Люди

Караоке и разочарование: как я помогал бездомным в Рождество

Лондонский IT-специалист Александр Москвин решил встретить Рождество в центре для бездомных — работая волонтером. О своем опыте он рассказал ZIMA.

Как стать волонтером

Так получилось, что в Рождество я остался один. Сидеть дома и горевать по этому поводу особенно не хотелось, напрашиваться к семейным друзьям в гости — тоже. Поэтому я решил использовать это время с пользой. Еще за месяц до Рождества я начал изучать возможности волонтерства в Лондоне и наткнулся на благотворительную организацию Crisis UK — она помогает одиноким бездомным. В итоге я отработал три смены в центре помощи — одну в Рождество, а потом еще 27 и 28 декабря.

Стать волонтером не так просто, как может показаться. Например, в той же Crisis UK заявок всегда больше, чем мест. Поэтому происходит отбор. Сначала я подал заявку — нужно было заполнить достаточно подробную анкету о себе. Среди вопросов были пункты о том, что я умею и готов делать — например, могу ли оказывать квалифицированную медицинскую помощь. Я указал, что я могу водить машину, если нужны перевозки, и также указал, что не чураюсь никакой другой работы.

Перезвонили мне через две недели после того, как я подал заявку. Сказали, что моя кандидатура утверждена, и попросили прийти на однодневный брифинг — это такая специальная короткая подготовка, которую должны пройти волонтеры. Там рассказывают про особенности этой работы, как себя вести в нестандартных ситуациях, чего нельзя делать — например, фотографировать.

Рождество для бездомных с караоке

У меня был плотный график, и расписание тренингов мне совсем никак не подходило. Я написал организаторам, объяснил ситуацию и сказал, что работал раньше волонтером и имею представление о том, как себя вести. Меня согласились принять без посещения занятий, но прислали ссылку с обучающими видеоматериалами и попросили их изучить.

В итоге меня поставили в вечернюю смену в Рождество — с 3 до до 10 часов. Для бездомных в этот день Crisis UK подготовили площадку на базе колледжа. Елки не было, но пространство вокруг было украшено. Из развлечений были караоке, настольные игры. Это называлось центром помощи бездомным в Рождество. Они могли прийти туда отогреться, поесть горячей еды, поспать, получить медицинскую помощь, постричься, воспользоваться интернетом, позвонить домой, посмотреть телевизор.

На сменах я делал все подряд. Сначала меня отправили на кухню — это, по признанию всех волонтеров, самая тяжелая работа. Нужно мыть посуду и выполнять всякую мелкую грязную работу. Потом я работал в зале — там я много общался с бездомными, дежурил на постах, работал в столовой как официант, выступал в роли переводчика для русскоязычных посетителей, которых консультировал врач.

Контингент в центре для бездомных

За рождественскую смену через центр прошло около 250 человек, если считать только тех, кто получил полноценный ужин. Также было много таких, кто приходил просто перекусить или побыть в тепле пару часов — это еще полсотни, как минимум.

Многие пели в караоке, это было очень популярным развлечением. К этому еще их приглашали специальные гости — как я понял, это были музыкальные знаменитости местного разлива. Я слышал, как про них говорили: «Смотри, это же…». Сам я их видел впервые в жизни.

Людей в состоянии алкогольного и наркотического опьянения в центр не пускали. Со своим тоже не пускали. Хотя сложно представить бомжа-наркомана вне наркотического опьянения — у него либо ломка, либо он под кайфом. Так, один из бездомных демонстративно выпил бутылку виски из горла прямо на входе, но его в итоге все равно не пустили — он еле держался на ногах.

Мне в глаза бросился этнический состав — это белые и чернокожие бездомные. За свои три смены я не встретил ни одного араба, азиата, индийца. Беженцев из стран ближнего Востока, похоже, там не было.

(Здесь нужно сделать лирическое отступление. Пару лет назад я ездил в Грецию работать в лагерях беженцев — то есть я видел их достаточно, чтобы иметь основание говорить, что в этом центре их не было).

У меня на бейдже был значок российского флага – как символ того, что я говорю по-русски. Но из русских я не встретил никого. А вот из Украины было несколько человек. Очень много бездомных заметил из Прибалтики.

Три категории бездомных

Мужчин было гораздо больше, чем женщин. В остальном я выделил для себя три категории людей, которых я встретил во время работы. Первая — это действительно люди в беде, которым нужна помощь, чтобы встать на ноги. Их видно по глазам. Обычно у таких бездомных просто выдался тяжелый период в жизни, и из-за обстоятельств они оказались на обочине жизни. Например, резко потеряли работу, и вся их стабильность рухнула. Ну или балансируют на нуле, а когда уходят в минус, то оказываются на улице. Но главное, они стараются изменить ситуацию. Отличительная черта этой категории — они воспринимают происходящее вокруг с большой благодарностью. Таким очень хочется помогать.

Вторая категория — самая многочисленная. Это профессиональные нищие. Они приняли это образ жизни, не стараются его изменить — их все устраивает. Они ходят в эти центры, чтобы перекантоваться. Все происходящее они воспринимают как должное. Приходят они в неважнецком виде — в драной и вонючей одежде. Один из таких был в очень поношенной и грязной куртке. Ему дали новую. Он спрятал ее в пакет и остаток времени ходил в старой.

Третья категория — легальные беженцы, которые открыто паразитируют на системе. Я встретил там бездомного из Казахстана — он мне без лишних предисловий прямо сказал, что уже больше года живет в Великобритании и через полгода получит вид на жительство. Для того, чтобы все прошло гладко и его просьбу об убежище удовлетворили, ему нужно светиться в таких местах. В такие моменты, конечно, внутри проскальзывает мысль: «Я, блин, четыре года работал и платил налоги — и вида на жительство у меня нет».

Смешанные чувства и личные разочарования

Этот опыт оставил у меня смешанные чувства. У меня сложилось стойкое ощущение, что во время работы волонтеры и сами благотворительные организации дают бездомным скорее рыбу, чем удочку. В центре были консультанты по помощи в составлении резюме и поиску работы — у них не было клиентов.

После опыта волонтерства в Греции и после помощи бездомным в Лондоне мне тяжело не думать о том, что на деле эта огромная благотворительная машина не работает над тем, чтобы решать первопричину, реальную проблему. Она будто лишь помогает вести текущий образ жизни, а не выбираться из ситуации.

Ну и, в конце концов, у меня осталось личное разочарование. Я понял, что некоторым людям мне не хотелось помогать.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: