Люди

Максим Кац VS Владимир Ашурков. «Дружить нельзя соперничать»

Дебаты, мягко говоря, не самый популярный вид политической дискуссии в России, в отличие от США, где без публичного обсуждения насущных вопросов не обходятся ни одни выборы, или Великобритании, в которой телевещатели выделяют под дебаты лидеров партий эфирный прайм-тайм. На отечественном телевидении под условными дебатами можно было быч понимать программу «К барьеру», позже трансформировавшуюся в «Поединок», но концепт выпусков постепенно сдвинулся от осмысленной дискуссии к соревнованию «кто кого переорет» (что отчасти подтверждает Владимир Жириновский, являющийся рекордсменом передачи).

Дебаты, прошедшие в понедельник, оказались чем-то средним между реальной политической (считай, предвыборной) дискуссией и открытой встречей с читателями. Идея родилась, как это часто случается, в твиттере: московский муниципальный депутат Максим Кац собирался на выходные в Лондон, а проживающий здесь политик Владимир Ашурков предложил провести дебаты. В той же ветке быстро был найден будущий модератор дискуссии: основатель портала TheQuestion Тоня Самсонова стала одновременно организатором и ведущим мероприятия.

«Ты находишься в гуще событий», – радостно написал мне друг за пару минут до начала. «Тот неловкий момент, когда гуща событий российской оппозиции оказывается в Лондоне», – ответила я, предвосхищая вступительную речь Каца. Максим начал с того, что уголовное преследование Ашуркова не дает им возможности пообщаться в России. Поводов же для дискуссии за последнее время набралось достаточно. Главным вопросом стояло возможное – и крайне желательное зрителями – объединение оппозиции. В последний раз Кац и Ашурков работали вместе в штабе Алексея Навального на выборах мэра Москвы в 2013, но через пару месяцев после «что-то пошло не так», и оппозиционная среда принялась выяснять отношения: иногда казалось, что стороны делают это с большим рвением, чем ведут политическую деятельность.

В реальную конфронтацию соперничество может перейти уже в ближайшие месяцы: демократическая коалиция на базе РПР ПАРНАС, в которую входит Ашурков, будет соперничать на выборах в Калужское законодательное собрание с командой Нечаева, начальником штаба которого является Кац. Общую мысль зрителей выразила Тоня Самсонова: «Почему вы можете договориться о том, чтобы прийти на дебаты, но не можете о том, чтобы вместе работать? Это комично – в колледже гинекологии мирить двоих политиков с одинаковыми взглядами».

Ответы спикеров разнились. Кац на протяжении полутора часов с периодичностью раз минут в 15 заявлял на камеру, что к объединению он и штаб Нечаева готовы, но сниматься просто так с выборов не намерены: «Коалиция – это когда объединяются обе стороны, а не одна остаётся, пока вторая добровольно снимается с выборов и уезжает в отпуск». Ашурков же поделился с аудиторией историей из детства, на которой, как выяснилось, и строится нынешняя демократическая коалиция: «Я вырос в Москве в районе Кузьминки: он не самый благополучный, и те принципы, которые закладывались в подростковом возрасте, они применимы и в сегодняшней политике. И мы свою компанию строили на двух принципах: либо мы дружим с теми, кто нам мил и приятен, либо с теми, кто силен и обладает какими-либо ресурсами».

Про то, кто кому в итоге мил и какими ресурсами обладает, политики дискутировали еще полтора часа, запись которых можно – и точно стоит – посмотреть здесь:

Вспоминали мэрские выборы в 2013 и выборы в Московскую городскую думу в 2014, говорили о структурах коалиции и будущих праймериз, отвечали на острые вопросы о том, являются ли они агентами Кремля и что будут делать в случае победы на думских выборах 2016. Периодически дискуссия скатывалась в легкий абсурд (когда представитель иностранной журналистики в своём вопросе заявил, что «без нашей поддержки у российской оппозиции ничего не получится») и чаще, чем хотелось бы, – снова в выяснение отношений.

К чести политиков, до ругательств уровня программы Соловьева дело не дошло, но чем дальше шел разговор, тем очевиднее становилась некая абстрактная стена, преграждающая путь к объединению. Со стороны это выглядело странно, но по словам Каца, такое происходит в российской политике не в первый раз: «Лет 10 назал я тоже смотрел на оппозиционеров и думал: что ж они, дураки, договориться не могут?! Теперь понимаю, что всё сложнее».

Главным итогом дебатов стало голосование присутствующих. Вместо традиционного «кто победил?» задали вопрос: «На этих дебатах оба политика победили или оба проиграли?» И второй вариант победил, набрав в два раза больше голосов. А вопрос о том, где ставить запятую во фразе «Дружить нельзя соперничать» всё ещё остаётся открытым, хотя ответ, к сожалению, кажется довольно очевидным.


Текст и фото: Дария Конурбаева

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: