Промо

Двуязычная среда: пути адаптации

Russian Gap провел круглый стол с преподавателями школ русского языка компании LinguaPlay и выяснил, возможно ли полное двуязычие, почему не стоит репетировать праздники в учебные часы и как правильно развивать детскую речь.

После эмоциональной и чрезвычайно продуктивной дискуссии подведем итоги. Начните с себя, следите за своей речью и уделяйте ребенку больше внимания, как бы заняты вы ни были. Не следует воспринимать двуязычную среду как подарок для себя и ребенка. И если вы сделали выбор в пользу двуязычия, то это “крест”, который нести вам, каждый день и долгие годы. Задача педагогов LinguaPlay – максимально облегчить вашу жизнь, поддержать ваше стремление развивать русский язык у ребенка, предложив вам программы, специально разработанные для англо-русского двуязычия. 

Участники круглого стола: директор компании LinguaPlay Вика Тяжельникова, учителя русского языка: Елена Гэмбл, Елена Кольцова,  Юлия Плавска, Наталья Кадушкина,  Ольга Назарова, Симона Салмиярова.

Модератор дискуссии: исполнительный директор Russian Gap Ирина Галкина

Записала: Гаяне Аветян

Фото: Катерина Никитина

Я знаю, что вы преподаете не только русский язык, но и английский для тех, кто только-только сюда приехал. Представим ситуацию, что ребенок начинает говорить по-английски, но делает ошибки. Cтоит ли его постоянно поправлять? 

Вика Тяжельникова: Этого делать категорически нельзя. Ребенок должен почувствовать свободу речи. А ошибки постепенно будут уходить, особенно потом — через чтение, занятия грамматикой.

Наталья Кадушкина: Не нужно исправлять ребенка.

Лучший способ исправлять речевые ошибки ребенка — говорить вслед за ним правильно.

Тогда он сам сделает вывод, что говорит неверно.

Елена Кольцова: Да, это называется «прием эха». Его можно применять и в русском языке. Ребенок говорит, например: «Дай мне вода!» — а вы говорите не ему, а как бы в сторону: «Дай мне воды». У него отложится это в памяти, и в следующий раз он уже скажет правильно.

Иногда бывает, что ребенок родился здесь и ходил в детский сад. Но вот он приходит в школу и не может говорить на английском. Что делать родителям?

Юлия Плавска: Ни в коем случае не паниковать. Расскажу свою историю. Мы переехали сюда, когда дочке было 10 лет. В Риге она ходила в специализированную английскую школу и сюда приехала уже с какими-то навыками английского языка. Но даже с ее навыками она, погрузившись в английскую среду, какое-то время просто молчала. Это, кстати, зависит еще от того, интроверт ребенок или экстраверт. Моя дочка, например, интроверт.

Здесь, кстати, возникает вопрос: нужны ли психологи в школах? Есть ли психолог в вашей школе?

В.Т: Психологические занятия в группе, сами понимаете, не так эффективны. У нас в компании есть психолог, который занимается индивидуально и с детьми, и с родителями, когда возникает такая потребность.

Е.К: Здесь все очень индивидуально. В этом и заключается главная особенность нашей школы. Мы подбираем детей в группы так, чтобы им вместе было интересно учиться, чтобы они находили общие точки соприкосновения. Очень часто дети, которые посещают одну группу, и вне школы потом общаются, и их родители дружат. А если мы видим, что ребенку не комфортно, то предлагаем индивидуальное обучение. В этом плане, я считаю, каждый учитель сам должен быть психологом.

Очень актуален вопрос о двуязычных семьях. Как правило, это русскоязычная мама и отец, у которого другой родной язык…

Ольга Назарова: Очень важно в данном случае, на каком языке с ребенком разговаривает мама. В английском языке есть интересный термин для обозначения понятия «родной язык»: mother tongue. Лингвисты настаивают, что первый язык ребенка — это всегда язык мамы, даже если он с детства говорит на обоих языках одинаково хорошо. Считается, что наше сознание так или иначе выстраивает языковые приоритеты, где первенство – всегда на стороне языка матери.

В.Т: В самом раннем возрасте закладывается пассивный словарный запас — основа владения языком.

То есть если мама по каким-то причинам молчала в первый год жизни, у нее не было возможности общаться с ребенком на русском языке достаточное количество часов, то потом не нужно удивляться, почему ребенок не может или не хочет говорить по-русски

Такие мамы, случается, сслылаются на отцов: «Это потому что у нас папа — англичанин». Нет, папа здесь ни при чем, он, как правило, на работе. Просто мамы часто не имеют возможности говорить с ребенком по-русски, в силу разных причин, не совсем понимая важность речевой среды в первый год жизни.

О.Н: Или, что еще хуже, говорят на  английском языке, который далек от совершенства.

Почему хуже? Часто бывает, что у родителей отвратительный английский, но у ребенка даже акцента нет.

В.Т: У ребенка в любом случае будет хороший английский, но у него не будет русского.

Е.К: А потом, когда мама — вдруг! — решает заговорить на русском, ребенок протестует. Он считает, что это предательство: «Почему ты со мной все время говорила на этом языке, а тут все изменилось?» У нас есть такие дети в школе. Развитие речи у них идет довольно сложно. Потому что «мама предала и привела в школу, заставляет учить русский». Такие дети хорошо учатся, пишут и читают, но не говорят свободно и раскованно.

А если муж говорит только по-английски? И мама с папой тогда все время говорят на английском?

Е.Г: У меня как раз такая ситуация. Наш принцип в семье: один родитель — один язык. Сейчас дочке 8 лет, и она уже разделила для себя языки: с мамой я говорю на русском, с папой — на английском. Часто считают, если ребенок говорит по-русски с  мамой, то папа-англичанин чувствует себя исключенным из разговора.

Если мы сидим за столом, то на общие темы мы говорим на английском, а если дочке необходимо что-то лично мне сказать, то мы говорим с ней по-русски.

Никто не чувствует себя дискомфортно. Очень важно, чтобы муж поддерживал и разделял идею двуязычия.

А если оба родителя русские и говорят с ребенком исключительно на русском, а ребенок при этом отвечает им только на английском и отказывается говорить на родном языке? Так часто делает мой сын. 

Е.Г: А сколько ему лет?

Ему 6 лет. 

Е.Г: 6 лет – это период формирования самоидентификации. Ребенок еще решает: я английский мальчик, или я русский мальчик? Этот период завершается к 10 годам. У нас учится мальчик в школе, который говорил, когда ему было 6 лет: «Я не понимаю, зачем я учу русский. Я живу в Англии, буду здесь учиться и работать». А сейчас он уже сам интересуется языком и говорит: «Я буду учить русский, потому что на нем писал Пушкин».

Это каждодневная борьба.

В.Т:  Да, конечно. Но скорее не «борьба», а каждодневные усилия. В самом начале сложно, потом это становится привычкой. Для успешного развития русского языка очень важен тесный эмоциональный контакт с ребенком русскоязычного родителя, общие темы для обсуждения, сама привычка обсуждать на русском языке. Не забывайте, что в этом возрасте дети не умеют переводить. Например, если они выучили что-то по естествознанию, то им трудно об этом рассказать на русском.

Процесс познания происходит на английском языке, и 6-летнему ребенку катастрофически не хватает русской лексики, чтобы это рассказать вам.

И что  мамам тогда делать?

В.Т: Читать, много читать, показывать, водить по музеям, по выставкам, расширять словарный запас.

E.К.: Нужна большая и осознанная работа. Язык просто так с неба ребенку не дастся.

Нужно регулярно язык прививать и развивать, по определенным правилам. Например, мы всегда говорим по-русски  вечером, перед сном или только в этой определенной комнате. Дети очень хорошо осваивают правила, рутину. Но это работа, очень большая работа.

Сколько примерно часов в день нужно уделять для этой работы?

В.Т: Вам этого никто не скажет. Зависит от того, что вы хотите развивать в ребенке.

Если вы все время тратите на чтение, например, то нужно понимать, что ребенок от этого не заговорит.

Вы формируете технику чтения, а не развиваете речь. Все зависит от того, какие вы ставите цели.

А одновременно нельзя все развивать?

В.Т: Нужно развивать то, что важно в тот или иной момент развития языка. Если чтение уже хорошее, то не нужно, чтобы ребенок читал в больших количествах, важнее обсуждать. Пусть одну страницу прочитает, а потом попробует рассказать по картинкам в книжке о том, что прочел.

Еще одна серьезная проблема, не только у детей, но и у взрослых смешение языков, вкрапление английских слов в русскую речь. 

О.Н: Обычно ребенок прекрасно распознает речевую ситуацию. То есть, если он говорит с человеком, который владеет только одним языком, он будет говорить с ним только на этом языке. Мы, взрослые, позволяем себе смешение языков. Дети нет, когда точно знают, что собеседник не понимает одного из языков.

Как много тонкостей! Что же делать мамам, которые не читают специальную литературу, и у которых нет, к примеру, лингвистического образования? Они вообще в состоянии разложить это все по полочкам?

В.Т: Кто-то справляется самостоятельно. И, кстати, зачастую очень успешно: привозят огромное количество книг по логопедии, лингвистике, разбираются в особенностях двуязычия. Но, думаю, что сегодня проще и дешевле записаться просто в одну из наших школ, так как мы уже отобрали из этой литературы самое ценное, добавив наш лондонский опыт, и сегодня предлагаем вам уникальные методики нашей компании. К тому же в группе легче учиться, общение между детьми, понимание, что «я не один учу русский», очень важно.

А нет такой идеи сделать специальные курсы для родителей?

В.Т: Есть.

Как раз в сентябре у нас будет встреча для мам, которые ждут ребенка или собираются его завести.

Это будет очень серьезная лекция на русском языке с участием замечательного логопеда. И отдельно будет еще лекция для тех, кто уже воспитывает двуязычного маленького человека.

Это будет в рамках вашего  проекта «Читаем по-русски»?

О.Н: Нет, это будет отдельное мероприятие. Проект «Читаем по-русски» будет длиться весь год, и мы запланировали четыре события. Первое и второе мы уже провели: презентацию книги Юлии Плавской, нашей учительницы, кстати, и встречу с иллюстратором детской книги Надеждой Бугославской. Третье событие мы планируем провести в июне, ко дню рождения Пушкина. Четвертое проведем осенью, рабочее название –  «Читаем летом» – говорит само за себя. Формат пока еще не определен, скорее всего, устроим конференцию.

Для чего вы делаете этот проект?

В.Т: В первую очередь, чтобы чтение на русском языке стало привычкой.

О.Н: Мы думали, что дети не читают по-русски, потому что сражаются с русским языком. Но оказалось, что именно эти дети часто  мало или вовсе не читают и на английском тоже.

А у меня ребенок как раз по-английски с удовольствием читает, а русские книги никак не хочет.

В.Т: Ну, это серьезная проблема русских книг. Английской литературы несопоставимо больше, она очень разнообразна, с прекрасной полиграфией, написана хорошим и доступным языком, рассказывает о знакомых жизненных ситуациях. Ничего аналогичного по количеству и тематике на русском не встретишь.

Е.Г: Есть замечательные  детские книги советского периода, хорошо знакомые нам с детства. Но язык там иногда сложный для понимания современному двуязычному читателю. Для своей работы я начала их адаптировать. Например, «Денискины рассказы» — прекрасное произведение Драгунского. Но «красные кавалеристы» — зачем? Я сократила отрывки, которые детям непонятны и поэтому отталкивают от чтения. Ребенку интересно читать о том, с чем он себя может ассоциировать.

Всех родителей  волнует пресловутый экзамен GCSE, где можно сдавать русский как иностранный.

О.Н: Вы озвучили дерзкую мысль, которая приходит в голову многим родителям: «А не сдать ли нам русский?».

И родители приходят в школу, уже записав ребенка на экзамен. И у нас есть всего несколько месяцев, чтобы подготовить ребенка к сдаче русского в английской школе.

А если ребенок не использовал русский язык в повседневной жизни до того, как решил сдавать экзамен, то подготовка к несложному, в сущности, экзамену GCSE – это стресс, давление и муштра. Поэтому лучше, когда дети приходят учить русский язык в более нежном возрасте.

В.Т: GCSE по уровню программы – это примерно 11-й класс российской средней школы по иностранному языку. А вот A-level – это уже совсем другие критерии. К примеру, экзамен предполагает написание сочинения по произведению литературы с привлечением критики и дополнительных материалов. Иными словами, необходимо продемонстрировать умение работать с текстами на иностранном языке (русском в данном случае) на уровне третьего курса инъяза.

Экзамен это уже более осознанный возраст. А как заниматься с малышами?

Симона Салмиярова: Я работаю с малышами и могу сказать, что самое главное здесь — развитие речи. Нужно буквально вытаскивать из ребенка слова, преодолевая речевой барьер. Мы это делаем с помощью игры. Но ни в коем случае нельзя заставлять ребенка, главное — чтобы он сам захотел заговорить.

В.Т:  До 5 лет речь ребенка эффективно развивается через руки: рисование, аппликация, лепка, игрушки.

Я знаю, что помимо русского языка у вас еще есть математика, рисование причем как на английском, так и на русском. 

Е.Г: В прошлом году мы открыли два класса по рисованию. Причина очень простая — пожелания родителей. Причем родители сами нашли английского учителя рисования. Занятия рисованием на русском и английском никак не противоречат друг другу. Рисование очень способствует развитию ребенка. Буквально на прошлой неделе дети рисовали жар-птицу. Большинство из них до этого даже не знали, что это за существо. Учитель познакомил их таким образом с фольклорными произведениями. Это познание через творчество.

Детям всегда интересно участвовать в различных концертах, но вы не отмечаете никаких русских праздников вроде Пасхи, Масленицы. Почему?

В.Т: Рождество, Масленица, Пасха, наверное, должны быть в русской школе. Но мы не русская школа, мы школа русского языка. Это разные вещи.

Русские школы формируют идентичность, а мы занимаемся только языком.

Формирование идентичности маленького человека — дело, на мой взгляд, сугубо семейное. У меня никогда не хватит смелости и совести вмешиваться в этот интимный процесс. Этим должны заниматься исключительно родители. Но дать детям русский язык, привычку и умение читать и общаться – наша задача.

Справка:
1014892_544072468991904_1228767024_o

LinguaPlay это сеть школ выходного дня, где детей учат русскому языку. Компания существует с  2008 года. Сегодня в нее входят четыре школы, расположенные в разных районах Лондона (Bromley, Eltham, Sutton, Waterloo). Также существуют группы для малышей до трех лет и агентство, через которое можно пригласить учителя для  индивидуальных  занятий на дому. 

Более подробно о компании LinguaPlay  можно узнать по тел.: 07816400316 и в интернете:

http://www.linguaplay.co.uk/
https://www.facebook.com/LinguaPlay

В настоящее время LinguaPlay проводит запись учащихся на следующий учебный год.