Люди

Kate NV: «В мире стали понимать, что в России тоже есть классная музыка»

Текущий музыкальный год в Лондоне, кажется, специально был придуман для того, чтобы проиллюстрировать нашумевшее заявление: эпохе Земфиры и «Мумий Тролля» пришел конец. Преимущественно консервативный в своем музыкальном вкусе русский Лондон увидел в 2019-м выступления максимально актуальных российских артистов нового поколения: Kedr Livankskiy, Gnoomes, Кирилла Рихтера, Lucidvox, Shortparis (ZIMA писала об этом здесь и здесь).

Новые гости и очередные дебютанты лондонской сцены, представляющие авангард независимой российской музыки, – Kate NV и Lisokot. Их выступление пройдет в Лондоне 20 сентября, в рамках музыкальной программы проекта M.ART и серии концертов Luminate в Kings Place.

Kate NV – сольный проект Кати Шилоносовой, которая известна также как создательница и фронтвумен пост-панк группы ГШ. Пожалуй, это один из важнейших экспортных российских артистов. Катю, кажется, проще застать где-то в туре по Европе (или США, или Японии), чем в России, а обе ее пластинки издавались на важных зарубежных лейблах. Такое интернациональное внимание Kate NV заработала в том числе благодаря универсально понятному языку экспериментальной, ностальгически окрашенной поп-электроники.

Последний альбом «для FOR» 2018 года был вдохновлен в том числе работами московского концептуалиста Виктора Пивоварова, а его презентация сопровождалась специально подготовленными видео и перформансом.

Катя, когда мы познакомились пару лет назад, когда у вас был закрытый ивент, на котором вы играли импров с Женей Горбуновым и Сашей Елиной. Ты помнишь это выступление?

На самом деле это было не закрытое выступление, мы просто объявили на Фейсбуке, что приглашаем своих друзей, и прийти мог кто угодно – не то чтобы мы специально закрывались.

Даже для импрова это был достаточно неожиданный концерт – с уютным ковром на полу. Кажется, публика была одинаково очарована и удивлена.

Да, это было хорошее выступление, и мне кажется, оно многим понравилось. У меня только ноги затекли.

Ты вообще нередко устраиваешь или участвуешь в импров-концертах. Нельзя не вспомнить тот же Moscow Scratch Orchestra, в котором ты участвовала, или выступления ГШ.

Да, с ГШ мы часто импровизируем на выступлениях. И это отдельный предмет споров в группе. Наша ритм-секция скорее призывает пожалеть слушателя и придерживаться именно песенного формата. Правда, не всегда понятно, что является угождением публике. Мне в последнее время стало казаться, что наши импровы имеют больший отклик, чем песни. Хотя с этим, конечно, невозможно угадать. Недавно решили полностью импровизировать на Signal’е (московский фестиваль современной музыки и архитектуры – прим. ZIMA), а в итоге все же сжалились сами над собой, так как импровизация тяжело шла, и сыграли одну песню, чтобы обнулиться. Но в целом история с импровизацией началась именно с Moscow Scratch Orchestra.

А что вообще для тебя импровизация? Это вершина в плане музыкального самовыражения или просто один из методов создания материала?

Хороший вопрос. И сложный. Не могу сказать, что я думала об этом в каких-то словарных терминах. Для меня импровизация скорее сродни разговору. Так же, как в разговоре между людьми – люди слушают друг друга (или не слушают) и как-то реагируют на поступающую информацию. Это может быть как пустой, ни к чему не обязывающий, приятный разговор, так и спор с внутренним конфликтом. Из-за этого импровизацию сложно в принципе однозначно оценивать как хорошую или плохую. Вы же не оцениваете абсолютно каждый разговор с другим человеком. Но иногда можно почувствовать, что вы вместе что-то нащупали, пришли к каким-то выводам, узнали что-то новое или просто весело провели время. Наверное, поэтому в импровах, где есть некий внутренний конфликт между исполнителями, создается ощущение, что рождается какая-то истина. Истина не рождается в сладкой патоке, где все друг с другом согласны, она рождается в спорах. Правда, с таким же успехом она может и не родиться – черт его знает, как это все работает на самом деле.

При этом я фанат простых веселых и глупых штук, потому что вечно быть на серьезных щах и чему-то противостоять — это просто странно. Мне нравится в импровизациях мимолетность, сиюминутность. Ты слышишь и видишь, как на ходу рождается музыка и при тебе она же и исчезает. Это нечто хрупкое и волшебное. Все же это действительно разговор. А песни — это готовый, заранее написанный текст, как книга.

Но не могу сказать, что это импровизация – это вершина в плане музыкального самовыражения. Это все равно, что сказать: «Написать выверенный текст проще, а вот общаться и придумывать что-то на ходу – намного сложнее». У всех получается все по-разному, и у всех разный подход.

Импровизация – это просто возможность разрешить самому себе быть: прозвучать или не прозвучать, сказать что-то, если есть что сказать или вообще промолчать.

Твоему первому поп-альбому Binasu уже три года. «Поп-», конечно, очень условно, потому что твои записи, с одной стороны, более конвенциональны, чем импров, но при этом структурно сложны и продуманы. Как ты сейчас смотришь на эту пластинку?

Как любой человек, я периодически рефлексирую и думаю, как бы я повела себя в той или иной ситуации, и конечно же, сокрушаюсь, что сейчас бы я сказала по-другому и так далее. Или вижу старые записи где-нибудь в соцсетях и думаю: как я вообще могла такое писать! Удивительно, что меня могут смущать своей наивностью мои рисунки или тексты, но не музыка. Почему-то с ней у меня есть понимание и принятие себя такой, какой я была в момент ее создания. Я очень четко чувствую, что было так. И иначе никак не могло бы быть. Поэтому я, если слушаю, просто вспоминаю то время, места, свое ощущение мира, когда я это все писала.

А ты вообще переслушиваешь свою музыку? Кажется, музыканты делятся на два типа: тех, кто слушает свои альбомы, и тех, кто этого не делает.

Нет, специально я себя, конечно, не слушаю. Кажется, последний раз, когда я слушала Binasu целиком, был перед отправкой на лейбл. А может, даже и тогда не слушала его полностью. Отчасти это связано с тем, что пока ты сводишь материал, ты успеваешь его послушать кучу раз – и эта музыка уже настолько становится частью тебя, что кажется, что она въедается в мозг. Но через какое-то время, конечно, бывает смешно послушать старые вещи. Но случается это так редко, что я могу сказать, что это вообще не случается, ха-ха.

В прошлом году у тебя вышел очень успешный второй альбом «для FOR». О нем писали многие престижные зарубежные издания. Расскажи, пожалуйста, нашим читателям, которые, возможно, не очень хорошо разбираются в механизмах музыкальной индустрии: как так получилось, что ты известна за границей чуть ли не больше, чем в России? Это исключительно «сарафанное радио» – благодаря качеству материала? Или в дополнение к этому ты целенаправленно ведешь работу по продвижению?

Для всех артистов это очень индивидуально. Но все равно есть система, все давно отлажено. Многое упирается в связи: я имею в виду не блат, но отношения – это важно. Все всегда ищут своих. По крайней мере, так это видится мне. Но, например, когда Chance the Rapper получает Грэмми, выпуская независимые микстэйпы у себя на саундклауде, это значит, что чувак в каком-то смысле обошел систему и это до сих пор возможно.

Оба лейбла, на которых я выпускалась, сами по себе достаточно нишевые и эстесткие. Они формируют среду вокруг себя. Не среда их формирует, а именно они среду. И поклонники лейбла знают, что именно здесь они услышат музыку, которая может быть для них интересна. По этому же принципу я сама приходила на эти лейблы, потому что они отражают то, что интересно мне. Так работают связи, которые с появлением интернета стало еще проще налаживать.

Ну и, конечно, поддержка лейбла важна. Когда ты сам релизишь запись (особенно если ты это делаешь с нуля), у тебя нет возможности оповестить об этом очень много людей, а лейбл делает анонсы релизов, что на самом деле хорошо. Но опять же, есть артисты, которым лейблы вообще сейчас, как мне кажется, не особо нужны. Медиа точно не так нужны, как раньше, — популярные артисты сами себе вполне медиа.

Русские музыканты за рубежом (Kedr Livanskiy, Gnoomes, Pinkshinyultrablast, Shortparis) – объективная тенденция или модный тренд? Встроилась ли российская музыка в мировой рынок? Как ты смотришь на это изнутри?

Мне кажется, что изнутри это правильно оценить как раз сложнее – нужен взгляд со стороны, который помог бы правильно это проанализировать. По моим ощущениям, в рынок мы пока не встроились, наверное. Хотя что такое рынок вообще? Но все хотя бы стали понимать, что вообще-то у нас тут тоже классные ребята, которые делают классную музыку. И круто, что все разные.

Тренд точно был: вся эта мода на восточноевропейское, и Гоша Рубчинский, который, конечно, сильно на это повлиял. Сейчас все же сошла вся эта мода на «панельки», и скорее просто появилось много музыки из России. Это открыло всем глаза и уши на то, что у нас здесь повеселее, чем у многих. И это уже точно не про тренд, иначе все бы были одинаковыми.

На обеих пластинках, да и в твоем образе в целом чувствуется влияние японской культуры. Ты упоминала в интервью про оммаж Ешимуру, а также про твою любовь к «Сэйлор Мун». Откуда в тебе эта любовь к Японии?

Я выросла в Казани. Во мне, увы, не течет татарская кровь, но я с детства была окружена этой культурой. Татарская музыка, как и японская, основана на пентатонике, при этом если японская музыка – это такой тихий пруд, то татарская скорее – звонкий ручеек.

Это что-то очень родное для меня, я на этом выросла, так что довольно естественно, что я перерабатываю свой собственный опыт и переосмысляю его по-новому.

«Сэйлор Мун» я смотрела, когда мне было семь или восемь лет. Я поехала к бабушке в Йошкар-Олу и там по «2х2» показывали «Сейлор Мун» и другие аниме-сериалы. Почему-то именно «Сейлор Мун» зашла мне тогда больше всего. Буквально вскружила мне голову, мне хотелось быть такой же крутой, как она. Но тогда я даже сезон досмотреть не успела, потому что пришлось уезжать домой. Помню, я ехала в поезде и дрожащей рукой пыталась нарисовать Сейлор Мун. Получилось отвратительно (попробуйте порисовать в поезде!), и я даже не смогла подписать этот рисунок ее именем – настолько страшной она мне показалась. Он так до сих пор и хранится у меня с подписью «Сэйло…». Помню, я очень сильно ревела весь остаток пути. Но приехала домой и стала рисовать целыми днями, очень хотелось научиться. И вроде как научилась.

Какая крутая история! То есть получается, что Япония зашла в тебя с разных сторон, – и если с музыкой это было отчасти предопределено местом жительства, то с «Сэйлор Мун» это по большому счету случайность.

Получается что так, да. Но если что, все на свете случайно и не случайно в то же время.

Продолжая тему «визуального». Известный факт, что при создании альбома «для FOR» ты вдохновлялась работами Виктора Пивоварова. Сама презентация альбома проходила параллельно с видео и перформансом, отсылающими к работам из цикла «Проекты для одинокого человека». Ты вообще следишь за современным искусством? Может быть выделишь каких-то художников или артистов, которые тебя вдохновляют?

Нет, я не слежу специально за теми или иными художниками. Для меня это скорее органичный процесс – все приходит случайно, но очень вовремя. Я могла бы сказать, что я обожаю московских концептуалистов, но это будет не совсем правда. Я, конечно, знала про всех, но по-настоящему срезонировала эта тема, когда в «Гараже» проходила выставка Пивоварова. Причем такая концепция альбома не была специально запланирована, часть треков уже была к тому моменту записана, и просто все органично сошлось в одной точке. Я стала много читать про его работы, мне особенно понравилась идея о том, что душа человека живет в комнате – не в квартире, не в доме, а именно в комнате. При этом у комнаты есть границы в виде стен, но вообще это ничего не значит, ведь там вполне может поместиться поле, луг, река и лес. И мне это показалось очень близким, потому что я очень люблю свою комнату, в которой я живу в Москве и в которой пишу музыку. Она маленькая, но бесконечно огромная.

Для меня это стало каким-то естественным продолжением и альбом сложился именно таким образом.

В целом я стараюсь смотреть на совриск непредвзято и открыто. Я вообще не уверена, что я пытаюсь на него как-то реагировать. Оно со мной просто случается. Мне кажется, я себе вопросы по этому поводу задаю так часто, что уже устала. Но в принципе это все равно про эмоцию. Можно просто слушать – есть ли отклик на ту или иную работу или нет. Так же и в музыке: я зачастую не смотрю лайнапы фестивалей, на которых выступаю сама, а просто хожу от сцены к сцене, и ищу то, что мне понравится. Хотя полностью наивным все равно оставаться нельзя, мы все находимся в контексте и постоянно получаем информацию. Делать вид, что ты ничего не знаешь и не умеешь, на протяжении долгого времени просто невозможно. К сожалению.

Тогда дальше о «визуальном». У тебя, на мой взгляд, одновременно один из самых веселых и эстетически выверенных инстаграмов среди российских артистов. Ты, очевидно, много времени уделяешь своему образу на сцене. Насколько вообще для тебя важно визуальное высказывание?

Вау, это неожиданно. Я вот только вчера думала о том, чтобы удалить свой инстаграм и завести «нормальный».

Мне кажется, у тебя он как раз нормальный, потому что он живой и настоящий. Сейчас многие делают инстаграм «как правильно», но из-за этого часто теряется сама жизнь.

Спасибо. Я честно говоря, не знаю, как правильно. В последнее время перестала постить то, что хочется, потому что все кажется глупым. Хотя я люблю свет и очень люблю архитектуру. Недавно подружка, которая приезжала ко мне в Москву, сказала, что я единственный человек, который показывает и рассказывает про город с помощью зданий.

Ты вообще нередко упоминаешь в интервью, что вдохновляешься Москвой. При этом в последнее время создается впечатление, что тебя проще поймать где-то в Европе, чем в Москве. Москва – по-прежнему база, отправная точка для твоего творчества, или появляются новые источники вдохновения?

Я недавно видела шутку про то, что твой дом – это там, где хранятся твои кремы. Или еще одна версия: там, где твои студийные мониторы. Для меня дом – это, действительно, место, где мои синты, гитары и мониторы. Где бы я ни была, я по-прежнему возвращаюсь в Москву. Я очень ее люблю.

Это не самый простой город, и многие ощущают огромное давление, плюс она может быть довольно жесткой, но при этом все равно с ней можно договориться. Такое бывает не с каждым городом. Москва – это дама с характером. Но она все равно теплая и нежная где-то в глубине. Просто многое пережила.

Влияют ли как-то на музыканта последние политические события? В этому году, кажется, появилось новое преломление политического конфликта: с появлением пресловутого «шашлык-феста» и выступлением IC3PEAK, «Кровостока» и Face’а на оппозиционном митинге. Как ты считаешь, музыкант вообще должен быть политически активен?

Мне кажется, на людей влияет абсолютно все. Особенно сейчас, когда информации стало еще больше. Можно отдавать себе в этом отчет, а можно и нет. И то, и другое на самом деле реакция. Со стрессовыми и опасными ситуациями все справляются по-разному. Кто-то делает вид, что все в порядке, кто-то делает вид, что он не при делах, кто-то лезет на рожон, кто-то конструктивно высказывается. Отсутствие действия – это тоже действие. Так что сейчас мне кажется, что все искусство политично, потому что являет собой реакцию на контекст. Просто что-то прямолинейно, а что-то нет. Пусть каждый выберет сам, что для него «активно». “Никто никому ничего не долж”.

Что сейчас готовит Kate NV? Видел в твоем инстаграме недавно, что готовится новый релиз в духе Binasu.

Да! Будет поп-альбом, который уже готов. На нем будут именно песни: несколько на русском, одна на французском, одна – на японском. Эмбиентных трека будет всего один-два.
И будет несколько клипов, некоторые мы уже сняли (смотрите сразу два (!) новых видео Kate NV в конце материала) . Кажется наконец-то до меня дошло, как воплощать в жизнь те образы, которые у меня возникают.

Как раз хотел спросить про видео, потому что кажется, что их было преступно мало, а YouTube сейчас на подъеме.

Да, удивительно, как он превратился в социальную сеть.

Я ловлю себя на мысли, что сразу лезу читать комментарии, когда смотрю видео – это же отдельный жанр вообще.

Да, абсолютно. У меня даже есть отдельная папка, куда я складываю скрины со смешными комментариями из YouTube. Причем никогда не знаешь, под каким видео наткнешься на что-то смешное, но обязательно найдется какой-то юморист.

То есть мы ждем видео, отлично!

Возможно, их будет шесть. И на самом деле будет два релиза. Будет еще один альбом. Его осталось закончить, только на нем песен уже не будет, ха-ха.

Ну и напоследок: как так получилось, что ты первый раз в Лондоне? Ты же была уже, кажется, везде.

Совершенно неясно. Одно время, когда в школе я слушала Blur, мне казалось, что Англия — это прямо место, куда обязательно надо скататься. Очень хотелось. Смешно то, что я ужасно хотела в Японию тоже, но даже представить не могла, что до нее можно на самом деле добраться. А в итоге я в Японии была несколько раз, а в Англии – один. И всего пару дней. И не в Лондоне.

 

Концерт Kate NV + Lisokot в King’s Place представляет M.ART — некоммерческий негосударственный проект, продвигающий современную российскую культуру за рубежом.

«Зима» в Телеграме

Николай Лебедев в Телеграме

Фото: Jenia Filatova и Sasha Mademoiselle

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: