Досуг

Прогулка по лондонским кладбищам – 2. Блог Джерри Миллера

На больших общественных кладбищах Лондона самое английское (после дуба) растение  – плющ, обвивающий паутиной своих стрельчатых листьев надгробья и памятники, – смотрится особенно хорошо. Порой он растет не очень густо, так что можно даже надписи прочитать, а порой стелется таким плотным покровом, что угадываются только контуры.

Бромптон-Семетери распланировал архитектор Бенджамин Бод. Он построил в центре его небольшую часовню в стиле базилики св.Петра в Риме с примыкающими к ней длинными колоннадами, обрамленными катакомбами. Часть Бромтон-Семетери – военное кладбище, где покоятся тела британских военнослужащих, погибших в Первую и Вторую мировые войны.  Среди известных людей, похороненных здесь: митрополит Антоний Сурожский, Генри Колу – основатель Музея Виктории и Альберта и изобретатель рождественско-новогодней поздравительной открытки.

brompton_cemetery_29
Кладбище Brompton

Бромптонское кладбище чрезвычайно популярно у киношников. Тут снимались сцены с могилой лорда Блэквуда в последней голливудской версии Шерлока Холмса с Робертом Дауни-младшим. Этот некрополь запечатлен во многих других лентах, таких как “Порок на экспорт” (2007), “Мудрость крокодилов” (1998), “Громобой” (2006), “Волшебная страна” (2004) и многие другие. Добавим, что это кладбище известно как излюбленное место встречи геев.

Если вас пугают размеры трех вышеупомянутых викторианских погостов, есть на севере Лондона врата в мир иной более компактные, но не менее впечатляющие – это крематорий Голдерс-Грин (Golders Green Crematorium). Часть его представляет большой колумбарий, где в закрытой части на полках стоят урны с пеплом отца психоанализа Зигмунда Фрейда и балерины Анны Павловой. Урна Павловой сделана из светлого мрамора, а у ее основания с одной стороны установлен белый керамический лебедь, с другой – присевшая в па изящная танцовщица. Урна Фрейда – бесценная древнегреческая ваза, подаренная ему одной из его поклонниц. Напомним, что Фрейд был классицистом, это ясно из введенных им в науку терминов, таких как Эдипов комплекс (по имени древнегреческого царя). Фрейд прожил в Лондоне последний год своей жизни, его, светского еврея, по существу, выкупила у Гитлера богатая  французская дама, в прошлом, его пациентка. Фрейд страдал от рака слизистой оболочки, и в сентябре 1939 года его лечащий врач впрыснул ему смертельную дозу морфия – тогда фонация была на Британских островах законна.

Крематорий Golders Green
Крематорий Golders Green

Среди других “загробных” обитателей крематория писатель Брем Стокер, премьер-министр Навил Чемберлен и писатель-фантаст Герберт Уэлс.

Большую часть территории крематория Голдерс-Грин занимает поляна, где развеивают прах кремированных. Чтобы выйти на эту поляну, нужно пройти через основное здание крематория с примыкающими к нему аркадами – все из темно-красного кирпича. По периметру поляны посажены кусты и деревья с мемориальными табличками в память о тех, чей прах тут развеян. Осенью и весной поляна покрыта разноцветными крокусами, видно, что им хорошо растется в богатой удобрениями земле.

При входе на большие лондонские кладбища можно за небольшую плату или бесплатно получить план территории. В беспечных прогулках по этим местам вечного упокоения нет ничего странного или зазорного. Чтение мемориальных табличек – занятие и познавательное, и увлекательное. С этой точки зрения крошечный Postman’s Park в лондонском Сити представляет особый интерес. Собственно, он не кладбище, хотя и расположен парк на месте средневекового кладбища. Это городской мемориал в память о людях, погибших при спасении других людей. Вот содержание одной из десятков мемориальных досок, составленных из керамических плиток ручной работы:

“Гарри Сислей, десятилетний мальчик из Килбурна, утонул в попытке спасти своего брата после того, как его самого только что спасли 24 мая 1878 года”.

Postman's Park
Postman’s Park

Создание в парке открытой галереи с висящими на стене плиточными панно принадлежала художнику и филантропу XIX века Джорджу Фредерику Ваттсу.  А над дизайном работали лучшие мастера того времени, такие как Уильям де Морган и фирма Ройал Далтон.  Так что здесь есть, как говорится, и что почитать и на что посмотреть.

На еще одно небольшое лондонское кладбище стоит заглянуть разве что ради погребального чуда – так называемого “Дерева Харди” (The Hardy Tree) при старой церкви Сент-Панкрас (St Pancras Old Church), упрятанной позади вокзала Сент-Панкрас. Классик английской литературы Томас Харди начинал свою профессиональную жизнь как ученик архитектора. В 1862-1867 архитектурная фирма, на которую он работал, планировала прокладку новой железнодорожной ветки к позднее построенному вокзалу Сент-Панкрас (сегодня – главному терминалу поездов, идущих в Париж). Ветка эта должна была пройти по территории кладбища, и было решено перенести все могилы с пути строительства на остающуюся нетронутой часть кладбища. Эта незавидная обязанность пала на юного Харди. Будущий писатель распорядился, чтобы рабочие переносили останки погребленных и надгробные камни к большому вязу и расставляли их вокруг дерева концентрическими кругами. Дерево продолжало расти, корни его вздымались между могилами, взламывали плиты – так постепенно и возникло то невероятное зрелище, которое можно увидеть в наши дни.

The Hardy Tree
The Hardy Tree

Раз уж вы добрались до этого кладбища, то стоит прогуляться от “Дерева Харди” на несколько метров, чтобы полюбоваться семейным склепом важнейшего лондонского архитектора XVIII века Джона Соуна, который, среди прочего, построил здание Английского банка в Сити. Это небольшая усыпальница, выполненная в древнегреческом стиле, с каменной беседкой посередине, под которой стоит могильный камень. Существует мнение, что именно эта беседка подсказала другому важнейшему лондонскому архитектору (на этот раз первой половины XX века), Джайлсу Гильберту Скотту, форму лондонской телефонной будки.

Есть в центре города еще одно хоть и небольшое, но исторически важное кладбище – пуританское (то есть неангликанское) Банхилл-Филдс (Bunhill Fields) рядом с Сити. Сегодня оно – просто городской сквер, но среди надписей на памятниках и надгробьях без труда можно найти имена поэта и художника XVIII века Уильяма Блэйка, с детства нами любимого писателя Даниэля Дефо, религиозного мыслителя и баптистского проповедника XVII века Джона Баньяна и основателя квакерского движения Джорджа Фокса.

Bunhill Fields
Bunhill Fields

В заключение я хотел бы рассказать о невероятных злоключениях могильной плиты Даниэля Дефо. Дефо умер в 1731 году в больших долгах и с множеством врагов, так что похоронен он был под вымышленным именем мистера Дабоу (Mr Dubow). В 1857 году, через 130 лет после его смерти, в надгробье ударил разряд молнии, и оно треснуло. Через десять лет редактор детской газеты “Христианский мир” бросил клич и собрал с детей Англии по подписке деньги на подобающий памятник в виде мраморного обелиска. На Банхильское кладбище во время Второй мировой войны упала немецкая бомба, и позднее многие надгробья пришлось вытаскивать из воронки и переносить в другие места кладбища, не имеющие проямого отношения к останкам похороненных. А надгробье автора “Робинзона Крузо”, где уже значилось его настоящее имя, вообще найдено не было. Через пару десятков лет его неожиданно обнаружили  в городе Саутхамптоне на юге Англии. Как рассказывают, оно было частью какой-то ограды. Надгробье перевезли не на Банхилл-Филдс, а в общественную библиотеку лондонского квартала Сток-Нюингдон, где Дефо родился и жил много лет. Надгробье вместе с бюстом Дефо стояло в фойе библиотеки. Но в этом, 2014 году, власти решили, что гробовая плита, как было сказано, подвергается актам вандализма, и перевезли ее в местный краеведческий музей. Тут вспоминается старый анекдот. Надпись на гробовой плите еврейского кладбища: “Сарочка, не приходи сюда так часто, дай полежать спокойно!”

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: