Карьера

Как семья из Лондона отправила девятилетнего сына учиться в город Бобров Воронежской области

Семья Рохас-Лепехиных из Лондона недавно cтала известной в Воронежской области. Отец Кристиан и сын Матвей переехали туда осенью 2017 года, потому что Россия оказалась для девятилетнего мальчика наиболее подходящей страной, чтобы стать хоккеистом.

Мама Матвея Марина рассказала нам, почему ребенку нечего делать в Англии, если он увлекся хоккеем, и насколько добрыми оказались жители российской глубинки.

Родственники называют происходящее в семье Рохас-Лепехиных большой авантюрой. «Все едут из России в Англию, а вы наоборот, да еще и в глубинку», – сначала удивлялась мама Марины. Сама Марина смееется: «Да, мы не совсем обычные родители, готовые отдать ребенка, только чтобы он хоть где-то занимался, а не бегал по улице. Мы сами решили усложнить себе жизнь».  

Марина познакомились с мужем Кристианом, когда была студенткой Воронежского университета и училась на испанском отделении факультета романо-германской филологии. По обмену она поехала в Испанию, где и влюбилась с первого взгляда. Кристиан оказался большим любителем русской культуры и России. В том числе и это способствовало тому, что сейчас он находится в Воронежской области вместе с сыном. Из Испании Кристиан поехал учиться в Лондон. Марина, закончив университет и даже не получив на руки диплом, поехала к нему. Уже в Лондоне они поженились. Сейчас в семье двое детей.

Семья Матвея

Не подошли ни Британия, ни США

Все началось в 2014 году, когда после сочинской Олимпиады старшая дочь Рохас-Лепехиных захотела учиться фигурному катанию. Младший Матвей вслед за сестрой тоже заинтересовался этим видом спорта. В Лондоне Марина и Кристиан привели детей на базовые курсы, где сначала просто учат стоять и правильно двигаться на льду. Матвея лед притягивал настолько, что ему просто нравилось сидеть на нем, вспоминают родители.

Когда у человека, даже такого маленького, есть какая-то предрасположенность, которая рискует перерасти в талант, это хорошо видно, уверяет Марина: «Все родители пытаются открыть истинные способности своих детей, и нам повезло, что мы заметили сразу». Поэтому уже через полгода тренировок шестилетнего Матвея отдали в хоккейную команду.

В Лондоне в секциях занимаются всего два-три раза в неделю, что очень мало, если ты собираешься достичь профессиональных высот, в Англии спорт – это развлечение, for fun.

«Там способности мальчика сразу отметили, но оказалось, что если ты в чем-то преуспеваешь, окружающим это не очень нравится. Матвею приходилось переходить из одной команды в другую. Многие тренеры не обращали внимание на ребенка и не помогали расти. В Лондоне в секциях занимаются всего два-три раза в неделю, что очень мало, если ты собираешься достичь профессиональных высот, – рассказывает мама Матвея. – В Англии спорт – это развлечение, for fun. У нас же в семье такое правило, пошедшее еще от мужа, бывшего профессионального велосипедиста: если занимаешься – занимайся серьезно».

Однажды родители с Матвеем поехали в Петербург в хоккейный лагерь, организованный всемирно известным тренером силового катания Максимом Ивановым, тренером команды НХЛ Pittsburgh Penguins. Иванов отметил катание Матвея и пригласил заниматься в США. Рохас-Лепехины с радостью приняли приглашение, но в дальнейшем, несмотря на хорошую игру, закрепиться там не удалось – помешала бюрократия.

Оказалось, что детская спортивная федерация США не поддерживает того, что ребенок из другой страны просто приезжает заниматься. Встал вопрос получения американской рабочей или студенческой визы, но оба варианта были очень сложными. Родители обратились в федерацию за помощью, но пойти навстречу там не смогли.

Рохас-Лепехины с радостью приняли приглашение, но в дальнейшем, несмотря на хорошую игру, закрепиться там не удалось – помешала бюрократия.

Тут и появилась возможность поехать в Россию. Изначально такой исход рассматривался как запасной вариант. На малой родине в Воронеже у Марины был знакомый хоккейный тренер, которому дали вести спортивный класс в городе Бобров. Он позвал Матвея приехать заниматься у него. Осенью 2017 года Кристиан с Матвеем, получив разрешение на временное проживание, уехали в Бобров.

Матвей с тренером

Добрый город Бобров

Мама и папа Матвея называет Бобров «настоящей российской глубинкой». Этот город находится в ста километрах от Воронежа, и его население – 20 тысяч человек. На гербе Боброва ожидаемо размещен бобер: городок находится на берегу реки, и когда-то здешние жители занимались бобровым промыслом. Большинство домов одноэтажные и деревянные, многие передвигаются на велосипедах, а машины не закрывают. В Боброве есть колония для несовершеннолетних, но, как говорит Кристиан, близость не сказывается на местной жизни, и в целом это «добрый и уютный город».

Жители Боброва сочли своим долгом спасти южного гостя от сурового российского климата: один знакомый подарил Кристиану старую дубленку, а хоккейная команда преподнесла ему… меховые ботинки.

Кристиану и Матвею повезло с переездом – зима 2017-18 выдалась в Воронежской области снежной и морозной. Мальчика подготовили к холодам, а вот папе пришлось испытать на себе не столько даже русские морозы, сколько русское гостеприимство. Жители Боброва сочли своим долгом спасти южного гостя от сурового российского климата: один знакомый подарил Кристиану старую дубленку, а хоккейная команда, где стал заниматься Матвей, преподнесла его отцу меховые ботинки. Еще добрые местные люди приносили в съемную квартиру к английским приезжим мед домашние соленья, спрашивали, чем могут помочь. Кристиан был приятно удивлен таким вниманием.

Матвей у Бобровской школы

Сейчас в Боброве все знают необычную семью. У сына с отцом появилось много знакомых, на рынке – свои бабушки, в магазинах – продавцы. На первых порах Матвей выступал переводчиком папы, так как английский язык в Боброве знает мало людей. Кристиан всецело занимается ребенком и ведет временную жизнь российского «домохозяина». Он рассказывает, что в юности изучал русскую культуру и мечтал жить в России. И вот мечта неожиданным образом сбылась.

«Я, честное слово, рад, что мне выпала возможность оказаться в российской глубинке и убедиться самому, что из себя представляет феномен «русского человека». На собственном опыте я ощутил доброту и щедрость русского характера, даже по отношению к иностранцу», – говорит он.

Как мальчику далась русская школа

Семья в первый раз расставалась надолго. Марина и дочь остались работать и учиться в Лондоне, пока папа с сыном покоряли Воронежскую область. Сложнее всего пришлось, конечно, Матвею. Он стал заниматься в Бобровской средней школе №1, где есть специальный спортивный класс. В нем утром дети приходят в школу и сидят на обычных уроках, затем их забирает автобус и везет в Ледовый дворец, затем домой, а потом снова на тренировку. И так каждый день кроме выходных, но и в субботу и воскресенье часто проходят турниры. Из-за разницы в системе обучения мальчик пошел учиться на класс младше, но быстро догнал программу, стал получать пятерки по предметам. Несмотря на спортивный уклон класса, программа в нем ничем не отличается от основной.

Поначалу сложности были в общении с новым классом, состоящим из одних мальчиков. Уважения к новичку удалось достичь сообща, работой родителей и учителей. А вот с учебой особых проблем не возникло, а даже наоборот. «Говорят, что школьное образование с советских времен в России ухудшилось. Я сама это подтвердить не могу, мне, наоборот, кажется, что все на очень достойном уровне, – рассказывает мама Матвея Марина, которая сама работает педагогом в Лондоне. – В России все систематизировано. В том время, как в Англии кусочками, оторвано друг от друга, без повторения материала и связки с предыдущими темами. И если у ребенка не математический склад ума, ему придется туго. В английской школе Матвею давали задания всего раз в неделю, в российской их дают каждый день».

«Я заметила, что в английских школах страдают многие предметы, особенно наука: все подразделы идут скомкано и в отрыве друг от друга, не хватает учителей. Слышала, что в Великобритании сейчас хотят ввести обучение математики именно по принципу, схожему с российским. Для примера, Матвей в российском втором классе уже изучает таблицу умножения, до которой в Британии дети с трудом доберутся лишь к четвертому», – говорит Марина.

Хоккейная команда в Боброве

По словам матери, и в чтении, и в устной речи сын стал также намного увереннее и лучше.  Хотя она и добавляет, что помимо красивых русских слов он быстро набрался и сленговых выражений. Единственное, что страдает в бобровской школе, – уроки английского языка. «Сразу после приезда молодая учительница английского решила проверить знания моего сына, дала ему текст и попросила перевести, – рассказывает мама Матвея. – Сразу видно различие подхода: в России все основано на грамматике и переводе, в Британии же детей учат разговорному языку. Сложно представить британского ребенка девяти лет в роли подобного переводчика».

«Я воспитывала детей на русский манер, так как другого не знала. Рассказывала про понятия дружба, доброта. В Британия же они почему-то отодвигаются на второй план, и в школах, в первую очередь, воспитывается индивидуализм. Возможно, в России такое тесное дружное сообщество возникло у детей, потому что они занимаются одним делом – хоккеем. В любом случае, главное, что Матвей доволен», – говорит Марина.

Останется ли Матвей в Боброве?

Матвей уже заявил, что готов остаться в России, говорит, что русские дети ему нравятся больше английских. Юному хоккеисту уже предложили пробоваться в петербургский СКА, но у семьи другие планы на будущее – Канада. Из России они могут уехать уже в этом году: канадские команды настроены дружелюбно и готовы принять парня.

«Пока есть возможность, нам надо выбирать из лучшего. В России профессионального будущего у Матвея нет. Тут если ты хоккеист, то ты просто хоккеист, ничего более. А в Северной Америке у тебя есть возможность, например, на льготных условиях поступить в престижный вуз», – рассказала Марина.

Больше историй – в нашем Телеграм-канале

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER