Комментарии

Олигарх-гейт: Маша Слоним — о том, как война в Украине меняет основы британского правосудия

Бытовые неурядицы, с которыми сейчас столкнулись попавшие под британские санкции российские миллиардеры, — ничто в сравнении с тем, что их ждет. Юристы под угрозой вторичных санкций могут отказаться представлять их интересы в судах. С точки зрения основ правосудия это нонсенс. Но в результате войны, развязанной российским президентом в Украине, пересматриваются даже казавшиеся незыблемыми британские принципы.

30.03.2022
Маша Слоним
Маша Слоним

Совладелец Альфа-банка и инвестиционный компании Letter One Михаил Фридман в интервью Bloomberg Businessweek сетует на то, что на Западе не понимают, как действует российский режим. Думать, что бизнес в целом или он, Фридман, в частности могут как-то повлиять на Путина и заставить его прекратить войну, — это, утверждает он, заблуждение.

До войны, пишет Bloomberg, состояние Михаила Фридмана составляло около $14 млрд. Сейчас его счета в Великобритании заморожены и карточки заблокированы. Фридман рассказывает, что, согласно санкционным правилам, он имеет право тратить только ₤2500 в месяц — чтобы получить доступ к большей сумме, нужно всякий раз просить разрешение у британского правительства, которое оценит, насколько траты разумны. Видимо, оплата услуг по уборке дома не считается разумной тратой — Фридман сокрушается, что ему не на что нанять уборщицу. Он в отчаянии, тем не менее, говорит, что его проблемы ничто по сравнению с лишениями украинцев, страдающих от войны. 

Сразу после начала военных действий России в Украине Фридману направил письмо сотрудникам Letter One (оно стало достоянием публики), в котором назвал войну «трагедией» и написал, что «война никогда не может быть ответом». Да, Путина он прямо не критиковал, но тут же передал квартиру своих родителей во Львове беженцам, а созданная им благотворительная организация Genesis Philanthropy Group объявила, что жертвует $10 млн еврейским организациям, помогающим беженцам из Украины. 

Аналогичное по смыслу и тональности интервью, только уже The Financial Times, дал и бизнес-партнер Фридмана Петр Авен. Он тоже указывает на то, что Запад не понимает, как устроен процесс принятия ключевых решений в современной России. И тоже рассказывает о бытовых проблемах, возникших у него после попадания в санкционные списки.

Впрочем, эти бытовые сложности — лишь часть (и далеко не основная) проблем, с которыми столкнулись российские миллиардеры, попавшие под санкции. Гораздо неприятнее, что для них сейчас затруднен доступ к услугам юристов, которые могли бы попытаться оспорить санкционные меры в британском суде. Юристы опасаются иметь с ними дело. И не без оснований.

***

Еще до санкций и ужесточения британского законодательства, направленного на противодействие операциям с «грязными» деньгами, юристам пеняли на то, что они помогают олигархам или приближенных к российскому руководству людям легализовать и прятать активы. Теперь, после начала войны в Украине, юристы, опасаясь вторичных санкций и обвинений в пособничестве российским миллиардерам и российскому режиму в целом, часто просто отказываются от работы с русскими клиентами.

Разговоры о моральности, точнее, наоборот, об аморальности юристов зазвучали с новой силой в начале марта. Тогда депутат-консерватор Боб Сили, пользуясь своей парламентской неприкосновенностью, назвал поименно четырех солиситоров из уважаемых юридических фирм «аморальными юристами», разбогатевшими на «сотрудничестве с путинскими прихвостнями». Сили заявил в парламенте, что эти и им подобные юристы коррумпируют британскую систему правосудия, «помогая в последние годы богатым русским клиентам запугивать конкурентов, душить свободу слова и прессу».

Сили, в частности, сослался на иски, которые были поданы в Высокий суд Лондона в 2021 году. В нем упомянутые им солиситоры представляли интересы Романа Абрамовича и тех же Михаила Фридмана и Петра Авена, которые обвинили издательство HarperCollins в том, что выпущенная им книга Кэтрин Белтон Putin’s People содержит клевету в их адрес. Споры удалось урегулировать во внесудебном порядке с предоставлением издателем (а в случае с Абрамовичем и автором) извинений по поводу отдельных аспектов книги и внесением правок в ее текст. В частности, в отношении Абрамовича издатель согласился убрать утверждение о том, что клуб Chelsea был куплен им в 2003 году по указанию Путина, а также перечислить определенную сумму на благотворительность. При этом издержки HarperCollins на процесс составили ₤1,5 млн.

Два десятка организаций, защищающие свободу слова, назвали эти тяжбы «преследованием и попыткой заставить замолчать критиков». Депутат Боб Сили согласен с ними: «Свободная пресса должна преследовать клептократов и нарушителей закона. Почему мы, свободное общество, мать всех парламентов, должны терпеть, когда воры и олигархи запугивают свободные СМИ?»

***

Газета The Times в своей редакционной колонке комментирует ситуацию так: «Защита верховенства закона — краеугольный камень свободного общества. Однако это не то же самое, что защита действий юристов. Санкции против России, наложенные в связи с ее жестокой агрессией в Украине, обнаружили паутину связей между сверхбогатыми бенефициантами путинского режима и представителями юридического сообщества Великобритании. Юристы, которые действуют от лица могущественных российских олигархов, обогащаются, защищая их от тщательных расследований. Law Society (профессиональное сообщество юристов. — ZIMA), представляющее солиситоров Англии и Уэльса, обязано расследовать это».

Скандал вызвал невиданную по интенсивности и остроте высказываний дискуссию на тему профессионализма и этики: имеют ли юристы право отказывать в предоставлении услуг клиенту, И морально ли предоставлять услуги определенным категориям клиентов, когда это сопряжено с получением высоких гонораров? Президент Law Society Стефани Бойс ответила на выпады The Times на страницах специализированного издания The Law Gazette: 

«Работа солиситоров заключается в том, чтобы представлять своих клиентов, кем бы они ни были, чтобы суды могли принимать справедливые решения. Но сейчас обсуждается не это. Проблема — в той секретности, которая выходит за рамки конфиденциальных отношений между клиентом и юристом, а также в технике запугивания и выматывания ответчиков в судебных тяжбах, которые ведутся от имени олигархов».

Подобная дискуссия казалась невозможной до войны: юристы, будучи провайдерами специализированных и строго регулируемых услуг, традиционно были защищены от отождествления с клиентами или их интересами. Но борьба с «грязными» русскими деньгами сдвинула акценты.

Многие юристы продолжают отстаивать точку зрения, что главным принципом профессии остается представление в рамках действующего законодательства и профессионального регулирования интересов клиента — кем бы он ни был. Правда, после того как заместитель премьер-министра Доминика Рааба заявил, что «правительство не потерпит, чтобы русские олигархи и другие коррумпированные представители элит злоупотребляли британским правосудием и затыкали рот тем, кто раскрывает их преступления», продолжающих твердо стоять на этой позиции будет еще меньше.

Доминик Рааб имеет в виду еще не принятый парламентом законопроект, который осложнит процесс предъявления исков о диффамации и нанесении вреда репутации. Кроме того, как стало недавно известно, в Национальном агентстве по борьбе с преступностью (NCA) создается подразделение, которое будет расследовать деятельность не только олигархов, но и тех, кто в силу своей профессии помогает им. Следователи этого подразделения будут проверять юристов, банкиров и даже агентов по продаже недвижимости, среди клиентов которых есть «неблагонадежные» русские. Речь идет не только о тех, кто попал в санкционные списки, а обо всех, кто каким-то образом связан с Путиным. Создание такого подразделения заставит британских юристов трижды подумать, прежде чем браться за представление интересов российских клиентов. 

Похоже, затеянная Владимиром Путиным война ударила не только по Украине и России, но и по некоторым незыблемым раньше принципам в Великобритании.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: