Искусство

Дэмиен Херст и его непростые отношения со смертью

Самый дерзкий и самый скандальный художник современности. Самый известный ныне живущий английский художник. Его акула в формальдегиде и череп, инкрустированный бриллиантами, стали символами современного искусства. Его странные работы стоят дороже, чем картины Пикассо и Моне. Он самый богатый из художников XXI века и самый-самый во всем. Сегодня мы поговорим о Дэмиене Херсте и его искусстве.

Должен ли художник уметь рисовать?

Принято считать, что художник – это тот, кто умеет рисовать. Но в наше время такое определение безнадежно устарело. Художники занимаются чем угодно кроме классической живописи: приносят в музеи писсуар, горы мусора, мертвых животных и даже собственные испражнения. Рисуют грязью, окурками и женскими телами. Устраивают настоящие шоу и шокируют публику все новыми и новыми выходками. Вслед за переменами в искусстве изменились и учебные заведения для художников.

В 1980-е годы в лондонском колледже Goldsmiths  открылся первый в истории курс для будущих художников, где от студентов не требовалось умение рисовать или писать красками.  Вместо этого будущие художники учились критически оценивать современное искусство. Именно там учился молодой Демиэн Херст.

Он пришел в мир искусства в тот момент, когда концептуальное искусство окончательно потеснило привычные живопись и рисунок. Собственно, у Херста почти нет картин как таковых. Самые близкие к традиционной живописи произведения Херста – это фирменные разноцветные кружочки на белом холсте. Впрочем, даже эти незамысловатые кружочки Херст не рисует самостоятельно – за него это делают помощники. Чем же тогда знаменит Херст?

Дэмиен Херст. «Кокаин», 2016
Дэмиен Херст. «Кокаин», 2016

«Тысяча лет»

Основной «жанр» Херста – это инсталляции или, как их иногда называют, минималистические скульптуры. Свою первую громкую инсталляцию Херст сделал в 1990 году, едва закончив колледж. Работа «Тысяча лет» заставила содрогнуться даже завсегдатаев галерей современного искусства. Рассказывают, что сам Чарльз Саатчи стоял перед инсталляцией Херста с открытым ртом.

Херст построил два соединенных между собой стеклянных куба. В одном из них стоял ящик с личинками мух, а во втором лежала окровавленная голова коровы и была установлена электрическая мухобойка. Мухи вылуплялись на свет и летели к корове, привлеченные запахом крови, но тут же оказывались на обнаженных проводах мухобойки и погибали. Такой вот леденящий душу образ бесконечного круговорота жизни и смерти, не прикрытый никакой метафорой и иносказанием. И смерть, и кровь – все по-настоящему.

Дэмиен Херст. «Тысяча лет», 1990

Собственно, главная тема творчества Херста – это рассуждение о сущности смерти и невозможности воплощения ее средствами искусства. «Идея смерти, – как говорил сам художник, – недопустимая, поэтому единственный способ иметь с ней дело – это отстраниться или повеселиться». Работы Херста на эту тему обычно самые скандальные и одновременно самые пронзительные. Именно они принесли Херсту популярность и всемирное признание.

«Физическая невозможность смерти в сознании живущего»

Самой известной его работой стало произведение с замысловатым названием «Физическая невозможность смерти в сознании живущего». На этот раз Херст обошелся без разлагающейся коровьей головы и лужи крови. Главной героиней «Физической невозможности» стала гигантская туша акулы, законсервированная в растворе формалина. Херст поместил акулу в прозрачный бассейн и выставил как произведение искусства. На самом деле ничего особенно шокирующего в таком жесте нет.

За основу своей инсталляции художник берет самый что ни на есть старинный сюжет в истории искусства – изображения туш  животных. Туши рисовали многие – от Рембрандта до Сутина и Фрэнсиса Бэкона. Но Херст делает все совершенно иначе: вместо кровоточащей плоти он показывает зрителю безжизненное, как будто бы пластиковое, тело животного, запаянного в прозрачный стеклянный ящик. Никакой драматической экспрессии в духе Сутина, никаких бьющих через край эмоций, никаких ярких красок. Только прозрачный стеклянный ящик в белом, залитом электрическим светом зале. Смерть у Херста холодная, стерильная и молчаливая, что может быть еще более жутко, чем кровавые туши.

Дэмиен Херст. «Физическая невозможность смерти в сознании живущего», 1991
Дэмиен Херст. «Физическая невозможность смерти в сознании живущего», 1991

Аптека Херста

Инсталяции Херста, помещенные в стерильные прозрачные боксы и выставленные в белых музейных залах без окон, чем-то напоминают лаборатории или операционные. А сам художник занимает место беспристрастного хирурга, который разрезает реальность воображаемым скальпелем. На одном из своих автопортретов Херст даже позирует в костюме хирурга (если вы вдруг решили, что художник взял в руки кисть – не обольщайтесь, автопортрет нарисовали его помощники).

Дэмиен Херст. «Автопортрет в образе хирурга», 2006
Дэмиен Херст. «Автопортрет в образе хирурга», 2006

Вообще, медицинская тема – одна из любимых у Херста. Он неоднократно использовал в своих инсталляциях лекарства и таблетки. У него есть целые витрины, изображающие аптеку и кабинет врача. Например, одна из ранних его работ представляет собой полки с лекарствами и называется «Тела». Почему «тела»? Потому, что человеческое тело давно перестало быть плотью и кровью и превратилось в набор химических элементов. В нем нет жизни, есть только набор функций.

А в 1996 году Херст вместе со своими друзьями Джонатаном Кеннеди и Мэтью Фрейдом даже открыли в Ноттинг-Хилл ресторан «Аптека», интерьер которого повторял херстовские медицинские инсталляции. Стены ресторана покрывали знаменитые полочки с лекарствами, а в туалете стояли шкафчики с латексными перчатками и медицинскими свечами.  Ресторан обожали знаменитости. Здесь можно было встретить Хью Гранта, Кейт Мосс и даже Мадонну.

Больше арт-ликбеза – в нашем телеграме (или тут).

Дэмиен Херст. «Тела», 1989
Дэмиен Херст. «Тела», 1989

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: