Досуг

Природа, пойманная за руку. Блог Джерри Миллера

Я не искусствовед, а гид, и мне непривычно писать о художественных выставках один пост за другим. Но сейчас в Лондоне “гостят” и Рембрандт, и Тернер (про последнего даже сняли фильм). А в музее декоративного и прикладного искусства Виктории и Альберта (известного всем под сокращенным названием Ви-энд-Эй, V&A) до середины января продолжается выставка “Констебль: становление мастера”.

Спрашивается: а почему именно музей декоративного искусства, а не картинная галерея устраивает выставку важнейшего пейзажиста Англии всех времен? Да все просто: в 1888 году старшая дочь Констебля Изабелла подарила V&A ключевое собрание картин, эскизов и акварелей отца – по существу, все содержимое его студии на Шарлот-стрит в центре Лондона. А как, если не по наброскам и подготовительным работам, проследить за ходом мысли маэстро? Привезите сюда из Национальной галереи и других коллекций самые известные его картины: “Телегу для сена”, “Солсберийский собор после дождя”, “Открытие моста Ватерлоо” и “Пшеничное поле”, добавьте из зарубежных собраний картины старых мастеров, у которых Констебль учился (Пуссена, Лоррена и Рубенса), и вуаля, выставка готова.

John Constable. Stratford Mill
John Constable. Stratford Mill

В октябре 2014 года лондонский журнал Time Out предложил группе деятелей искусства и коллекционеров отобрать 100 самых важных произведений, висящих в галереях Британских островов. И что же вы думаете? Ни одно из больших полотен Констебля в этот список не попало. А попал (под 82-ым номером) акварельный “Этюд перьевых облаков”. Что делать: Констебль нынче не в моде, его картины стали чуть не символом мещанства, их воспроизводят на коробках конфет и чайных полотенцах. В 1990-х годах художники-эмигранты-хулиганы (в хорошем смысле этого слова) Виталий Комар и Александр Меламид произвели опросы людей в различных странах, интересуясь, что бы те хотели видеть на картине. На основе этих опросов они создали серию изображений под общим заголовком “Выбор народа”: любимая картина американца, русского, китайца и т.д. Я помню, что любимая картина англичанина подозрительно напоминала полотна Констебля: на переднем плане на пшеничном поле трудится фермер, где-то рядом обязательно пасется любимое английское животное – лошадь, а на заднем плане, естественно, готическая церквушка.

Прежде чем переходить к рассказу о выставке, я не могу удержаться, чтобы не сказать два слова в защиту мастера, становлению которого выставка посвящена. Во-первых, Джон Констебль был первым крупным европейским художником, который стал вовсю пользоваться недавним тогда французским изобретением: масляными красками в тюбиках. До него художники под открытым небом делали лишь наброски, а смешивали краски и живописали в своей студии, чтобы краски не успели высохнуть раньше времени. Так что Констебль был первым пейзажистом в истории европейского искусства, который начал рисовать пейзажи с натуры! Поэтому его работы так близки к реальной жизни.

John Constable. Salisbury Cathedral and Leadenhall from the River Avon
John Constable. Salisbury Cathedral and Leadenhall from the River Avon

Второй неоценимый вклад Констебля состоит в том, что он и его современник англичанин, химик Люк Хаворд (Luke Howard) первыми в истории уделили достойное внимание тучам и облакам. Констебль часами сидел на полянах лесопарка Хампстед-Хит недалеко от своего дома и делал быстрые наброски постоянно меняющейся небесной картины. Сохранились десятки, если не сотни, его рисунков с примечаниями на обратной стороне, типа: “Пятое февраля, три часа пополудни, направление ветра северо-восточное”.  На больших полотнах Констебля небо никогда не бывает безоблачным, оно попросту английское и часто занимает больше половины композиции. Люк Хаворд же, с которым Констебль наверняка пересекался, первым ввел научную классификацию облаков, ему мы обязаны школьными знаниями о перьевых, кучевых и других водяных небесных массах. На мемориальной доске на доме в лондонском квартале Тотенхем, где Хаворд прожил последние годы и умер, ему присвоен титул “Namer of the Clouds”.

John Constable. Weymouth Bay
John Constable. Weymouth Bay

Мы привыкли на выставках видеть готовые работы художников. Здесь же, если сравнивать работу живописца с работой инженера-строителя, представлены и куски арматуры, и проводка, и рабочие чертежи, и инструменты, и, время от времени, готовые здания. Помимо всего прочего, английский пейзажист был необычен тем, что рисовал подготовительные работы того же размера, что и окончательные, и на выставке они висят рядом, так что неподготовленный посетитель издалека может подумать, что  полнометражные эскизы это некачественные копии оригиналов.

При входе на выставку на большом экране в два человеческих роста демонстрируются киноизображения тех мест, где художник рисовал свои знаменитые полотна, а рядом висит карта “Англия Констебля”.  Больше всего здесь видов его родных краев Восточной Англии: Флэтфордская мельница (принадлежавшая его отцу), долина реки Стур, деревушки Ист-Бергхольт и Дэдхем. Наш пейзажист, конечно, путешествовал совсем не так много, как его современник и другой гигант английского искусства Уильям Тернер, которого вообще можно назвать художником-путешественником. Констебль в дневниках писал, что лучше всего у него получаются изображения мест, близких ему.

Другой интересный момент. Констебль родился и вырос в десятке километров от городка Садбери – родины другого важнейшего английского живописца Томаса Гейнсборо. Гейнсборо больше известен как портретист. Помню, одна культурная дама из Москвы, когда я упомянул имя Гейнсборо, сказала: “А этот тот, у кого женщины с высокими прическами!”.Да, именно тот. Так вот, сам Гейнсборо, живший лет за 40 до Констебля, считал, что его настоящее призвание в жанре пейзажа. Но доходы ему приносили портреты. Так вот, редкие гейнсборовские пейзажи близки к работам Констебля, только наивнее и менее реалистичны. Сам Констебль писал, что ему в каждом дереве и кусте родных мест видятся полотна Гейнсборо.

John Constable. A View on the Stour near Dedham
John Constable. A View on the Stour near Dedham

Как повествует выставка, Констебль, в отличие от Тернера, делал копии старых мастеров даже в поздние периоды своего творчества: иногда точно, иногда с вариациями. Вот висят оригиналы Соломона ван Русдела и Николя Пуссена, а рядом их воспроизведения кисти Констебля. Легко заметить, что Констебль и не только в копиях использует композиционные формулы Лоррена и Рубенса. Важнейший английский художник XVIII века Джошуа Рейнольдс (второй только после Томаса Гейнсборо) наставлял своих учеников, что копировать старых мастеров важно и нужно, но каждый раз следует стараться их превзойти.

А вот здесь под стеклом теоретические трактаты по искусству, которыми пользовался Констебль, в том числе и труд Леонардо да Винчи. Констебль вовсю экспериментировал с пейзажными идеями да Винчи, например: взять кусок стекла, на нем, глядя сквозь стекло, сделать контуры разных элементов местности, а потом переносить их сначала на бумагу, а потом на холст.

Парадоксально, что лучший мастер сельского пейзажа Англии почти всю свою жизнь прожил в пригороде Лондона Хампстеде (где на двух домах есть мемориальные доски в память об этом). Лондон был тогда самым большим и промышленно развитым городом планеты, однако у Констебля нет ни одного городского пейзажа или хотя бы наброска с видами города!

John Constable. Stour Valley and Dedhum Village
John Constable. Stour Valley and Dedhum Village

Жена Констебля Мэри страдала чахоткой, и, по рекомендации врачей, они одно лето за другим проводили на новом тогда морском курорте в Брайтоне. Отсюда, кстати, и многочисленные морские пейзажи художника. После смерти супруги Констебль последние несколько лет своей жизни провел в своей студии в центре города и там же скончался. Он, его жена и дети похоронены при церкви Сент-Джон в Хампстеде. Лондон имеет полное право считать этого художника-деревенщика одним из своих сыновей.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: