Комментарии

Вокруг войны: Илья Гончаров — о главных текстах этой недели

Всю неделю Илья Гончаров читал ведущие СМИ, изучая, что и как они пишут о «спецоперации» Владимира Путина в Украине и реакции на нее в мире. Вот его подборка самых интересных статей.

25.03.2022
Илья Гончаров
Илья Гончаров

Почему Путин увяз в Украине?

И западные, и украинские, и независимые российские СМИ единодушны в том, что Путин увяз в Украине и решил устроить затяжную войну. И все анализируют, как так вообще вышло.

The New York Times задается вопросом, почему в Украине погибает много высокопоставленных российских военных. Гибель генералов была чрезвычайно редкой даже в прошлом, а уж в условиях сегодняшней войны это вообще немыслимо, но Россия потеряла уже шесть военачальников. В чем причина? Эксперты, опрошенные NYT, говорят, что Россию подвели некачественные разведданные. В целом в статье утверждается, что российская власть сейчас переживает сложный момент, путинские «ястребы» начинают обмениваться взаимными обвинениями в некомпетентности, и неизвестно, до какой степени провал «блицкрига» может расколоть российскую элиту.

Обозреватель Бен Джуда в Evening Standard также пишет, что в НАТО считают, что война будет долгой и затяжной: Украина станет «европейской Сирией», а Россия превратится в «европейский Иран». Шансов сломить Россию санкциями у Запада нет, но можно ослабить ее и усадить за стол переговоров, полагает Джуда.

А Шон Реймент в The Spectator пишет о невысоком боевом духе российских военных:

«Армии могут выигрывать войны только в том случае, если их солдаты готовы сражаться, если их боевой дух высок и если они должным образом экипированы и хорошо обучены. Но самое главное, солдаты должны верить в свое дело. У российского солдата всего этого нет — или почти нет».

Почему эксперты недооценили Украину?

Месяц назад эксперты по российской армии единодушно давали Украине кто 72 часа, кто 96 часов — ну максимум три недели. После этого страну, по их мнению, ждало неминуемое поражение. Сегодня, спустя месяц войны, очевидно, что Украина успешно противостоит неприятелю.

В связи с этим обозреватель The Atlantic Элиот Коэн пишет: «Аналитики и комментаторы неохотно заявляют, что российское вторжение в Украину захлебнулось и что война зашла в тупик. Куда более реальным было бы замечание, что украинцы побеждают. Так почему же западные аналитики не могут этого признать?»

В The New York Times на эту же тему вышла статья военного корреспондента Джулиана Барнса. Он сравнивает две военные ситуации, нынешнюю в Украине и недавнюю в Афганистане. И там, и там военная разведка США дала неправильные прогнозы: «Американские военные, похоже, недооценили волю обеих стран. В Афганистане спецслужбы предсказывали, что правительство и его силы смогут продержаться не меньше шести месяцев после ухода США. В Украине сотрудники разведки думали, что российская армия возьмет Киев за два дня. Обе оценки оказались ошибочными». Главное, что, по его мнению, недооценили эксперты, это моральный дух украинских войск:

«Эти просчеты показывают, что даже в эпоху электронных перехватов и анализа, основанного на огромном количестве данных, человеческие отношения по-прежнему имеют значение для точной оценки морального духа страны или вооруженных сил. Бывшие сотрудники разведки говорят, что именно поэтому Вашингтону крайне важно консультироваться с людьми, которые работают непосредственно с войсками».

Если бы американцы не ошиблись насчет Афганистана, это помогло бы им начать эвакуацию афганцев гораздо раньше. В случае с Украиной, наоборот, они быстрее начали бы поставлять украинцам больше оружия.

Будет ли ядерная война?

Эксперты, которые отваживаются писать на эту тему, говорят, что такая война маловероятна, но ее возможность, увы, не исключена. Никто пока не угрожает применить ядерное оружие напрямую, но стороны могут недопонять намерения друг друга. Не исключены также провокации.

В The Atlantic вышла на эту тему хорошая статья. Если коротко, то баланс сдерживания сейчас отрегулирован лучше, чем, например, во время Карибского кризиса, — в первую очередь, благодаря США, которые объявили политику неприменения ядерного оружия первой. В 1962 году такой политики у Америки не было, и Хрущев не мог быть уверен, что она не ударит первой. Все это, правда, несколько осложняется тем, пишет The Atlantic, что Хрущев и Кеннеди были здравомыслящими людьми, чего нельзя сказать о Путине.

Еще одна интересная статья в The New York Times — о том, как в последние годы развивалась ядерная гонка. Хорошие новости в том, что шла она по принципу «кто сделает наименее разрушительные ракеты». В результате, сегодняшние новейшие разработки — это относительно маломощные бомбы с зарядом в половину Хиросимы. Сравним их с ракетами, которые строили во время «холодной войны» — в тысячу Хиросим и больше – и возрадуемся. Плохие новости заключаются в том, что даже пол-Хиросимы — это очень много.

Откажется ли Европа от российских энергоносителей?

Санкции, уже введенные против России разными странами мира, полезны и нужны, но их недостаточно. К отказу от российских нефти и газа продолжают призывать многие политики, в первую очередь, разумеется, президент Украины Владимир Зеленский. Покупка энергоресурсов финансирует войну Путина в Украине и репрессии в России.

Главный покупатель углеводородов — Европа. И именно ей сложнее всего диверсифицировать закупку энергоносителей. Сейчас европейские лидеры и СМИ раскаиваются в том, что в течение десятилетий впадали в нефтегазовую зависимость от Путина, и заявления о том, что с этой иглы нужно слезать, громко и уверенно звучат и в самой Европе. Об этом говорят самые разные политики, от министра иностранных дел Литвы Ландсбергиса до премьер-министра Испании Санчеса, который призвал Европу перестать быть «заложницей Путина».

Но получится ли это? Если коротко, то отказ от российского газа, к сожалению, в ближайшей перспективе для ЕС невозможен. Отказ от нефти более реалистичен, но европейским политикам придется столкнуться с таким мощным сопротивлением с самых разных сторон, что надеяться на скорейшую блокаду путинской нефти тоже не приходится.

Сопротивление ЕС будут оказывать не только Россия, но и некоторые страны ЕС и члены ОПЕК, не заинтересованные в увеличении добычи, а также собственные европейские промышленники, которые вынуждены сворачивать производство из-за высоких цен на энергию, фермеры и рядовые избиратели, недовольные повышением розничных цен. Так что, несмотря на сегодняшние договоренности ЕС с США о газе, Европе, похоже, еще долго придется быть «заложницей Путина».

Если хочется подробностей, то по теме нефтяного и газового эмбарго России предложу, прежде всего, почитать:

  • обзор The Wall Street Journal о готовности Европы к таким шагам;
  • обзор The Economist про препятствия, с которыми придется столкнуться Европе.

Как идет борьба с русскими деньгами на Западе?

Западный мир продолжает вводить санкции в отношении российских олигархов и людей, разбогатевших на сотрудничестве с российской властью. В СМИ про это, разумеется, тоже много пишут.

На этой неделе The Guardian запустил проект под названием Russian asset tracker. Издание планирует регулярно выкладывать новые расследования. Правда, пока там всего пара статей об Романе Абрамовиче и Алишере Усманове — последняя публикация датирована 22 марта. Но подождем, может, будет больше.

Не пропустите также эту обзорную статью BBC о яхтах российских олигархов: какая где задержана и под какие санкции попала. С инфографикой, картинками и большими буквами.

А Washington Post сделала действительно доброе дело: объяснил западному читателю, что далеко не всякий русский миллионер — олигарх, и вообще, в России много разных состоятельных людей, которые разбогатели при разных обстоятельствах и в разное время, и далеко не все они помогают или сочувствуют Путину. Хороший разбор того, как устроен российский «олигархический» ландшафт.

По отдельным личностям: если на прошлой неделе вы не успели посочувствовать Михаилу Фридману, который рассказал Bloomberg о том, как живет под санкциями, то теперь не пропустите аналогичные признания от Петра Авена The Financial Times. Примечательно, что оба предпринимателя не считаются особо приближенными и доверенными лицами Путина, однако санкции по ним ударили и впрямь очень больно.

Будет ли голод в Северной Африке?

Пока обыватель в Британии и ЕС переживает, что у него подорожал бензин, обыватель в Ливане, Египте и Тунисе боится (и не без оснований), что ему будет нечего есть.

Война в Украине и санкции против России сотрясают не только топливно-энергетический сектор, но и рынок зерна. Украина и Россия выращивали до войны 26% всей мировой пшеницы, значительная часть которой кормила страны Африки и Ближнего Востока. Украина в целом посевную по уважительным причинам не начала, а из России вывозить хлеб, возможно, будет очень сложно — из-за санкций и ухода западных транспортных, страховых и прочих компаний. В богатых западных странах в результате просто подорожает хлеб (в дополнением к общему подорожанию всего на фоне топливного кризиса), а для бедных эта ситуация — реальная угроза голода.

Об этом подробно пишут, в частности, Politico, Financial Times и Wall Street Journal.

Как поживают русские за рубежом?

Пару недель назад западные СМИ активно писали, как после 24 февраля живут русские в Лондоне. Теперь они обратили внимание на новую волну русской эмиграции, которая бежит уже не в Лондон, а куда может. Репортажи об этом вышли, например, в Politico (о русских в Стамбуле) и в The New York Times (о русских в Ереване).

Впрочем, на мой взгляд, русскому читателю гораздо интереснее прочитать об этом в русскоязычных СМИ (скажем, в «Медузе» или в «Холоде»), которые тоже на этой неделе выпустили репортажи из Еревана, Стамбула и Тбилиси. Все-таки западные СМИ с их телеграфным стилем не так круто передают царящие в этой среде чувства стыда, безнадежности и боли, смешанные со страхом, неопределенностью и раздражением от бытовой неустроенности, как это делает, например, Илья Азар в «Новой газете».

 Особняком от новой волны стоит репортаж The Los Angeles Times из «маленькой Одессы» — нью-йоркского района Брайтон-Бич. Как конфликт в Украине переживает и осмысливает живущий там пестрый и веселый микс эмигрантов из разных республик бывшего СССР, обитающий там уже 50 лет? Что говорят друг другу американец, родившийся в Питере, и американец, родившийся в Харькове? Ссорятся ли они теперь? Кого в целом поддерживает Брайтон-Бич? Меняют ли вывески знаменитые магазины вроде Taste of Russia? Все ответы найдете в статье.

Война в Украине и «cancel culture»

Начинают появляться интересные (и разные) мнения о «культуре отмены» в свете нынешних событий.

Одни — например, Рене Диреста в The Atlantic — отмечают, как смешны и нелепы были недавние woke wars по сравнению с тем, что происходит сейчас. Сегодня, когда мы видим настоящую битву добра со злом, даже смешно вспоминать, из-за чего мы еще недавно ссорились в соцсетях.

Другие — например, Шерил Джейкобс в The Telegraph — говорят, что все эти «культурные войны» никуда не делись и продолжают мешать Западу выступать единым фронтом против диктатора.

Третьи не упускают случая развязать свою маленькую woke war, причем иногда даже против Украины. Очень стыдный, на мой взгляд, пример неуместного вотабаутизма —критика в адрес президента Зеленского после его выступления перед Кнессетом, где он напомнил израильским политикам об украинских праведниках мира, прятавших евреев во время Второй мировой войны. Некоторые, например, Изабель Сокинс и Грейс Роллисон в The Spectator написали: «А как насчет тех украинцев, которые помогали немцам расстреливать евреев? Что-то вы про них-то молчите, а?»

Никто не отрицает, что украинцы участвовали в расправах над евреями в 1939-1945 годах. Но не самое подходящее время спорить об этом сейчас, когда современных украинцев, родившихся после войны и не виноватых в Холокосте, утюжат «градами».

Эта забавная российская пропаганда

Запад уже давно с ужасом, граничащим с восторгом, глядит на то, как ловко Путин научился промывать мозги согражданам. На неделе в американских и британских СМИ вышло несколько интересных статей, посвященных современной русской пропаганде.

The Los Angeles Times посвятила большой текст «князю пропаганды» путинского телевидения Дмитрию Киселеву, рассказав, как его нынешние перлы и лучшие хиты прошлых лет (вроде «радиоактивного пепла») способствуют сгущению мрака невежества в России. Удовольствие смотреть русский телевизор имела и обозреватель The Spectator Джейд МакГлинн. Читайте ее интересный анализ современного российского вранья, густо замешанного на национальном мифе о том, что Запад спит и видит, как бы нагадить России.

Более глубоко в темную русскую душу попытался заглянуть The Economist — там вышла большая статья о современном русском культе войны, его истоках и ценностях:

«Это крестовый поход против либерального европейского будущего ведется во имя «русского мира», малоизвестного исторического термина, ранее обозначавшего славянское единство. Путинский режим принял эту идею на вооружение и снизил ее до уровня мракобесной антизападной смеси православной догмы, национализма, теории заговора и гэбэшного сталинизма. Война — последнее и самое яркое проявление этого реваншистского идеологического движения. Она выдвинула на передний план темную и мистическую внутреннюю сущность, влюбленность в смерть».

Китай: что на уме у восточного великана?

Множество статей на неделе было о том, поддержит ли Китай путинскую войну, и что он вообще ожидает и выжидает.

Обозреватели полагают, что Китаю были бы по-своему выгодны и поражение, и победа Путина. Победа (особенно быстрая) создала бы прецедент для захвата Тайваня. А поражение делает Россию продовольственно-энергетическим приложением к Китаю.  Однако вмешиваться в ход боевых действий (даже на уровне дипломатии) Пекин не спешит. Действия России он официально не осуждает, но и помогать Путину, несмотря на заявления о «безграничной дружбе», не соглашается. Эксперты думают, что на душе у Китая холодная лягушка: он все-таки экономически зависим от Запада и совершенно не заинтересован в санкциях, а товарищу Си к тому же в этом году идти на третий срок. Подробнее про Китай рекомендую читать, например, в New York Times и в FT.

И еще несколько ракурсов

The Economist составил подборку книг о Путине и проанализровал, как менялось отношение западных авторов к фигуре российского президента. В начале его правления о нем писали как о «сером и неприметном офицере КГБ». В нулевые, вплоть до Крыма, о нем говорили как о «всесильном и жадном главе мафии». А после Крыма и особенно сегодня о нем стали писать как об обиженном на весь белый свет психопате, который хочет отомстить. Заканчивается подборка почему-то «Днем опричника» Сорокина. Такими, видимо, по мнению обозревателя, будет российское будущее при Путине.

Неожиданный ракурс от BBC: что сейчас происходит с суррогатными матерями Украины и рожденными ими младенцами, как их спасают? Ежегодно в Украине посредством суррогатного материнства рождается более 2000 детей, в большинство своем — для иностранных пар. В стране около полусотни репродуктивных клиник и множество агентств и посредников, которые сводят пары, называемые «предполагаемыми родителями», с суррогатными матерями. Десятки детей и матерей сейчас спасаются от войны, а предполагаемые родители им всячески помогают.

И напоследок — ненавязчивое напоминание от WSJ, которая, конечно, ни на что не намекает: на протяжении XX века все проигранные Россией войны заканчивались распадом страны и/или революцией и гражданской войной.

Фото на обложке: UrbanImages / Legion-Media
Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: