Досуг

«101 километр. Далее — везде»: в Лондоне поставили памятник советскому инакомыслию

В Bloomsbury Square открылась художественная инсталляция Александра Бродского, посвященная русской поэзии в изгнании

Прогуливаясь по центру Лондона этой осенью, вы можете наткнуться на странную конструкцию в парке в Bloomsbury Square. Это – художественная инсталляция Pushkin House «101-й километр. Далее – везде», посвященная русской поэзии в изгнании. Павильон, построенный художником и архитектором Александром Бродским совместно с куратором Маркусом Лахтеенмаки, на вид мрачный и холодный. В нем нет входа: чтобы попасть внутрь, нужно нагнуться и пролезть в полуметровый просвет между стенами и землей.

Внутри на стенах развешаны стихотворения 20 русских поэтов, живших в изгнании: эмигрировавших в начале 1920-х годов Марины Цветаевой и Владислава Ходасевича, пострадавших во время сталинских репрессий Осипа Мандельштама и Даниила Хармса, переживших гонения Бориса Пастернака и Анны Ахматовой, а также поэтов третьей волны эмиграции – Иосифа Бродского и Натальи Горбаневской. Это закрытое пространство символизирует силу слова и голос личной свободы. В павильоне темно, стихи подсвечены тусклыми лампами для чтения. В обоих концах изображена железная дорога, доносящиеся звуки и видеоряд погружают зрителя в вагон поезда с неизвестным пунктом назначения.

Напротив парка, уже в самом Pushkin House, тему павильона продолжают истории самиздатов и тамиздатов, репрессированной в советское время литературы, фильм Анастасии Никитиной с уникальными архивными записями, на которых Ахматова, Мандельштам, Бродский и Пастернак читают собственные стихи. Фотограф Вадим Левин представил на выставке фотографии русских художников, живущих в эмиграции сегодня.

Выбор названия «101-й километр» неслучайно, это выражение отсылает нас ко времени, когда советские власти пытались подавить инакомыслие и изолировать неугодных представителей творческой интеллигенции. Именно на таком расстоянии от крупных городов могли селиться поэты, писатели и диссиденты по возвращении из лагерей.

Вторая часть названия «Далее – везде» (фраза, которую часто можно было услышать в электричках, следующих из Москвы) символизирует огромные просторы России, а также весь остальной мир, куда приходилось уезжать изгнанникам.

Инсталляция, посвященная столетию Октябрьской революции, тесно переплетается с семейной историей авторов проекта. Понятие «101-й километр» было частью детства Александра Бродского. Дедушка архитектора несколько лет провел в ГУЛАГе за то, что написал дневник о блокаде Ленинграда и отрывки из него зачитал друзьям, а после освобождения поселился в Шишкином лесу под Москвой. Создавая этот павильон, Бродский словно дал изгнанникам дом, которого их лишили, разместив на стенах их поэзию. «Павильон предоставил этим стихам дом и убежище - именно то, к чему стремились их авторы», - говорит куратор Маркус Лахтеенмаки.

Этот проект, по мнению директора Pushkin House Клементины Сесил, особенно важен сегодня, когда многие уезжают из России работать и жить за границей: «Если в 50-е годы в Великобритании было, вероятно, всего несколько сотен русских эмигрантов, то сегодня их несколько сотен тысяч».

Архитектор Александр Бродский и директор Пушкинского дома Клем Сесил

В Pushkin House также пройдут несколько тематических мероприятий, в том числе серия бесед и выступлений «Poetry on the move», встречи с поэтами и ведущими переводчиками русской поэзии. 31 октября Саша Дагдейл и Мониза Алви расскажут о трудностях перевода Ахматовой и Цветаевой. 4 ноября поэтесса Мария Степанова расскажет о преследовании поэтов в СССР и об их влиянии на ее собственное творчество, затем прочтет собственное стихотворение «Война зверей и животных» о ситуации в России и конфликте на Донбассе. Встреча пройдет на английском языке. А 8 ноября поэтесса Евгения Лавут расскажет о том, как развивалась ирония от советской поэзии до наших дней.

Павильон открыт для посещения до 10 ноября ежедневно с 11 утра до сумерек, вход бесплатный.

Фото Анны Черновой и Юрия Пальмина