Главное о русской жизни

в Великобритании

Полезно

Английский по понедельникам. Выпуск №24: ‘schmuck’, ‘schlimazel’ и другие полезные слова из иврита и идиша

25.06.2018Редакция

Какая бы на улице ни стояла погода — снег, хамсин или «по-моему, немного моросит», в какой бы стране вы ни находились — в Зимбабве или Португалии, но в начале недели, хотите вы этого или нет, вы читаете уроки «Английского по понедельникам» от нашего неизменного автора — Миши Лагодинского. 

Сегодня, дорогие мои, у нас выездной выпуск. Редакция нашей рубрики в лице моего стареющего лэптопа и моей немолодеющей физиономии, выехала с официальным визитом в Израиль, где вещает прямиком из бывшего малярийного болота, а ныне города-красавца Петах-Тиквы. Было бы преступлением упустить такую возможность и не рассказать вам, как евреи со своим идишем и ивритом оказали влияние на английский язык, который без ложной скромности можно назвать титаном мирового масштаба и «лингвой франкой» современной планеты Земля. Начнем же!

Все мы знаем, что, когда Моисей наконец спустился с Синая к своим изможденным пустыней соплеменникам, он притащил с собой скрижали с инструктажем, как жить дальше. На скрижалях было всякое. Очевидное — «Не убий», менее очевидное — «Не сотвори себе кумира», досадное — «Не прелюбодействуй». Но один пункт гласил непонятное: «Не вари козленка в молоке его матери».

— Мойше, что конкретно он имел ввиду? — спросили удивленные исраэлиты, плотоядно поглядывая на семейство козлов, пасущееся в соседнем оазисе.

— Извините, товарищи, — развел руками Моисей, — но все я не запомнил. — Потом, сверившись со скрижалями нахмурился: «А что тут, простите, золотой телец делает? Когда я поднимался, его и в помине не было…»

За тельца евреи огребли отдельно, но, будучи людьми основательными, дело с козлами на самотек не пустили, а написали пару-тройку томов с тематическим разбором отношений молока и мяса. Так возник кашрут: набор кулинарных инструкций правоверного еврея. И создал кашрут нашему народу такой ‘pain in the tuches’, что мало уже давно никому не кажется.

Слово ‘kosher’ («кошерный»), то есть пригодный для употребления в пищу еврею, перекочевало в английский из идиша и иврита.

— Izya, where are you going?
— Mum, I am going to play outside.
— Don’t pick anything up from the floor. It may not be kosher!

— Изя, куда ты уже идешь?
— Мам, я иду уже играть во дворе.
— Ничего с земли не подбирай! Оно может быть не кошерным!

Однако в английском слово ‘kosher’ получило импульс, перекочевав в другие области жизнедеятельности. Этим словом, как учит Urban Dictionary, вы можете назвать вещи ‘free from incriminating details’ или, по-русски, то, в чем отсутствуют преступные, нежелательные или подозрительные составляющие.

— Hannale, thanks for introducing me to Izya but I don’t like this boytchik. His kippah is too small.
— Rivka, what’s there not not like?! Izya is as kosher as they get. He went to the same shul as my uncle. They all have small yarmulkas.

— Ханале, спасибо, что познакомила меня с Изей, но этот паренек мне не по душе. У него слишком маленькая ермолка.
— Ривка, шо там может не нравиться? Мальчика кошерней не найдешь. Он ходил в одну синагогу с моим дядей. Там у всех маленькие ермолки.

Если взять кошерного мальчика и придумать ему антипод, то ничего лучше словa ‘schmuck’ не подберешь. Также пришедший в английский из идиша ‘schmuck’ изначально в идише служил «обыкновенным пенисом», но в английском языке он получил новый прилив энергии и стал обозначать «неприятного противного мужчину». Для разнообразия у ‘schmuck-а’ существует синоним ‘putz’, который перекочевал также в русский язык и звучит, как «поц».

С другой стороны, хорошего мужчину, который совершенно не ‘schmuck’ и абсолютно не ‘putz’, тоже надо как-то называть. Если он неуклюж или неумел, тогда мы назовем его ‘klutz’. Если он невезучий неудачник, мы назовем его ‘schlimazel’. А если он хороший человек, будет он просто зваться ‘kosher boytchik’.

— Is Rivka still dating that schmuck Pinchas?
— Yes, they are getting married next month. Rabbi Shmuel will be conducting the ceremony.
— I can’t believe she dumped Izya over the size of his yarmulkeh.
— Seriously, Izya was such a klutz! I am not surprised Rivka left him.

 Ривка еще встречается с этим м****ом Пинхасом?
— Да, свадьба в следующем месяце. Раби Шмуэль их женит.
— Не могу поверить, она бросила Изю из-за его маленькой ермолки.
— Слушай, Изя был таким неуклюжим. Не удивлен, что Ривка от него ушла.

Куриный или гусиный жир, пришедший из еврейской кухни в английский язык, кличут ‘schmaltz’. И все бы оставалось вполне кошерно, но в Америке в 1930-х годах ‘schmaltz’ неожиданно приобрел свою вторую жизнь в значении «излишняя сентиментальность».

— Izya, stop crying like a baby. I feel like in a schmaltz movie! You are driving me mishiguene!
— My Rivka is not coming back! I am such a schlimazel!
— Well, you are definitely a bit short of being a super hero..

— Изя, хватит плакать. Я как будто попал в сопливое кино. Ты меня просто с ума сводишь!
— Моя Ривка ко мне не возвращается! Какой же я шлимазл!
— Да, ты уж точно не супергерой.

Хорошо исполненный ‘spiel’ («шпил») поможет вам убедить или что-нибудь продать собеседнику. Лучше всего ‘spiel’ можно перевести, как ‘sales pitch’, и пришел он в английский из идиша или немецкого. В обоих языках ‘spiel’ звучит примерно одинаково.

— After Pinchas gave Rivka his spiel about how wonderful their life would be she left Izya for good. 
— That’s a shame! Izya is a great guy. But I heard she also didn’t like the size of his yarmulkeh.
— Yeah, that as well. 
— What can I say? Mazel tov to Pinchas!

— После того, как Пинхас рассказал Ривке, какая у них будет прекрасная жизнь, он бросила Изю.
— Как жаль, Изя отличный парень. Но я также слышал, ей не нравился размер его ермолки.
— Да, это тоже. 
— Что я могу сказать? Мои поздравления Пинхасу!

Последнее слово, которое мы сегодня разберем, это ‘Chutzpah’. В английский и иврит, оно пришло из идиша и означает человеческую наглость, дерзость и даже некоторое бесстыдство. Человек, у которого большая ‘chutzpah’ нигде не пропадет, даже, если у него ‘small yarmulkeh’.

— I can’t believe Pinchas had the chutzpah to ask Rivka out when she was dating Izya!
— I know, what a putz, right? By the way does Rivka know about his dodgy business with yarmulkas?
— What do you mean? His business is all kosher. 
— No, Pinchas sells very small yarmulkas for the price of big ones!
— I am telling you, a man with the chutzpah his size owns half of the world.

— Не могу поверить, Пинхас такой наглый, что пригласил Ривку на свидание, когда она встречалась с Изей!
— Да, я знаю. Каков гусь! Кстати, Ривка знает о его подозрительных делишках с ермолками?
— Что ты имеешь ввиду? У него все кошерно.
— Не, он продает крохотные ермолки по цене больших!
— Я тебе говорю, наглость второе счастье.

На сегодня все, ‘my kosher friends’. Мы не покрыли и малой толики всех терминов, перекочевавших в английский из идиша и иврита, но надо знать меру. Надеюсь вы не станете такими ‘schmucks’, как Пинхас, или такими ‘klutzs’, как Изя. И главное, чтобы ваша врожденная ‘chuzpah’ не привела в конце концов к озеру приторного ‘schmaltz-a’!

Предыдущий выпуск «Английского по понедельникам», посвященный искусству ловкого и изящного привирания.

Больше интересных статей о русских в Лондоне – в нашем Телеграм-канале

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: