Джонсону снова припомнили историю с ремонтом премьерской квартиры на Даунинг-стрит. На него было потрачено гораздо больше положенных ₤30 тыс., а имя донора, который «пожертвовал» недостающую сумму, долго не оглашалось — в нарушение правил избирательных кампаний. Партия была оштрафована за их нарушение, расследование этой истории продолжается, и до сих пор неясно, что на самом деле знал сам премьер о том, кто одолжил деньги на новые обои в его квартире.

Недовольство Джонсоном высказывают уже не только избиратели, но и его соратники по партии. Очень тревожный звонок для него прозвучал в самом конце года, когда сотня тори, заседающие в Палате общин, проголосовали против введения предложенных правительством QR-пропусков для посещения массовых мероприятий. Чтобы закон прошел, премьеру пришлось искать сторонников среди оппозиции. 

Борис Джонсон всегда славился своей способностью побеждать на выборах и других важных плебисцитах вроде референдума по Брекзиту. Но в нынешней ситуации он действительно может оказаться для партии обузой. Те, кто считают, что в будущем году во главе тори будет другой лидер, который и возглавит правительство, могут оказаться правы. 

Грусть года

Уходящий год, к сожалению, не обошелся и без других разочарований и потерь, о которых трудно не упомянуть.

Так, лично я (и, уверена, не я одна) близко к сердцу приняла гуманитарную катастрофу, которой обернулось поспешное бегство американских и британских сил из Афганистана. Многих афганцев, сотрудничавших с британцами, удалось в последний момент вывезти. Но намного больше людей эвакуироваться не успели: в спешке и неразберихе Форин-офис потерял какие-то документы, министр иностранных дел отдыхал в это время на Кипре, в результате, как утверждает один из сотрудников министерства, 95% электронных писем от тех, кто имел право на эвакуацию из Афганистана, не были даже прочитаны. 

Ужасная гибель мигрантов, пытавшихся попасть в Англию через Ла-Манш, тоже на совести правительств — британского и французского.

Но вот чему я не устаю восхищаться все многие годы, что живу в Англии: эти и подобные им нелицеприятные события не замалчиваются, а, напротив, становятся предметом критики в прессе и широкого обсуждения в обществе. В результате, политика становится здоровее. Какими бы огорчительными и даже оскорбительными ни были некоторые решения и поступки представителей власти, политика в Британии очень живая, и институты, веками позволяющие гражданам влиять на государство, работают исправно. Я не чувствую здесь собственной беспомощности перед властью, я знаю, что от меня что-то зависит.

Россия в этом смысле — совсем другой мир, и об этом я говорю с большим сожалением. И как бы я ни убеждала себя, что никак не могу повлиять на то, что происходит на родине, я, тем не менее, не могу не реагировать на ужасные события, происходившие в этом году в России. Вот лишь часть моего печального списка:

  • отравление и арест Алексея Навального;
  • аресты и репрессии против журналистов, адвокатов и правозащитников;
  • включение журналистов в список иностранных агентов;
  • убийственный приговор исследователю сталинских репрессий Юрию Дмитриеву;
  • постановление суда о ликвидации общества «Мемориал», как раз занимающегося поисками в архивах правды о репрессиях и убийствах сталинского времени.

Радость года

Из редких для этого года радостных событий точно могу выделить одно. И оно тоже связано с Россией — точнее, с одним из ее граждан.

В 2021 году Нобелевская премия мира была присуждена Дмитрию Муратову, многолетнему издателю и главному редактору «Новой газеты» — одному из немногих все еще свободных российских СМИ. «Новая» не позволяет забыть о репрессиях прошлого и настоящего, она доказывает, что настоящая журналистика в России, вопреки всему, жива. Хотя многие из журналистов, работавших в газете, были убиты именно из-за своей самоотверженной работы.

Мне очень хочется, чтобы в новом году радостей у всех нас стало гораздо больше. В том числе — самых простых житейских радостей. Вроде той, которую я испытала в этот Сочельник, когда прочитала сообщение в нашей местной деревенской группе:

— Приглашаем тех, кто остался один на Рождество, в наш дом. У нас можно курить, есть, пить алкогольные и безалкогольные напитки. Это реальное приглашение, звоните, заходите».

И в тот момент, когда я это прочитала, мне, несмотря на все трудности и разочарования этого года, вдруг стало хорошо и тепло. Пусть и вам будет!

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: