Полезно

По чему “остальгируют” бывшие восточные немцы

"остальгируют"Двадцать восемь лет назад, 9 ноября 1989 года, пала Берлинская стена. Границу между Восточным и Западным Берлином официально закрыли уже в 1951 году. Однако в первое время сбежать было не так уж и сложно, и восточную часть покинули 2,6 млн человек. Тогда власти ГДР решились на радикальные меры. Основное заграждение было построено за одну ночь на 15 августа 1961 года, но укрепляли стену вплоть до ее падения.

С тех пор прошло ровно столько, сколько простояла Берлинская стена. Но немцы до сих пор негласно поделены на “осси” (восточных) и “весси” (западных). Некоторые “осси” все еще предаются ностальгии по социалистическому прошлому. В Германии для обозначения этого чувства даже придумали специальный термин – “остальгия”. Мы собрали воспоминания восточных немцев, которые могут разделить большинство из тех, кто вырос в Советском Союзе.

Школьная система образования и учеба по субботам

Как и в ряде стран Советского Союза, в школах восточной Германии была “шестидневка”. Общих критериев субботней учебы не было: где-то школьники сидели четыре урока, где-то шесть. Школу по субботам отменили только в 1990 году, когда страна вновь объединилась. Вместо занятий школьники с родителями стали ездить в западную часть, чтобы получить “приветственные деньги” (Begrüßungsgeld). Это материальная помощь, которую ФРГ выплачивала каждому восточному немцу при въезде на западную сторону.

Дагмар: “После 9 ноября мы, учителя, часто стояли перед полупустыми классами. Большинство учеников по субботам уезжали в западную Германию, чтобы получить денежную помощь. И да, “восточные” дети были более образованными. После объединения страны общий уровень образования откатился назад”.

Йоахим: “К счастью, в субботу я должен был идти в школу. Жаль, что только до обеда. Моей маме в это день почему-то всегда приходила в голову идея делать уборку. Поверьте, я был рад, что мне нужно учиться. Но если серьезно, никому из нас это не повредило. Жаль только учителей, которые и так всю неделю были перегружены”.

Другие не так оптимистично вспоминают школьные годы, но признаются, что польза от субботней учебы была несомненной.

Хайке: “Я ненавидела учебу по субботам, но, по крайней мере, вреда мне это не нанесло. Было бы неплохо ввести то же самое сегодня. Дети занимались бы чем-то полезным в жизни, а не пялились все выходные в смартфон”.

Гоа: “Я даже в техникуме ходила по субботам на учебу — два часа русский, два часа марксизм-ленинизм. Вот это было настоящее удовольствие!”

Михаэль: “В те времена был порядок и мы, дети, уважали взрослых. Сегодня только и слышишь от них на улице: “Эй, чувак”… Каждый делает в школе что захочет. У учителя не осталось никаких прав. Раньше, бывало, и тряпка по классу летала… Все-таки учеба по субботам – однозначно неплохая идея”.

Детские сады полного дня

Это сейчас почти половина немцев уверена, что ребенок страдает из-за отсутствия матери, которая вынуждена работать. В ГДР такой вопрос не стоял. Чтобы строить социалистическое будущее, женщины после родов должны были как можно раньше возвращаться к работе. Варианта “домохозяйка” не существовало в принципе. В Конституции ГДР была напрямую прописана обязанность женщины трудиться: “Социально полезная деятельность — почетная обязанность каждого трудоспособного гражданина”. При этом домашний труд работой не считался.

Для мотивации женщин власти позаботились о 100%-й обеспеченности детей местами в детских садах. Учреждения работали с шести утра до семи вечера, многие проводили в них ежедневно по десять часов и дольше. Нередки были недельные сады, когда ребенка приводили в понедельник утром и забирали в пятницу вечером.

Ингрид: “Наши детские сады были прекрасны. Можно было не бояться забрать ребенка на полчаса позже. Через восемь недель после родов я уже вышла на работу”.

"остальгируют"Райнард: “В ГДР все дети были желанными, их появление приветствовалось обществом, чего нельзя сказать сегодня. Благополучие детей было общественной заботой. На ребенка выплачивалось пособие в двадцать марок, сегодня сумма намного больше, но можно ли что-то сделать для детей без любви?”

В сегодняшней Германии лишь 70% матерей работают, причем только треть из них — полный день. Современное немецкое общество теперь приравнивает ведение домашнего хозяйства к неоплачиваемой работе. Неработающие матери, имеющие хотя бы одного ребенка дошкольного возраста — обычное явление. Социум относится к этому если не с одобрением, то с пониманием точно.

Пионерская организация

В ГДР, как и в Советском Союзе, была своя пионерская организация. Только она носила имя не Ленина, а Эрнста Тельмана — видного немецкого коммуниста, уничтоженного фашистами, а галстуки пионеров были не красные, а синие. Впрочем, вскоре их тоже заменили на красные. Пионерия просуществовала вплоть до падения стены. Формально прием в организацию был добровольным, но фактически ее членами были почти все школьники с первого по седьмой класс.

Клятвы пионеров-тельмановцев и пионеров-ленинцев звучали почти идентично: “…клянусь жить, учиться и бороться так, как учил нас Эрнст Тельман”, “…горячо любить и беречь свою Родину, жить, как завещал великий Ленин”. Ну и, разумеется, “будь готов – всегда готов”. С пятого класса каждый “восточный” пионер начинал в обязательном порядке учить русский. Для языковой практики школы организовывали переписку с советскими школьниками. Иногда она длилась годами, перерастая в настоящую дружбу. Многие немцы до сих пор хранят в шкафу те письма.

Габриела: “У меня был синий галстук. Я переписывалась с русской девочкой, и она прислала мне свой красный галстук. После этого наша переписка оборвалась. Жаль…”.

"остальгируют"Сибилле: “Красный галстук до сих пор храню дома, я очень гордилась, что ношу его. Вместе с галстуком нам прививали ценности: будь вежлив и готов помочь, уступай места пожилым людям, уважай родителей. Куда все это ушло?”

Онлайн-магазины активно пользуются ностальгией по пионерии. Синие и красные галстуки можно купить практически на каждом сайте, торгующим “восточногерманскими” товарами. Правда, там они будут “made in Сhina”. Тому, кто хочет оригинальный продукт, прямая дорога на ebay – цены на подержанный пионерский символ начинаются от восьми евро.

Коллективная уборка урожая

Почти каждый, кто вырос в Советском Союзе, наверняка помнит добровольно-принудительные поездки на уборку урожая. Ради этого осенью на две недели даже отменялись уроки. Денег за это не получали на сами ученики, ни школа (во всяком случае, детям об этом не говорили). Самое большее, что можно было получить за свой труд — незаметно вывезенное с поля ведро картошки.

Несколько иначе было в ГДР. Школьники так же проходили “отработку”, а осенние каникулы так и назывались – “картофельные каникулы” (‘Kartoffelferien’). Но за каждый собранный ящик овощей детям платили небольшую сумму – от 10 пфеннингов. Бывшие “осси” вспоминают, что за каникулы можно было неплохо подкопить карманных денег.

Хорст: “Ребенок понимал, что деньги можно заработать. Понимает ли это кто-то из сегодняшних детей? Сомневаюсь! Зато сейчас всякие умники называют это принудительным трудом в социалистическом лагере!”

Ангела: “Мы ездили убирать картошку всем классом. А деньги потом шли на классную поездку. От того, как хорошо мы работали, зависело, сколько родители должны доплатить”.

"остальгируют"Сабине: “Во время каникул мы с братом ездили собирать картошку. Заработанные деньги тратили на мороженое и кино, а остальное откладывали. Мой внук сейчас просто не может поверить, когда я ему об этом рассказываю”.

Свен: “Я тоже ездил на поле, но при этом о добровольности говорить не приходилось. Нас никто не спрашивал, хотим ли мы. И нет, я не получал от этого удовольствия. Но работать точно научился”.

Еще в ГДР был лагерь труда и отдыха — что-то типа советских пионерских лагерей. Школьники до обеда работали, а после культурно отдыхали. Часто туда приезжали дети из других стран соцлагеря.

Катрин: “В лагере мы собирали яблоки. Вместе с нами работали ровесники из Польши, мы соревновались друг с другом. Тогда никто не знал слов “иностранцы” и, несмотря на языковый барьер, нам всем было очень весело. Не было ссор, никто не старался уничтожить другого. Детский труд? Смешно..”

Эвелин: “Мы ездили собирать клубнику и вишню. На дерево разрешали залезать только тем, кому уже четырнадцать, остальные должны были обрывать ягоды с веток. Но мы все им завидовали и хотели наверх”.

Мультфильм “Ну, погоди!”

Культовый мультфильм советских детей, который можно смотреть бесконечно, был не менее популярен в ГДР. Только в прокате он шел под названием “Заяц и волк” (‘Hase und Wolf’), а реплики персонажей переводить не стали, что, собственно, немецким детям никак не мешало. Многие “осси” до сих пор считают, что это лучшее, что пришло в страну из Советского Союза. Мультфильм показывали по телевизору, в кинотеатрах и детских садах.

“Я всегда с восторгом смотрела этот мультфильм, там волк говорил ‘nubaggadi'”, – вспоминает Рамона.

"остальгируют"Спустя годы человеку многое кажется иным, чем было на самом деле. Улицы чище, конфеты вкуснее, а люди вежливее. Психологи считают, что прошлое, воспринимаемое позитивно, помогает человеку жить полноценно и строить планы на будущее. Конечно, никто из бывших “осси”, самозабвенно предающихся воспоминаниям, не хочет снова жить за стеной. Но большинство из них с удовольствием “остальгируют”. Просто потому, что их жизнь в ГДР — это в первую очередь семья, дом и друзья.

Ральф: “Я считаю, что у нас была прекрасная жизнь в ГДР, но не благодаря соцстрою, а вопреки ему. Своим беззаботным детством я обязан родителям и родственникам, которые жили в западной части. От заботы социализма в то время я бы с удовольствием отказался. В следующий раз, когда кто-нибудь соберется строить стену, пусть предупредит заранее, чтобы было время исчезнуть”.

Фото: pixabay.com, кадр из фильма Вольфанга Беккера “Гуд бай, Ленин!”

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: