Досуг

Евгения Альбац в Пушкинском Доме

28 февраля Борис Немцов был расстрелян у стен Кремля «неизвестными». Волна шока заполонила СМИ и интернет, где на повестке стоял даже не вопрос “кто и зачем”, а скорее – “чего ждать дальше”? Впрочем, западные обозреватели уже вынесли вердикт: смерть Бориса Немцова положила конец оппозиции в России, и ничего хорошего это не предвещает.

Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева

Не мудрено, что специально приглашенная Пушкинским Домом из Москвы Евгения Альбац, российский политолог, редактор журнала The New Times и одна из ведущих на радио “Эхо Москвы”, говорила вчера вечером о последних событиях в России и убийстве Немцова.  Несмотря на то, что беседу в нужное русло направляла Бриджит Кендалл, дипломатический корреспондент BBC (сфера профессиональных интересов которой сосредоточена на русско-западных и русско-восточных отношениях), собравшаяся многочисленная публика жаждала получить ответы на те же вопросы, что и Бриджит. Поражало умение Евгении мастерски выстраивать свою речь, максимально отвечая на каждый вопрос в предельно короткий срок. Мне тогда подумалось, что, должно быть, этому она научилась в Гарварде, где получила степень магистра и доктора, т.к. такие текстовые конструкции не типичны для русского искусства красноречия.

Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева

Бриджит Кендалл не стала тратить время на биографию известной российской журналистки и не долго думая задала тот самый важный вопрос, который вертелся на языке у каждого присутствующего: в чем смысл убийства Бориса Немцова? «Меня это совсем не удивило», – отметила Евгения и пояснила, что убийство одного из самых ярких оппозиционеров при теперешнем режиме в России – не новость. Она привела в пример Колумбию, Аргентину и Уругвай. Ты можешь критиковать правящий режим, но ни в коем случае не трогать его верхушку, в данном случае – Владимира Путина, объяснила она. Евгения не раз предупреждала Бориса Немцова поберечь себя, не слишком высовываться. Показательно то, что за несколько дней до своей смерти Борис Немцов в интервью “Собеседнику” признался, что боится ответных действий от Путина, боится, что его убьют.  В то же время Евгения Альбац твердо и уверенно заявила, что не считает, что убийство Немцова было заказано Путиным. Скорее всего, кто-то просто преподнес ему своеобразный «подарок», как это случилось с убийством Анны Политковской. «Какое же послание этого ужасного убийства, которое выпадает из схемы “Анна Политковская – Александр Литвиненко”… своей показательностью и жестокостью? Зачем стрелять в него прямо у стен Кремля?» – продолжала спрашивать Бриджит. Место проведения расстрела было выбрано намеренно как прямое предупреждение всем остальным оппозиционерам, что такое может постигнуть каждого, разъяснила Евгения.

Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева

Дальше известный российский политолог посчитала своим долгом разъяснить, как случилось, что Путин получил неограниченную власть в России, пересказав известную теорию о том, что правящая элита Ельцина в поисках нового преемника пришла к идее т.н. русского Пиночета для сохранения текущего положения вещей. Они были увлечены мыслью о человеке закона и порядка. Путин был предан КГБ и отвечал нужным критериям, потому им казалось, что его будет легко контролировать. Это были русские бюрократы, которые не только не испытывали уважения к правам человека, а наоборот, полностью их оскверняли. Институт их власти исключал конкуренцию, инакомыслие и демократию. В таком режиме прошли первые 8 лет правления Путина, в котором оппозиции было невозможно выжить. В 2008 правящая элита получила полный контроль над финансами государства, а в 2011-2012г последний институт из оставшихся – институт президентской власти – был уничтожен. Теперь у Путина нет возможности передать власть своему преемнику, он не может сдать свои полномочия – он должен оставаться у власти навсегда. «Это единоличное правление, и это большая проблема», – сказала Евгения, пояснив, что в при такой расстановке дел правящая элита вынуждена защищать свое правление, уничтожая оппозицию на корню. И тут российская журналистика делает вывод, что подобный режим уже наблюдался ранее, при Муссолини, и назывался фашизмом. И вот почему был убит Борис Немцов, это было неизбежно при таком режиме.

Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева

Далее разговор зашел о роли телевидения как пропагандистской машине правящего режима. И тут российский политолог согласилась с западными комментаторами в том, что никогда еще телевидение не использовалось так эффективно, как сейчас, для пропаганды в России. Тут же был задан вопрос о том, как продолжают выходить оппозиционные передачи в эфир и журналы в печать, когда правительство все крепче закручивает гайки на аппарте свободы слова. Евгения опять же пояснила, что не нужно путать теперешний режим с советским, когда правящие верха хотели контролировать абсолютно все.

Следующий вопрос был о том, изменится ли что-то в России после смерти Бориса Немцова, и российская журналистка уверено ответила, что ничего не изменится, потому что его расстрел – логический исход режима.

Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева

Кое-кто в зале не удержался от вопроса о том, а как Евгения, в роли оппозиционной журналистки, ладит с журналистами из другого лагеря, рупора пропаганды? Казалось, этот вопрос ее немного огорчил. «Я не считаю свой журнал оппозиционным», – заявила она и заметила, что люди, занимающиеся пропагандой, – это не журналисты, и что у них просто другая работа.

Время истекало, каждый спешил задать последний вопрос, и один из них был о том,  что бы посоветовала сама Евгения делать Западу, как поступить по отношению к России? «Я – верный гражданин своей страны и терпеть не могу, когда мои соотечественники становятся бесчувственными», – заявила она, но в то же время признала, что Россия во многом зависит от Запада и Америки. Санкции серьезно навредили стране, и российская журналистка не видит много шансов для выживания.

“Кто же теперь займет место Бориса Немцова? Навальный?” – Последовал следующий вопрос. Здесь Евгения призадумалась: «Я не уверена, сможет ли Алексей Навальный стать таким же объединяющим фактором, каким был Немцов. Но, скорее всего, ему просто не дадут, посадят снова в тюрьму…»

«Этот режим разрушителен и, скорее всего, приведет к уничтожению Российской Федерации», – такими словами закончила свой вечер в Пушкинском Доме Евгения Альбац.

Слушатели затем были приглашены угоститься бокалом вина и познакомиться друг с другом. Пушкинский Дом организовал мероприятие на высоком уровне, создав уникальную атмосферу, где серьезный разговор перешел в интеллектуальную беседу, и где каждый мог задать вопрос не только во время встречи, но и после – лично Евгении.

Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева
Встреча с Евгенией Альбац. Фото: Дария Конурбаева

 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: