Блоги

В Конго по любви: как владелица ателье из Киева поехала волонтером в Африку и что из этого вышло

У Анны Авузяк было успешное ателье в Киеве, она училась в Институте моды в Париже и жила в центре столицы, но затем переехала в Конго вслед за своим парнем-гуманитарным сотрудником. Теперь она живет в 16 км от действующего вулкана, шьет вместе с африканками из цветастых тканей, помогает местным детям на уроках труда и изучает людей и природу. ZIMA Анна рассказала, как прошла путь от неприятия и страха до адаптации и любви.

Как все началось

Я украинка, и последние 15 лет прожила в Киеве. Изменения в моей жизни начались после встречи с моим парнем –  бельгийцем. Он гуманитарный работник, и уже более пяти лет помогает людям в горячих точках по всему миру. И когда его пригласили на очередной контракт в Демократическую Республику Конго, я восприняла это как временное – нужно подождать полгода-год, а затем он вернется в комфортную для жизни страну. Но через полтора года визитов в Конго и встреч на “нейтральной территории” я задумалась. А что если попробовать изменить свою жизнь и пожить в Африке. Сработало то самое “когда, если не сейчас”.

Я стала искать возможности для волонтерства и поняла, что в Конго есть множество занятий, в которых я могу себя попробовать. В первую очередь, меня интересовало шитье. В Киеве у нас с подругой было свое ателье. В Конго, я знала, все женщины очень любят индпошив – все свои цветастые платья они придумывают сами и заказывают у портных. Оказалось, что в городе Гома, где я сейчас живу, есть много локальных, негосударственных организаций и религиозных общин, у которых есть похожие проекты.

Сейчас я живу в Конго уже больше года. За это время я сотрудничала с организацией, которая предоставляет возможность работать с местными малообеспеченными женщинами. Вместе с ними мы шили прихватки, кухонные фартуки, которые потом продавались в Калифорнии. Еще я успела посотрудничать с местным дизайнером.

Она как раз выпускала новую коллекцию, я отшила для нее несколько моделей и помогла организовать показ. Основная работа этой девушки – в ООН, но в свободное время она творит, это ее настоящая страсть! В перерыве между всем этим я работала в местной школе учителем труда, вместе с детьми мы оформляли школу и делали украшения к рождественским праздникам. Теперь же я привожу туристов и показываю им нетипичную Африку – Конго, Уганду и Руанду.

Поскольку я волонтер, то не получаю денег.  Помогаю местным безвозмездно, а деньги зарабатываю удаленно, на фрилансе. В Конго я стараюсь ввязываться во все инициативы: так в местном университете я читала лекцию по колористике про принты, цвета, здесь все это очень актуально.

Виза

На Украине нет посольства Конго – нужно ехать либо в Москву, либо в Варшаву, либо платить большие деньги туристическому агентству, чтобы тебе открыли визу. Кроме того, открывают ее неохотно. Из-за этого мне дважды приходилось переносить перелет, когда я уже была готова жить тут. Пришлось позвонить в посольство и сказать “Я забираю завтра паспорт”, после чего визу выдали на следующий день. И в Конго все так решается!

Недавно я пропустила день, когда мне нужно было обновить визу (я делаю это каждые три месяца, так как до сих пор считаюсь туристом). Был канун Рождества – время, когда у всех иностранцев в Конго начинаются проблемы, потому что на них хотят подзаработать. Внезапно службе миграции не понравилось то приглашение, по которому я приехала в страну еще год назад. Мне объявили, что я здесь нелегально работаю. Мне пришлось оплатить полную стоимость трехмесячной визы и странное разрешение на работу, которого не существует в реестре государственных документов.

Стоит сказать, что в неразвитых странах Африки все визы стоят достаточно дорого. Конго не исключение: единоразовый въезд на месяц – $160, трехмесячная виза – $350. Зато теперь какое-то время я могу спокойно ездить с туристами по стране.

Первое впечатление

Это был настоящий шок и осознание того, что я никогда не смогу здесь жить. Человек, привыкший путешествовать по уютной Европе, приходит в ужас от того, какие тут грязные улицы, нищета, электричество по часам, отсутствие нормальной проточной воды.

Да, в моем доме есть вода, но это вода, набранная из озера, ее здесь же дезинфицирует сотрудник организации, который просто засыпает хлор. Еще все экспаты, которые сюда приезжают, изначально очень беспокоятся за свою безопасность.

Двадцать лет в Конго идет гражданская война, в городах безопасно, но все же здесь горячая точка, где действует самая большая миссия ООН. Ты боишься выходить из машины, ты боишься выходить из дома, ты живешь за колючей проволокой и большим железным забором.

Как можно жить, если ты не можешь выйти из дома, чтобы просто прогуляться, думала я. Теперь-то я знаю, что это можно, и я это делаю, но тогда я была к этому не готова. Плюс другой менталитет – здесь с тобой постоянно разговаривают, что-то просят, к такому темпу общения тоже нужно адаптироваться.

Качество жизни

Вы не найдете здесь продуктов, которые привыкли не глядя покупать в супермаркетах. Скажем, в Конго сложно купить морепродукты, так как ближайший океан далеко. Поскольку нет постоянного напряжения, все, что хранится в холодильнике – в холодильнике не хранится. Самое органическое местное мясо  – это козлятина.

Вся Африка ест коз, но европейцы не имеют такой привычки, так как это достаточно жесткое мясо. Впрочем, и говядину, и курицу тут тоже можно отыскать. Зато на каждом шагу продаются фрукты и овощи, вполне неплохого качества, но иногда слишком дорогие. Все дело в том, что с колониальных времен тут почти нет полей и больших ферм, несмотря на плодородность земли. Все выращивают овощи и фрукты кто во что горазд, “как выросло”. Поэтому выглядят они так себе – у нас бы на рынке такие никто не купил. Зато без химикатов!

Школ в Конго много, они делятся на государственные, за которые нужно платить, и частные, за которые нужно платить еще больше. Бесплатных школ нет вообще, даже начальных. В государственных оплата – $15 за 3 месяца.

В среднем, в семье от пяти детей, зарабатывают родители не сотни долларов, соответственно в школу отправляют обычно старших ребят, а они потом учат младших. Я работала в частной школе, где образование стоит $300 в месяц, то есть, для местной элиты. У них есть 20% бесплатных мест, которые раздают талантливым ученикам.

В государственных школах образование на низком уровне. Например, французским я владею получше, чем некоторые местные учителя. И даже в частных школах может быть красивое здание и автобусы, но малообразованные преподаватели.

Город Гома, где мы живем, считается крупным городом в Конго. С начала войны сюда активно стали вливаться международные деньги и место из деревни превратилось в большой город. В это же время появились и местные университеты с пока еще слабым преподавательским составом, по уровню напоминающие скорее наши ПТУ и колледжи.

Высшее образование могут позволить себе люди среднего класса, которых здесь немного. Более богатые отправляют детей за границу, хотя бы в соседнюю Уганду. Для местных большое значение для успеха имеет знание английского, потому что с ним они могут уехать в соседние англоговорящие страны.

Бедняки же торгуют на рынке, зачастую странными вещами, например, углем. Здесь вообще распространенная практика жечь лес, а уголь от него везти на рынок. Везти они его могут километров пятнадцать в гору каждое утро. Молодежь еще переводит грузы на специальном самокате, который остался только в этом регионе, чукуду. Так можно заработать пару долларов в день. И это еще мы говорим про город! Конго громаден, и есть еще джунгли, куда не ступала нога человека. В них живут пигмеи, до сих пор охотящиеся с отравленными стрелами. 

Болезни

В Конго есть риск подхватить несколько серьезных заболеваний, но практически от всех них есть вакцины. Тебя не пустят сюда без прививки от желтой лихорадки, рекомендуют также вакцины от гепатита А и В, брюшного тифа, бешенства, холеры.

От малярии прививок не существует, поэтому все путешественники едут с коробочкой таблеток, которые нужно принимать каждый день и еще 21 день после возвращения домой. В таблетках есть и минус – они не гарантируют стопроцентную защиту и могут искажать результаты анализов. Существует и такое страшное понятие, как малярия мозга, от которой можно умереть или остаться инвалидом, а непросто чувствовать жар и бредить. Эти таблетки могут защитить хотя бы от нее.

Я за год и мой мужчина за два года ни разу не переболели малярией. К счастью, мы живем на высоте 1,5 тыс. метров, здесь холодно и не слишком много комаров. У меня есть знакомые бельгийцы, которые родились и выросли в Киншасе (столице Конго), но они никогда не принимали эти таблетки, не делают этого и другие жители. При этом, у меня есть знакомые, которые болели малярией много раз. Да, это страшно, но излечимо. Поэтому каждый сам принимает решение о профилактике.

Вулкан Ньирагонго

Всего в 16 км от нашего города находится действующий вулкан. По всей Гоме развешены флажки-предупреждения об опасности – зеленого, желтого и красного цвета. Зеленый – вулкан не активен, все спокойно, желтый – вулкан активен, но риска извержения пока нет, красный – извержение и срочная эвакуация.

За время жизни здесь я ни разу не видела зеленого флажка, только желтый. Однажды приехали вулканологи с Сицилии, провели исследования и сказали, что желтый сменился на оранжевый. Все экспаты, работающие здесь, начали паниковать и собирать вещи, но местные, которые наблюдали уже несколько извержений за свою жизнь, отнеслись к заявлениям спокойно.

Вулкан Ньирагонго открытый и оттуда не разлетаются камни и ядовитый газ, а просто растекается лава. Это какая-то быстрая лава, которая двигается со скоростью 80 км/ч, соответственно, эвакуироваться нужно оперативно. Последнее извержение было в 2012 году, тогда все быстро уехали и погибли только местные, которые решили остаться в церквях и молиться. Сейчас извержение предсказывают за три-четыре дня, так что можно даже спокойно успеть собрать вещи.

Местные жители

Есть вещи, к которым в Конго сложно привыкнуть: например, то, что люди очень рано встают и ложатся спать. День у них начинается в четыре утра. Все потому, что солнце в шесть встает и в шесть садится, нужно по максимуму использовать световой день, электричества ведь нет. В пять утра конголезцы уже любят присылать смски с пожеланием доброго дня, а в шесть спокойно решать рабочие вопросы. Еще я как-то жаловалась на погоду, но тут у людей нет понятия плохих погодных условий. Дождь – это хорошо, значит, что-то вырастет, говорят они.

Из европейских черт местные переняли любовь к сумасшедшей бюрократии и жесткой иерархии. Но опять-таки, это что-то такое племенное. Если человек начальник, то ты должен поклоняться ему беспрекословно. Еще тут очень уважительно относятся к пожилым людям. Ты получаешь дополнительный бонус, если ты мужчина. Если женщина занимает высокий пост (обычно это происходит в каких-то европейских организациях), то с ней неохотно делятся информацией – сексизм процветает.

А вот еще одна традиция, на этот раз что-то восточное: если человек сделал какую-то ошибку, прямо на нее указать ты не можешь. Таким образом, ты даешь ему возможность сохранить лицо. В Европе привыкли беречь время других людей и сразу переходить к сути дела, здесь же ты приступаешь к главному часа через полтора.

Фраза “акуна матата” на самом деле значит не ‘don’t worry’, как говорили в “Короле Льве”, а “никаких переговоров”.

Я нашла сленговое слово “терки”, которое даже больше подходит к этой привычке все с удовольствием обсуждать. Если что-то случается и если ничего не случается – “матата”. У них до сих пор нет телевизоров, но есть радио, а все происходящее обсуждается на лавочке у дома.

Меня очень удивил один экспонат в Музее африканского искусства. Местный экскурсовод рассказала, что раньше в Конго, когда жена уличила мужа в неверности, она приносила ему еду в специальном сосуде, но с перевернутой крышкой. Это значит, что она подозревает его в измене. Если мужчина исправляется сам, то они так никогда и не затрагивают эту тему.

Вообще скандалы в Конго это какая-то очень крайняя мера, от экспатов не принимают никакой агрессии и конфликтности. Тут все очень легко перевести в шутку. Тебя будут уважать значительно больше, если ты говоришь на суахили и всегда сохраняешь хорошее расположение духа.

Животные

В дикой природе Конго осталось не так уж много животных, потому что их всех съели. Конго – очень бедная страна, которая находится в тяжелой ситуации. В какой-то момент местные охотились тут вообще на все. Поэтому даже змей встретить не так уж просто.

В основном, животных можно увидеть в национальном парке Вирунга, например, уникальных черных горилл. Это мое самое яркое впечатление в Конго. Я была не большим ценителем человекоподобных обезьян, но, когда ты вживую видишь их мимику, жесты, общение между собой, встречаешь альфа-самца шимпанзе с двумя “телохранителями” по бокам, то понимаешь, насколько это все похоже на человека.

В Конго есть несколько крупных центров по спасению человекоподобных обезьян, кроме того, это одно из немногих мест, где они еще живут в дикой природе. Недавно открыли еще одну крупную часть парка, раньше ее контролировали вооруженные группы. Там живут слоны, буйволы, антилопы, бегемоты, львы, гиены.

Из детских сказок о бегемотах мы знаем, что у них “болят животики”, и вообще они хорошие, неповоротливые звери, но тут они вторые главные убийцы людей после малярийного комара.

Они кровожадные, несмотря на то, что травоядные, и часто убивают местных рыбаков. Но, в то же время, было печально наблюдать, когда мы в парке светили фонариками на бегемота, а он в панике убегал, потому что думал, что мы хотим его убить. Здесь на это животное очень часто охотятся. А вот львы – милахи! В Уганде наблюдала историю, как сытый довольный лев пришел на дорогу и улегся кверху ногами как домашний кот. Когда машины пытались проехать, он лениво рычал и валялся дальше. Местным пришлось подъехать и посигналить льву прямо в морду, тогда он немного отошел с их пути и лег рядом в кусты.

Чему научил меня Конго

Меньше потреблять. Когда у тебя ограничение на багаж при перелете, а очень хочется привезти из дома еще килограмм гречки, которой тут нет, и всяких вкусностей придачу, то покупать десять платьев становится незачем.

Прелесть Конго в том, что тут всегда одинаковая температура, тебе не нужно столько одежды и обуви, сколько хочется в европейском городе. Нет возможностей спонтанного шопинга, и ты отучаешься от привычки получать удовольствие от таких покупок. Ты предпочтешь вырастить и приготовить что-то самостоятельно, а не бесконечно есть в ресторанах, где средняя цена блюда начинается от $12.

Можно прожить и с тем, что электричество есть в полном объеме только с семи утра до восьми вечера, и нет невыполнимых вещей, которые не могут подождать до завтра.

Ограничения учат получать удовольствие от того, что у тебя уже есть. Ты смотришь, как живут конголезцы, и чем довольствуются, и осознаешь, что те излишества, что казались тебе необходимыми, не нужны. Когда я приезжаю к родителям, и чувствую, что начинаю жаловаться и что-то требовать, для меня это звоночек, что пора возвращаться в Конго.

Фото из личного архива Анны Авузяк

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: