Люди

Борис Акунин: «Человечество входит в пору очередной болезни роста — то ли ветрянки, то ли свинки»

12 апреля в Waterstones Piccadilly Борис Акунин представит свой новый роман “Счастливая Россия”, ответит на вопросы читателей и почитателей, подпишет книги и поговорит о политике. 

Роман только из типографии, его еще нигде не представляли, и гости «Русского политического клуба», который организует мероприятие, станут участниками самой настоящей премьеры.

Мы спросили у писателя, как надо жить в счастливой России, куда ходить в русском Лондоне, куда катится этот мир,  и куда прозаики ложатся костьми.

___ 

Раз книга про счастливую Россию, то придется говорить о политике. Но сначала все же вопрос о романе. Как родилась идея? Яблоко упало на голову? Или во время прогулки по Темзе?

Этот роман – часть цикла под названием «Семейный альбом». Два романа уже вышли [“Аристономия” Б.Акунина и Г. Чхартишвили, “Другой путь” Акунина-Чхартишвили — К.М.], это третий. Рассказывается история одной семьи за сто лет, начиная с 1917 года. Каждый фрагмент привязан к фотографии или какому-то артефакту из обычного семейного альбома. Там несколько фотографий, одна афишка с надписью, календарь с обведенной датой – ничего особенного. Не в артефактах дело. Так что никаких яблок не падало, это долгая история, на много лет.

Почему вы решили представлять роман в Лондоне? Это ведь первый выход романа “в свет”?

12 апреля будет не то чтобы презентация романа, а встреча “Русского политического клуба”. Говорить будем не столько про литературную, сколько про публицистическую составляющую романа. Про две России – несчастную и счастливую,  Россию прошлого и Россию будущего.

Если роман про счастливую Россию, то какие будут, скажем, пять основных элементов счастливой России?

Почему именно пять? Достаточно одного. Гарантии счастья, конечно, не бывает, но счастливая система – это такая, в которой у людей есть максимальная возможность построить свое личное счастье. Так что главное условие, которое может и должно обеспечивать государство – базовые условия для самореализации. Остальное люди сделают сами.

Опишите один день в счастливой России.

Человек просыпается по своему физиологическому (а не электронному) будильнику. Работает тогда и столько, сколько ему хочется. А хочется много, потому что у каждого работа – главный интерес жизни. Никто не болеет, потому что здоровье каждого с рождения мониторится. Все приятны в общении, потому что этому учат с детства. Живут вместе только по любви и даже не могут себе вообразить, как и зачем может быть иначе. И каждый человек имеет в жизни некую высокую цель, которая при этом не мешает ему любить и радоваться. Как-то так.

Если Россия будет счастливой в будущем, но пока еще не счастлива, есть ли смысл что-то делать? Или стоит подумать о том, что жизнь одна, и может, Россия того не стоит, а вот тропический остров с бананами или какая-нибудь тихая и уютная Дания — стоит? Ваш выбор. 

Кто-то уедет в Данию, но большинство останутся. И обустраивать свою страну им все равно придется.

Что для вас значит быть счастливым?

А вот все то, что я выше описал. Именно так я и стараюсь жить, хоть это непросто.

Почитала недавние ваши ответы на вопросы читателей на «Эхе» от 27 января 2017 года. И комментарии, где вас называют предателем и не таким уж важным писателем только потому, что вы не живете в России. Ощущение, что это пишут люди из параллельной реальности. Вы чувствуете, что оторвались от России, что живете в параллельной реальности?

Надо делать скидку на то, что “Эхо” совершенно запустило этот сегмент своей деятельности. Я туда и не заглядываю. В подобных сообществах нужно вводить и соблюдать определенные правила поведения, иначе через некоторое время все нормальные люди оттуда уходят, и форум превращается в помойку. А что касается реальности – ну да, у каждого она своя. У меня такая, у кого-то этакая. Я за это не отвечаю и даже не особенно интересуюсь. Мне с собственной реальностью разобраться бы.

Как вы ощущаете себя в меньшинстве?

Некомфортно. Особенно после короткого периода в 2011-2013 годах, когда мне нравилось думать, что нас очень много. Оказалось, что не очень.

А как вы себя чувствуете среди тех, кто живет в условном русском Лондоне?

Я не знаю. Я мало кого из русских здесь вижу, только во время нечастых публичных выступлений. Те, кто туда приходят, мне, конечно, очень нравятся. Еще бы – ведь они пришли ко мне. Чудесные люди.

В Лондоне проходит множество культурных и политических мероприятий. Чем, по-вашему, он становится для России? Столицей либеральной русской мысли? Теплицей, оторванной от реальности? Чем-то еще?

Лондон, на мой взгляд, самый культурно интересный город на свете, своего рода столица мира – в большей степени, чем Нью-Йорк и тем более Париж. В том числе и в отношении русской культуры. На первом месте здесь, конечно, Москва, на втором Питер, а на третьем уже Лондонград. И интересных людей, спасибо Путину, заселяется все больше. [Я хожу здесь] на концерты, выставки, интересные лекции (их очень много), на спектакли. В ближайший месяц, например, схожу на “Океан Эльзы”, на ДДТ и на спектакль Михаила Барышникова, который очень давно мечтаю увидеть. У меня самого в апреле два выступления. Про первое я уже сказал, оно для для русской аудитории, другое для английской. Оба в книжном магазине Waterstones на Пикадилли.

А что за выступление для англоязычной аудитории?

28 апреля вместе с еще несколькими писателями будем разговаривать про столетие революции. Как вы знаете, в Англии тоже весь год вспоминают это событие мирового значения.

Вопрос из серии “откройте секрет”. Почему российские писатели так часто приезжают в Лондон? Не только ведь из-за денег: мероприятий очень много, залы собрать все сложнее.

Приезжают, потому что в Лондоне интересно. Я же говорю – столица мира. Не переезжают, потому что кто-то не хочет покидать Россию, а для кого-то жить в Англии слишком дорого.

А вы почему переехали? Поэт же в России больше чем поэт, должен не только писать, но и костьми лечь за что-нибудь!

Во-первых, я не поэт, а прозаик. Прозаики ложатся только на диван. Во-вторых, прозаикам больше платят.

Вы часто говорите, что Россия на Западе стала восприниматься как угроза. Но с другой стороны, в самой России угрозой видят Запад и США. А в Европе в качестве угрозы выступает «Брекзит». Почему все везде видят угрозу?

Потому что везде есть угроза. Такова жизнь. Люди, которые привыкли думать, вовремя обращают внимание на опасности и стараются с ними что-то сделать.

А что может реально сделать простой адекватный и приятный во всех отношениях человек сегодня?

Осмысленно голосовать – если в стране демократия. Протестовать, если в стране демократии нет. В конце концов, просто думать и говорить о чем-то кроме того, что бы приготовить на ужин и куда бы съездить в отпуск. Ничего “простого” в человеке нет. Мы все сложные. Кроме тех, кто сам согласен считать себя простым.

На фоне того, что в США выбрали Трампа, который якобы делает Америку национальным государством, а Великобритания, наоборот, возвращается в империю, все, что в последние годы происходит в России перестало казаться абсурдом. Согласны?

Да, похоже, что это часть некоего общемирового процесса. Что не делает названные вами явления более разумными. Я полагаю, что человечество входит в пору какой-то очередной болезни роста — то ли ветрянки, то ли свинки. Бог даст, поправится.

А если нет? Если война, то вы куда?

Какая? Кого с кем? Если нападут шотландцы или высадятся норманны, будем защищаться. Разве вы не знаете знаменитое китайское проклятье: “Чтоб тебе жить в интересные времена”?

Насколько я поняла, вы считаете, что в РФ стагнация, а вот британские бизнесмены считают, что в РФ тайно сидят отличные хакеры, которые выбрали Трампа и теперь британцы мечтают их переманить себе. Может “в этом и есть сила, брат”?

Ну, если британское правительство будет столько денег вкладывать в хакеров, здесь с этим тоже будет отлично. Только на хакерах очень далеко не уйдешь.

Есть еще патриотизм! Хотя вы где-то писали, что “настоящий патриотизм, как и настоящая любовь, не терпит болтовни и громогласных деклараций”. Поэтому вопрос про соцсети: вы согласны, что сегодня в соцсетях многие люди постоянно вопят обо всем на свете? И если допустимо громогласно говорить о том, что вы выпили чашку кофе, то почему не допустимо говорить о любви к Родине? Как вы смотрите на такое изменение культуры?

Каждый выбирает себе свой круг общения, то же касается и соцсетей. В моем кругу никто не вопит, все спокойно разговаривают. Вопрос подбора френд-ленты – как в «Фейсбуке», так и в жизни.

Неужели в вашей ленте никто не заболел болезнью сбора “лайков”?

Почему никто? Я сам, например. Напишу что-нибудь и считаю лайки. Правда, не от тщеславия (оно у меня удовлетворяется другими способами), а из любознательности. Это неплохой метод проверять настроение твоей аудитории – что она одобряет, что нет. Все-таки у меня там почти полтораста тысяч народу.

И последнее. Вы часто говорите, что главное — искать ответы на вопросы, которые кажутся важными. Какие вопросы кажутся важными вам?

Зачем я живу на свете? А когда понял цель – как ее лучше достигнуть?

Вопросы задавала Кристина Москаленко

Фото Катерины Никитиной из архива Russian Gap

Билеты: https://www.eventbrite.co.uk/e/32626566940