Актуально

«Это неправильно, но это реальность, в которой мы живем». Как прошло открытие выставки Recycling People Маши Троцки

Гостей галереи SAAS встречает владелица галереи Софья Эбботт. Рядом – художница Маша Троцки, кареглазая, озорная. Ее смелая короткая челка напоминает Вивьен Вествуд, а профиль – Мэрил Стрип. Мария крепко жмет мне руку. «Какая у вас холодная ладонь», – отмечает она непосредственно. Представляется просто – Маша. Да, на улице царит совсем не осенний холод, но в галерее Софьи Эбботт по-домашнему тепло.

На выставке Recycling People Маша объединила несколько проектов. Последний, Social Madness, Маша Троцки закончила совсем недавно. Его она посвятила социальным сетям, а точнее, людям, которые уже давно в них погрузились и теперь измеряют ценность других в лайках и просмотрах. Модели на фотографиях смотрят высокомерно, хотя вид у них скорее нелепый, чем величественный.

«Это то, что мне в ней нравится, как в художнике. У нее есть чувство юмора», – рассказывает мне Кристиан. Еще два года назад он увидел ее работу, Popcorn Uncle Washington – пародию на известный портрет Джорджа Вашингтона с париком из поп-корна и воротником из туалетной бумаги – и влюбился. С тех пор он регулярно ходит на выставки Маши и покупает ее работы, а для последней он даже позировал в роли Twitter soldier. По секрету он признался, что собирается купить свой портрет, но пока набирается решимости. 

Social Madness занимает только одну стену галереи. Остальные увешаны предыдущими работами из проектов War&Peace и NewsPaperWork. Вот томно раскинула руки девушка, вместо одеяла она завернута в плакат. Его и другие декорации для той серии, как рассказала Маша, ей помог достать армянин с романтичным именем Гамлет. А модель, которую все принимают за итальянку, действительно имеет итальянские корни. Ее отец был из Италии. Только она его никогда не видела. Так и живет всю жизнь с матерью в Ростове-на-Дону, делится историей Маша.

На другой фотографии позирует уже она сама в образе ренуаровской купальщицы. «У этой фотографии интересная история, – рассказывает Маша. – Из всех работ в серии отель Four Seasons захотел приобрести именно ее для своего президентского люкса. Все оформили официально, через галерею. Я им тогда не сказала, что это единственная фотография, где позирую я. Так что до сих пор где-то в номере висит моя голая задница».

Маша Троцки делает акцент на истории работ, их ироничности, но никогда – на их художественном элементе. Хотя тут есть, о чем поговорить. Серия NewsPaperWork проводит тонкую аллегорию с работами известных художников и образами. Ее The Bather повторяет позу «Банщицы» Пьера Огюста Ренуара, а в фотографии с полуобнаженной девушкой угадывается намек на Марию Магдалену.

В проекте Social Madness, правда, тональность меняется – модели смотрят свысока, а их костюмы вызывают скорее неприязнь, чем ностальгию. Но иначе и быть не может – к соцсетям художница относится, скорее, негативно. «Это переворачивает человеческую систему ценностей, – объяснила Маша. – Если у тебя нет аккаунта, нет лайков – то и тебя тоже нет. Это неправильно – но это уже не тенденция, которую мы могли бы исправить. Это реальность, в которой мы живем».

Фотографии предоставила Софья Эбботт

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: