Досуг

«Однажды мир прогнется под нас!»

«Я - последнее препятствие перед тем, как вы услышите тех, за кого заплатили деньги», - очень бородатый и очень сорокалетний британский мужчина вышел на сцену Палладиума и взял в руки акустику.

За четыре месяца жизни в Лондоне я успела привыкнуть к иностранной речи. Теперь же, на единственном концерте «Машины Времени» в культовом театре Лондона, меня окружали только русские. Чичваркин в первом ряду - логично.

Очень бородатый представился (не запомнила) и сыграл четыре песни о ветре, дорогах, вьющихся волосах смешливых девушек и о том, что деньги - не главное. Это был импровизированный разогрев перед группой, чьи песни вы знаете наизусть, подбирали на гитаре, крутили на плохих советских пластинках и пока ехали на дачу, слышали из приемника. Чем дальше от города, тем хуже сигнал.

В зале рассаживаются по местам, несколько дам пост-бальзаковского с цветами - закономерно.

11

Я брала интервью у Макаревича перед приездом, знала о его трепетном отношении к Лондону и Англии. Как любой битломан (а они бывшими не бывают), я понимала, что для участников группы важно оказаться на сцене, где когда-то играли Beatles. Они ведь именно здесь и выступали, совсем молодые и патлатые, заглушаемые ревом буйных британских девочек образца 1963 года.

«Машина» начала концерт серьезными песнями с последних альбомов «Time Machine» и «Машинально»: про крыс, птиц и то, что бывает, когда первые и вторые встречаются (ничего хорошего). Голоса звучат, гитары строят. Впечатление мне лично портил только весьма примитивный видеоряд, который делали, по моим ощущениям, лет пять назад и делали плохо (с закрытыми глазами и при помощи пальцев ног). Может, есть где-то хорошие видеографы, которые могли бы сделать для «Машины» современное видео? Ну, чтобы без шрифта Arial и эффекта Poster edges.

14

Потом был приятный акустический сет с «Она идет по жизни смеясь», «Вагонными спорами», «Костром» и другими песнями, в которых есть история. Мне кажется, это важно для песни, чтобы внутри был воздух и история, n'est-ce pas? Простые и по-взрослому милые комментарии между музыкой, живое общение на сцене, мощнейший вокал Кутикова, чей голос даст фору многим европейским рокерам, сосредоточенный Державин на клавишах, Ефремов бьет туда, куда надо.

1

9

На «Повороте» все встали, на «Мире, который прогнется под нас» встали совершенно все (Чичваркин сидел). В конце была традиционная «Свеча», дамы подарили свои цветы.

Может, все это ностальгия... А может, и есть в этой музыке какая-то важная правда? Это было бы вполне логично.

5

Текст и фото: Наталья Тарасова

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: