Досуг

«Внезапно проблемы отступили. Музыка оказалась сильнее»

Фестивальный оркестр Бриттена — Шостаковича под управлением Яна Латам-Кёнига дал потрясающий концерт в Лондоне. На культурного обозревателя ZIMA Ирину Кукота он произвел такое сильное впечатление, что она даже вывела из этого выступления формулу новой модели двусторонних отношений между Великобританией и Россией. 

Вспоминая о своих первых детских впечатлениях от выступления Мстислава Ростроповича в Лондоне во время Пражского восстания 1968 года (когда дипломатическая обстановка тоже была довольно сложная), дирижер Ян Латам-Кёниг, учредитель и организатор международного фестиваля Бриттена-Шостаковича, произнес замечательную фразу о мощи музыкального исполнения Ростроповича: «Внезапно эти проблемы временно отступили. Музыка оказалась сильнее».  

25 сентября в концертном зале Кадоган-холл в Лондоне Ян Латам-Кёниг, главный приглашенный дирижер, председатель Художественно-творческой коллегии московского театра «Новая опера», в очередной раз продемонстрировал, что музыка способна покорять, сближать, объединять и преодолевать политические разногласия. Такой продуманной программы и такого понимания и прочтения английской и русской классической музыки я не слышала давно.

Музыкальный контекст

Самое поразительное: Фестивальный оркестр Бриттена — Шостаковича, возглавляемый Латамом-Кёнигом, начал свои выступления меньше месяца назад — 9 сентября в Сочи! Все участники оркестра — студенты российских и британских консерваторий, средний возраст музыкантов не превышает 22 лет. Ян Латам-Кёниг всегда мечтал создать оркестр, который бы олицетворял мастерство и выдающийся уровень музыкального исполнения. Похоже, эта мечта сбылась: исполнение всех (часто очень сложных) произведений было таким слаженным, прочувствованным и гармоничным, что казалось, будто музыканты выступают вместе уже десятки лет.

Идея создания совместного российско-британского оркестра возникла в разговоре Яна Латама-Кёнига и британского посла в России сэра Лори Бристоу о вариантах сотрудничества Великобритании и России в рамках Года музыки — 2019.  Посол предложил отметить этот год созданием совместного российско-британского музыкального оркестра, в котором объединились бы талантливые студенты из музыкальных учебных заведений обеих стран. Символом года, свидетельствующим, что «музыка может объединять людей, даже когда их разделяют барьеры», стала дружба советского и британского композиторов Дмитрия Шостаковича и Бенджамина Бриттена в эпоху холодной войны. Кстати, возникновению этой дружбы в немалой степени способствовал Мстислав Ростропович, познакомивший двух композиторов и организовавший их встречу. Впрочем, фестиваль задуман не только как трибьют признанным российским и британским классикам. Его идея и в том, чтобы знакомить публику обеих стран с сочинениями молодых, еще не известных композиторов из России и Англии.

Проект стал возможным благодаря поддержке компаний BP и «Роснефть», которые взяли на себя все расходы юных музыкантов. В процессе подготовки к первому гастрольному турне для них были организованы лекции и мастер-классы. Целью программы, по словам Латама-Кёнига, была демонстрация «перекрестного влияния двух культур на примере взаимодействия Шостаковича и Бриттена». 

Попечителями фестиваля, который будет теперь проходить ежегодно, являются принц Майкл Кентский, вдова Дмитрия Шостаковича Ирина Шостакович и дирижер Юрий Темирканов. Как прокомментировала Ирина Шостакович, создание нового Фестивального оркестра — лучший способ воздать должное отношениям двух великих композиторов XX века. «Полагаю, что мой муж был бы в восторге», — сказала она.  В ответном обращении Майкл Кентский без всякого пафоса и официоза, но с уместной долей тонкого английского юмора, также подчеркнул историческую важность момента и держался, как всегда, с удивительными достоинством и скромностью. То же самое можно сказать и о Яне Латаме-Кёниге, который, казалось бы, даже слегка смущался под настойчивыми аплодисментами публики. 

И собственно музыка

Программа началась с «Фантазии на тему Томаса Таллиса» Вильяма Воэна-Вильямса, несущей в себе, как считают многие музыкальные критики, особенности «британского музыкального гена». Игра солирующей скрипачки Маргариты Киракосовой была совершенно мастерской, и диалог между оркестром и солисткой получился по-настоящему выразительным.

А потом последовало выступление, которого ждали все гости вечера: «Рапсодия на тему Паганини» с пианистом Павлом Колесниковым. Очень элегантный Колесников в очередной раз поразил аудиторию своей блестящей, непринужденной и глубокой интерпретацией. «Рапсодию» сыграли на одном дыхании, а кульминация произведения была просто великолепной! Восторгам зала, без преувеличения, не было предела, а Колесников и Латам-Кёниг даже обнялись после исполнения Рахманинова, что было очень трогательно. В заключение своего выхода после настойчивых аплодисментов публики Павел Колесников сольно исполнил не заявленную в программе Прелюдию Шопена. И это тоже было волшебно!

В начале второго отделения на сцену вышли актеры Эдвард и Фредди Фокс, представители уважаемой актерской династии — отец и сын. Они предваряли четыре морские интерлюдии Бриттена из оперы «Питер Граймс» (Peter Grimes) чтением фрагментов из поэмы Джорджа Крабба «Местечко» (The Borough), написанной в 1810 году. И музыка, и слово в исполнении двух актеров являли удивительное единство: воображение рисовало картины бушующей морской стихии, а в прелюдиях было ощутимо слышно, как перекатываются грозные морские валы или ласково плещутся волны.  Мне особенно запомнился «Лунный свет» (Moonlight) и бушующий «Шторм». 

После темы моря, которая занимала важное место в творчестве Бриттена, вниманию публики предложили музыку Дмитрия Шостаковича к фильму Григория Козинцева «Гамлет». Музыка Шостаковича и декламируемые по-английски строки Шекспира создавали мощнейшее по силе воздействия драматическое единство. Отрывок из сцены отравления, а также диалоги из сцены явления тени отца Гамлета и монолог Гамлета «Быть или не быть» были мастерски исполнены Эдвардом и Фредди Фокс. Их интерпретация в лучших традициях британской актерской школы (неслучайно в 2017 году Фредди Фокс был номинирован на премию Лоуренса Оливье) была настоящим шедевром.

Это выступление должно было стать финалом вечера, но публика требовала еще, и ее вниманию были предложены не заявленные в программе чтения из шекспировской трагедии «Ромео и Джульетта», сопровождаемые отрывками из одноименного произведения Сергея Прокофьева. Ну а совсем напоследок был исполнен еще знаменитый «Вальс № 2» из «Сюиты для джаз-оркестра №1» Дмитрия Шостаковича, чтобы, по словам дирижера, «не отпускать вас в печальном настроении». 

Весь вечер я не переставала восхищаться тем, насколько тонко Ян Латам-Кёниг чувствует и глубоко любит русскую музыку и передает это публике. Меня не переставало удивлять, как слаженно и вдохновенно играет оркестр и как действительно много общего в музыке Бриттена и Шостаковича, несмотря на разницу языков, культур, идеологий и менталитетов, разделявших, казалось бы, композиторов. 

По завершении выступления все оркестранты (и англичане, и русские) долго не уходили со сцены: обнимались, фотографировались, поздравляли друг друга. Я вдруг почувствовала эту юную энергию надежды, радости, дружбы, творчества. И подумала: так вот же она — новая модель российско-британских отношений, которая мне очень нравится! Не взаимные обвинения, недоверие, предубеждения и стереотипы, а открытость друг другу, взаимопонимание, взаимоуважение, доверие, радость творчества, постижение глубин культуры друг друга.  Как хорошо, что несмотря на непростую нынешнюю ситуацию, можно было увидеть и ощутить в реальности эту подаренную хотя бы на один вечер возможность других двусторонних отношений.

И какое счастье, что музыка в очередной раз оказалась сильнее!

Больше интересного – в телеграме «Зимы»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: