Актуально

Станет ли «Брекзит» причиной вооруженной борьбы в Северной Ирландии?

Вечер субботы 19 января 2019 года: в Дерри (или Лондондерри) взрывается автомобиль, припаркованный возле здания суда. 5 и 6 марта в Лондоне на вокзале Ватерлоо, в аэропорту Хитроу, аэропорту Лондон Сити и университете Глазго находят четыре начиненных взрывчаткой конверта.

19 апреля в ходе обысков в районе Крегган в том же Дерри случайно застрелена журналистка. Ответственность за все эти происшествия взяла на себя «Ирландская республиканская армия» (ИРА).

СМИ уже успели окрестить последние события реакцией на неудачные и затянувшиеся переговоры о «Брекзите»: проблема границы между двумя частями Ирландии до сих пор остается одним из предметов спора британских и европейских политиков.

Если вы хотели разобраться, что же сейчас происходит в Северной Ирландии, понять, в чем проблема границы, при чем тут «Брекзит» и откуда взялись вооруженные группировки, то вам поможет наша статья.

Предыстория

Северная Ирландия – одна из четырех частей Соединенного Королевства, расположенная на острове Ирландия, с юга регион граничит с независимой Ирландской республикой. На протяжении нескольких столетий Ирландия находилась под управлением Великобритании и фактически была ее первой колонией. С 1801 года она стала частью Соединенного Королевства и в этом качестве пережила «Великий голод» 1845-49 годов и массовую миграцию.

Борьба против британского владычества стала по сути главной национальной идеей ирландцев. Приносить результаты она стала в начале XX века: тогда большая часть Ирландии получила независимость – но не целиком, и конфликт не исчерпан до сих пор.

Почему Северная Ирландия осталась в составе Королевства

Неудачные попытки ирландских политиков добиться автономии мирным путем на рубеже XIX-XX веков привели к росту националистических сепаратистских настроений. «Пасхальное восстание» (‘Easter Rising’) в апреле 1916 года стало началом вооруженной борьбы против британского господства – оно считается крупнейшей акцией протеста ирландцев с 1798 года.

Организаторами выступили «Ирландское республиканское братство», также участие приняли «Ирландские добровольцы» и «Ирландская гражданская армия». Из последних двух в 1919 сформировалась ИРА.

В результате боев в 1921 году был подписан англо-ирландский договор, по которому Ирландия получила статус доминиона, а в 1949 году почти вся страна стала независимой республикой – это полностью положило конец роли британской монархии в управлении страной.

Однако независимость получил не весь остров: шесть графств на севере страны, где преобладало протестантское население, настроенное лояльно к Великобритании, остались в составе империи и образовали новую политическую единицу – Северную Ирландию.

Эта ситуация не устроила часть членов ИРА, которые требовали полной независимости Ирландии.

Время «Неприятностей»

После объявления независимости Ирландской республики те бойцы ИРА, которых не устраивало, что Британия продолжает контролировать северную часть острову, занялись подпольной борьбой на территории Северной Ирландии и за ее пределами.

Противостояние усилилось в 60-е: с конца 1960-х до 1998 года в Северной Ирландии шли постоянные столкновения, совершались теракты. Этот период получил название «Неприятности» (The Troubles).

Крупнейшее столкновение произошло 30 января 1972 года в Дерри в ходе мирного марша, организованного Ассоциацией гражданских прав Северной Ирландии (Northern Ireland Civil Rights Association). Солдаты британской армии ранили 28 безоружных человек, 14 из которых скончались. Событие получило название «Кровавое воскресенье» (Bloody Sunday). Только в 2010 году британский суд признал действия военных неоправданными: демонстранты не представляли опасности, а отчеты военных были намеренно ложными. Об этом событии был снят не один фильм. Город надолго остался разделенным на католические и протестантские районы.

ИРА в долгу не осталась и в 1970-1990-е годы совершила ряд политических убийств и терактов в Великобритании, в том числе взрыв в одном из пабов Бирмингема (погиб 21 человек), взрывы в лондонском Сити, в лондонских доках.

В 90-х путем длительных переговоров значительная часть сторонников объединения Ирландии объявила о прекращении террористической деятельности. Но опять-таки не все.

Чем важно Соглашение Страстной пятницы

В 1998 году было подписано Соглашение Страстной пятницы (Good Friday Agreement) или Белфастское соглашение (Belfast Agreement), по которому в настоящее время функционирует самоуправление Северной Ирландии. Договор закрепил трехсторонние отношения, нормализовал состояние в регионе, а главное, устранил жесткую границу между севером и югом. Республика Ирландия впервые официально признала Северную Ирландию частью Великобритании.

В договоре также признается, что большинство жителей желают остаться в составе Великобритании, но при этом признавалось, что значительная часть населения хочет создать единую Ирландию. А главное, в договоре сказано, что Северная Ирландия будет оставаться частью Соединенного Королевства до тех пор, пока большинство ее жителей не пожелают обратного. В этом случае и Дублин, и Лондон обязаны подчиниться решению жителей региона.

После заключения этого договора конфликт не был исчерпан: радикальные республиканцы желали полного воссоединения с Ирландией и не прекращали своей деятельности.

В чем проблема «Брекзита»

Проблема заключается в том, что «Брекзит» возрождает вопрос о границе между двумя частями Ирландии, и подрывает Договор Страстной пятницы.

В проекте договора о выходе Великобритании из ЕС (тот, который Тереза Мэй упорно предлагает Евросоюзу, а тот не соглашается) подтверждается приверженность Договору и признается важность свободного перемещения, но далее указывается, что граница все-таки будет, хотя ее постараются сделать как можно более прозрачной («seamless and frictionless»).

К примеру, правительство Британии предлагало опираться на «норвежскую модель» (Норвегия не входит в ЕС, но имеет доступ к общему рынку и прочим некоторым привилегиям за немалые взносы, а на границе существует практика выборочной проверки). Но и это предложение встретило критику.

В целом, ни Великобритания, ни ЕС, ни тем более Северная Ирландия не хотят этой границы. Бизнес-сообщество и сельскохозяйственные производители выразили обеспокоенность последствиями «Брекзита». Между севером, югом и Британией существует тесная социально-экономическая связь: транспорт пересекает границу 30 млн. раз в год, а ирландские продукты продаются в британских супермаркетах в течение нескольких часов после упаковки на другой стороне пролива.

Однако как в случае согласованного (deal), так и в случае несогласованного (no deal) выхода из ЕС граница появится, как бы все участники ни хотели обратного. Ирландия, как и любая другая страна ЕС, обязана проверять товары, ввозимые из пограничных государств. В случае согласованного выхода, согласно документу проекта «Брекзита», у Британии остается возможность для различной интерпретации «прозрачной» границы. К примеру, были озвучены предложения о проверках в зоне морской акватории, чтобы не нагружать пограничную зону и оставить ее открытой как прежде. Но без договора о выходе граница точно не сможет быть «прозрачной».

Любой, даже формальный, контроль границы уменьшит объемы потоков людей, товаров, транспорта, капитала и сделает ощутимой саму границу, что повлияет на привычную жизнь людей, особенно тех, кто живет в приграничной зоне.

Мариса МакГлинчи из Центра доверия, мира и социальных отношений университета Ковентри, автор книги «Неоконченное дело: политика диссидентского ирландского республиканизма», уверена, что хотя территориальные претензии на север острова давно уже вычеркнуты из конституции Ирландии, в реальности объединение Ирландии может стать просто экономически выгодным как для севера, так и для юга. А это, в свою очередь, усилит сепаратистские настроения в Северной Ирландии.

При этом восстановление границы вызовет не только проблемы у предпринимателей, но и – гипотетически – может стать причиной политического кризиса и даже волны насилия в Северной Ирландии. А возможно, и за ее пределами, как это было до 90-х.

Кто опасен и что может произойти?

Организация, которая стоит за событиями 2019 года, называется «Новая ИРА». Она была сформирована в 2012 году участниками предыдущей «версии» ИРА и другими республиканцами. Цель «Новой ИРА» (НИРА) – добиться единства Ирландии насильственным путем.

Мариса МакГлинчи считает, что проблема ирландского республиканизма не решена, и сопротивление не может просто «исчезнуть».

Что касается легальных объединений, то современные республиканцы состоят из приверженцев партии «Шинн Фейн» (Sinn Féin, что означает «мы сами» на ирландском),  а также незарегистрированной партии «Сеора» (Saoradh, что значит «освобождение» по-ирландски), образованной в 2016 году в честь столетия «Пасхального восстания», и даже многих людей, не состоящих в партиях.

Весь этот недружный хор добивается объединения Ирландии, но в отличие от «Шинн Фейн», социалистическая и антиимпериалистическая «Сеора» не признает Договор, а также считает, что «Брекзит» идет на пользу Ирландии:

«”Сеора” должна поддерживать любую инициативу, которая ускорит конец одной из самых отвратительных разрушительных когда-либо существовавших наций. То, что разрушает и ослабляет Британию – хорошо для Ирландии, будем надеяться, что Брекзит будет так же суров как ад», – так говорят ее лидеры. 

Многие считают, что «Сеора» имеет отношение к ИРА. Сама «Сеора» отрицает обвинения, однако признает, что пока «британский империализм» остается доминирующей силой, насилие не прекратится.

Последние теракты, совершенные «Новой ИРА», пресса называла реакцией на неопределенность переговоров и будущего границы, которая является главным болевым местом организации. Однако представители ИРА заявили газете Дерри Джорнал, что «все эти разговоры о «Брекзите», о жестких границах, мягких границах не имеют отношения к нашим действиям». 

По словам Марисы, люди воспринимают ответ на «Брекзит» как продолжение республиканской компании: непрерывность («continuity») – важная составляющая идеологии республиканизма, которая не делится на исторические отрывки или различные кампании.

Проще говоря, они готовы совершать насильственные действия независимо от того, что решат в Лондоне или Брюсселе.

При этом эксперты и политики считают, что «Брекзит» играет на руку ирландским республиканцам.

«Сеора» также подчеркивает, что провалы переговоров о «Брекзите» – это не причина сопротивления британскому правлению, но тем не менее результаты переговоров могут иметь значение для будущего региона.

Что может произойти после восстановления границы?

Нужно оговориться, что вопрос о границе между двумя частями Ирландии до сих пор остается без решения, как и весь процесс переговоров о «Брекзите». И никто не знает, что будет дальше. Но можно перечислить наиболее вероятные риски, которые возникнут с появлением границы.

Может усилиться социально-экономическая нестабильность

Появление границы вызовет нестабильность в регионе. МакГлинчи также считает, что сценарий с жесткой границей ведет к возрождению национализма.

Брайен Кенна, лидер партии «Сеора» подтверждает эту мысль. Он полагает, что «Брекзит» не только не учитывает первопричину конфликта между Ирландией и Британией – разделение единой Ирландии, – но и возобновит конфликты.

Может усилиться политическая борьба

Диссидентские партии («Шинн Фейн», «Сеора» и другие неравнодушные) начнут борьбу с последствиями «Брекзита» ради единства Ирландии. Факт того, что «Брекзит» и жесткая граница будут реализованы, может не оставить выбора политикам: они будут бороться либо за отмену «Брекзита» (хотя бы на территории Северной Ирландии) либо за единую Ирландию. К примеру, «Шинн Фейн» уже призвала провести референдум по объединению Ирландии на случай, если не будет сделки по выходу из ЕС.

После столь тяжелых многолетних переговоров о выходе требование провести новый референдум вряд ли найдет отзыв у Вестминстера. В любом случае, таможенный контроль должен будет осуществляться, и, единственное, что можно будет обсуждать в этом контексте – это где его локализовать. Есть вероятность, что в регионе случится либо политический кризис, либо недовольство людей будет накапливаться, что также усилит нестабильность.

Опрос, который провела независимая организация «Our Future Our Choice Northern Ireland (OFOCNI)», состоящая преимущественно из молодежи Северной Ирландии, показал, что из 1199 человек 56% проголосовали бы за объединение Ирландии после жесткого «Брекзита». Интересно, что самые радикальные в этом опросе – молодые люди, которые не имели права голоса во время референдума о выходе из ЕС в 2016 году. Если верить данным этой же организации, то 84% молодых людей, получившие право голоса за эти три года, предпочли бы остаться в ЕС.

Может усилиться вооруженная борьба

Многих республиканцев и националистов сдерживала от агрессии фактически отсутствующая граница между севером и югом. И даже желая единой Ирландии, большинство выбирало мирное существование, оставив все как есть. Есть риск, что появление реальной границы сделает эту группу «мирных» республиканцев более радикально настроенной. Не исключены новые теракты и убийства, даже несмотря на то, что сегодня они кажутся маловероятными.

Вооруженные акции ИРА на фоне политической борьбы за отмену границы будут выглядеть как поддержка политического курса партий «Шинн Фейн» и «Сеора». Это также может усилить социальное напряжение и нестабильность как внутри региона (между лоялистами и республиканцами), так и в стране на уровне отношений британского правительства и правительства Северной Ирландии.

Граница может стать мишенью для нападений несогласных с последствиями «Брекзита». Во время «Неприятностей» граница между двумя странами была крайне милитаризована: ее укрепили с помощью сторожевых башен, КПП и вооруженных офицеров. Граница в ХХ веке стала символом «британской оккупации» для ИРА и сочувствующих ей. Возможно, нападения на нее возобновятся.

А насколько вообще опасна и сильна «Новая ИРА»?

В настоящий момент «Новая ИРА» включает около 200 активных членов, ее ряды постепенно пополняются. Организация была включена в список «Форбс» как одна из «Самых богатых террористических организаций в мире». Она занимает 10-е место в списке и имеет бюджет около 50 млн долларов.

Главный доход «Новой ИРА» поступает от контрабанды сигарет и табака. Великобритания считается одним из крупнейших рынков нелегальной торговли табака (объем рынка – около 1,1 млрд долларов в год), и ИРА имеет в нем долю около 40%. «Форбс» также утверждает, что некоторые богатые члены ирландской общины в США спонсируют деятельность этой организации. В арсенале «Новой ИРА» имеется оружие, которое досталось ей вместе с участниками прошлых версий ИРА, начиная с периода «Неприятностей». Оно было получено главным образом у Ливии: ирландских радикалов в свое время поддерживал режим Каддафи). По некоторым данным сейчас ИРА имеет автоматы Калашникова, автоматическое оружие, пистолеты, взрывчатку.

Иллюстрации: граффити республиканцев в Белфасте и Дерри. Фото Shutterstock

Автор статьи – Татьяна Евсеева, географ, фотограф, начинающий журналист. Ведет
телеграм-канал @geodespair.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: