Актуально

Из ЕС выйдем, но подчиняться Брюсселю продолжим. Почему сторонники «Брекзита» возмущены новым планом Мэй

Брекзит Чем плох план Терезы Мэй

«Брекзит» и особенно последние события вокруг него – это потрясающий пример того, как голый король оказывается голым.

В 2016 году (и даже раньше) сторонникам выхода Британии из ЕС упорно твердили, что этого делать не стоит. «Ребята, нельзя одновременно съесть рыбку и влезть на елку. Вы не сможете пользоваться привилегиями общего рынка, если не играете по его правилам. В лучшем случае вы через много трудных лет после развода получите в отношениях с Европой примерно те же условия и правила, но потеряете право участвовать в их написании», – примерно так говорили те, кто выступал за сохранение Британии в составе ЕС.

После референдума, на котором победили «брекзитеры», прошло два года. Правительство Терезы Мэй после многих месяцев работы, споров и отставок наконец-то согласовало проект соглашения о выходе с Брюсселем. И вот сюрприз: оказалось, что Британии эти условия не очень-то выгодны. Кто бы мог подумать?

Мы попробовали разобраться, что готовит нам всем новый план Мэй. И вот что поняли.

1. Переходный период: Британия будет исполнять все решения ЕС, но влиять на их принятие не сможет

Переходный период от ЕС к не-ЕС начнется 29 марта 2019 года. Ровно в тот день, когда отчаянные брекзитеры обещали нам «страну обратно», для Британии начнутся довольно-таки унизительные времена. Представительства в Европарламенте, Еврокомиссии и Европейском суде у страны уже не будет, но мы еще долго будем исполнять все их решения.

По плану этот период будет длиться до 31 декабря 2020 года, но может быть один раз продлен. Зная среднюю скорость, с которой решения принимаются по ту и по эту сторону Ла-Манша, можно смело предположить, что продлен он будет обязательно. Так что процесс может растянуться и на два, и на три, и даже на четыре года. За это время политики должны будут успеть договориться обо всем, о чем не договорились сейчас.

Также, на горе сторонникам выхода из ЕС, на время переходного периода Соединенное Королевство по плану Мэй останется под юрисдикцией Европейского суда.

2. «Счет за развод» придется оплачивать при любом исходе

«Брекзитеры» не любят об этом говорить, но страна до самого конца 2020 года будет пополнять европейский бюджет. От £36 млрд. до £39 млрд. – столько, по разным оценкам, должна будет отдать Великобритания Евросоюзу после марта 2019 года. В прессе эти расходы называют ‘EU divorce bill’, хотя это не «отступные», а исполнение ранее принятых обязательств.  

Самое неприятное – то, что платить по «счету» придется в любом случае, независимо от того, договорится Лондон с Брюсселем о чем-нибудь в итоге или нет. Дело в том, что европейский бюджет принимается не на один и не на два года, а на семь лет. Нынешний бюджетный срок начался в 2014 году, задолго до кэмероновского референдума, и продлится  до 31 декабря 2020 года. И все ранее принятые Британией обязательства по нему должны быть выполнены – даже в случае ‘no-deal Brexit’.

А если переходный период будет продлен, то платить придется еще больше.

3. Гражданам ЕС станет сложнее приезжать работать (и это плохо)

Тереза Мэй много лет искренне считает, что стране не нужны мигранты. И полагает, что и другие парламентарии с ней согласны. Только этим можно объяснить то, что она до сих пор пытается «продать» свой «Брекзит», убеждая парламент, что теперь-то гражданам ЕС будет так же сложно приезжать в Британию, как и австралийцам, и рабочие места наконец-то займет британская молодежь.

Британский бизнес при этом готовится к худшему. Страна много лет сидела на невидимой игле трудовых ресурсов из Европы. Работодатели уже сейчас начали испытывать нехватку кадров, и никакая молодежь их не спасает. Недавно, например, Chartered Institute of Personnel and Development опросил 1000 британских работодателей, и они признались, что им стало сложнее заполнять имеющиеся вакансии и что это вынуждает их повышать зарплатные предложения.

4. Северная Ирландия: якорь, который еще долго сможет удерживать Британию в подчинении ЕС

Именно этот пункт проекта соглашения вызвал больше всего возмущения «брекзитеров» и даже отставки в правительстве. Сейчас граница между Ирландией и Северной Ирландией, конечно, существует, но только на карте. В реальности ее нет. И задача у всех одна: чтобы она не мешала людям жить, работать, ездить и торговать и в будущем. Но это непросто.

На случай, если стороны до конца 2020 года не договорятся о том, как будет работать граница между Великобританией и Ирландией, у Терезы Мэй есть временный план отступления, который она назвала ‘backstop’ («стенка», «заслон»). Премьер предлагает устроить «единую таможенную территорию» Соединенного Королевства и ЕС. Это значит, что страна будет жить по законам единого европейского рынка и после «Брекзита» – до тех пор, пока Соединенное Королевство и ЕС не придут к постоянному соглашению о границе.

Сложность в том, что Британия при этом должна будет соблюдать так называемые «условия ровной площадки» – “level playing field conditions”.

Этот термин пришел в экономику из спорта. Если игровая площадка (например, в регби) имеет небольшой наклон или какие-либо другие преимущества, которые хотя бы теоретически могут повлиять на результат игры, то команды в середине игры должны будут меняться половинами поля.

В случае с «единой таможенной территорией» выравнивать придется не холмы Зеленого острова, а налоги, льготы и пособия. ЕС будет очень жестко следить за тем, чтобы предприниматели в Северной Ирландии не получили от своего правительства поддержки больше, чем их коллеги в Ирландской республике. А также соблюдали бы все те же самые стандарты защиты труда и окружающей среды. И все это – чтобы не иметь конкурентных преимуществ перед их коллегами к югу от границы.

Если сейчас без согласия ЕС из игры выйти еще можно, то из предложенного Терезой Мэй «бэкстопа» без полного согласия ЕС выйти будет попросту нельзя.

Это означает, что Великобритания по этому плану будет обязана просто продолжать соблюдать европейские правила. И не только на время переходного периода, а до тех пор, пока Лондон и Брюссель не подпишут постоянный договор о границе.

Таким образом, Британия должна будет неопределенное время жить по брюссельским правилам после «Брекзита». И не сможет заключать торговых соглашений с другими странами, если они будут предполагать отмену каких-либо ограничений. 

А главное, упразднить «единую таможенную территорию» можно будет только по соглашению обеих сторон. Сейчас без согласия ЕС из игры теоретически выйти еще можно, установив «жесткую» границу. Но из предложенного Терезой Мэй «бэкстопа» без полного согласия ЕС выйти будет попросту нельзя.

5. Рыба преткновения

Несмотря на то, что рыбное хозяйство составляет относительно небольшую долю в экономике большинства стран ЕС, о нем особенно много спорят. В переговорах о «Брекзите» торговля рыбой обсуждается отдельно от торговли всеми другими товарами. Евросоюз не раз заявлял, что позволит Британии торговать рыбой по правилам единого рынка только в том случае, если та разрешит судам других стран ловить рыбу в своих территориальных водах.

В проекте предложенного соглашения эту проблему «отложили на потом». Там говорится лишь о том, что нужно будет еще об этом договориться. Если до конца переходного периода этого не произойдет, то британские торговцы рыбой будут платить пошлины за ввоз рыбы в другие страны ЕС. И это может стать большой проблемой для всей индустрии.

Интересно, что британские прибрежные города, где множество людей занято в рыбном хозяйстве, в 2016 году особенно активно голосовали за выход из ЕС.

Фото Александра Иванова. Больше статей о «Брекзите» – в Телеграм-канале ZIMA Magazine.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: