Досуг

Чем хорош спектакль “Кукольный дом” театра “Хамелеон”

22-25 февраля театр The Cockpit четырежды становился домом семьи Хельмер из знаменитой пьесы Генрика Ибсена “Кукольный дом”, которую играли актеры лондонского русскоязычного театра “Хамелеон”. Режиссер – Дмитрий Турчанинов.

От местного русского театра ожидаешь увидеть неловкость и обаяние малобюджетной постановки, но “Кукольный дом” оказался серьезным, уверенным спектаклем. На сцене предстала и сразу начала разрушаться семейная идиллия – с самого первого момента, когда довольная собой Нора (Влада Лемешевская) тайком от мужа поедала миндальное печенье. А дальше спектакль уверенно повел меня в глубь кукольного дома, за непрочными стенами которого происходила трагедия.

Игра актеров показалась очень русской, и временами я забывала, что передо мной – персонажи из Норвегии. Возгласы Торвальда “Нор! Ну Нор!” звучали точь-в-точь как на уютной московской кухне. Влада Лемешевская в главной роли тоже напомнила скорее восторженную Наташу Ростову. Но прекрасны были все герои – от легкомысленной Норы, превращающейся в многогранную и сложную фигуру на глазах у зрителя, до угрюмо-нервного Крогстада (Олег Хилл), потрепанной жизнью Кристины (Оксана Сидоренко), озабоченного болезнью и тайной любовью доктора Ранка (Олег Сидорчик), и, конечно, Торвальда (Александр Меркури), невольно ставшего предметом ненависти всех феминисток зала.

Комические элементы дались актерам с легкостью, что особенно приятно: рассмешить зрителей всегда тяжелее, чем расстроить. Так же непринужденно они справились и с нарастающей трагедией пьесы. Веришь и падению Норы, открывшему ей глаза на смысл брака и долга, и превращению Крогстада в человека под влиянием любви к Кристине, и другим метаморфозам, через которые прошли на этом потертом ковре главные герои.

Игра актеров компенсировала технические недостатки постановки. Ее создатели словно забыли про звук: спектакль временами казался чрезмерно тихим, а выбор музыки – неинтересным. От голосов детей Норы и Торвальда, потусторонне доносившихся из колонок, пробегали мурашки по коже (эти недостатки проявились на премьере, и на следующих показах они были устранены – ред.). Неаполитанский костюм Норы, в предвкушении которого были и зрители, и Торвальд, мог быть более роскошным, ведь это важно для развязки пьесы. Свет постоянно хотелось то уменьшить, то включить поярче. Но зато идеальным получился «луч надежды», осветивший лицо Торвальда в самом конце: быть может, Нора вернется?

В целом спектакль порадовал мастерством актеров и мудрым раскрытием идеи пьесы, а “Хамелеон” стал для меня приятным театральным сюрпризом, за чьим репертуаром стоит следить. Сама же пьеса “Кукольный дом”, написанная более ста лет тому назад, остается невероятно актуальной по сей день: Ибсен как будто писал ее, наблюдая за сегодняшним обществом, активно обсуждающим гендерное равенство и меняющуюся роль женщины.

Фото Олега Качинского

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: