Интересно

«Мы с самого начала делали фестиваль с размахом»: Филип Перкон о Russian Film Week

С 24 ноября по 1 декабря в Лондоне пройдет ставшая уже традиционной Неделя русского кино. ZIMA поговорила с основателем Недели Филипом Перконом о программе фестиваля этого года, а также о том, из-за чего иностранным фильмам так сложно пробиваться на британский рынок и почему все больше мировых режиссеров хотят снимать кино про Россию.

 — Филип, в этом году Russian Film Week пройдет в Британии в четвертый раз. Вы помните свой первый фестиваль? Как появилась идея?

— У меня длинная история организации мероприятий: первое я провел еще в 16 лет в школе. Моим дебютом был конкурс ораторского искусства в Gordonstoun School. Потом я организовывал неделю русского бизнеса в LSE, затем разные концерты: ДДТ, «Аквариум», в общем — крупнейшие концерты того времени. В какой-то момент музыкальная event-индустрия стала для меня не так актуальна, и я, можно сказать, на некоторое время ушел из этого бизнеса. Занимался, как продолжаю параллельно и сейчас, инвестированием в IT-компании, у меня есть свой небольшой фонд. Но так случилось, что 2016 год объявили годом кино в России и одновременно перекрестным годом языка и литературы в России и Великобритании. В начале года ко мне обратились посол России в Великобритании — на тот момент это был Александр Яковенко — и Михаил Швыдкой. У них была идея: вместе с British Council и МИДом, которые и проводили этот год, организовать серию кинопоказов. Мне предложили взяться за это как продюсеру, показать русское кино в Англии, и они со своей стороны были готовы всячески проект поддерживать. Я предложил свою концепцию и программу и почти сразу уехал по своим айтишным делам в Калифорнию и Нью-Йорк. А затем остался там еще на полтора месяца и ходил по кинофестивалям и премиям в США, смотрел, что же нужно сделать, чтобы получилось успешное мероприятие. Так что фестиваль появился из двух этих событий: кросс-культурной государственной программы и моего путешествия по американским фестивалям, где я набирался опыта и все исследовал.

— За 4 года фестиваль сильно прибавил в цифрах, но насколько вы выросли в самоощущении? Был ли это изначально стартап, позже превратившийся в одно из главных кинособытий Великобритании?

— Мы с самого начала делали фестиваль с достаточно большим размахом. В первом году показали 13 полнометражных фильмов, провели большое открытие, сделали благотворительную премию вместе с фондом Gift of Life: устроили black-tie вечер, cобрали деньги. То есть уже с первого года мы серьезно заявили о себе и встали наравне с зарубежными российскими топ-фестивалями. Недели российского кино есть во многих странах: и в Германии, и во Франции, и в США. И мы с первого года были сопоставимы с самыми лучшими по масштабу.

филип перкон

Только в первом году к нам приехало около 50 человек участников: актеры, режиссеры, продюсеры. И это уже было максимальное количество гостей, которое ездит куда-либо на зарубежные недели кино. Дальше мы только росли. Сейчас мы привлекаем уже 200 человек из индустрии. В начале было 3-4 площадки, а сейчас — под 20 в четырех городах. У нас более 13 тысяч посетителей в сезон. Это превратилось в по-настоящему большое мероприятие, которое включает в себя не только кинопоказы и обсуждения, но и выставки, мастер-классы, форум для киноиндустрии, кастинг-программу, питчинг-программу. Наша премия «Золотой Единорог» тоже выросла по численности и узнаваемости.

Когда мы начинали, то лишь экспериментировали с разными форматами, с разными кинотеатрами. Первая площадка была на 180 мест, но я всегда считал, что главным залом должен стать ODEON на Leicester Square. Это кинотеатр на 800 человек, самый видный и легендарный зал, где проходят мировые премьеры, а Лондонский кинофестиваль здесь проводит открытие и закрытие. И теперь мы тоже будем там открывать фестиваль. Для нас это большое достижение, мечта, к исполнению которой мы пришли за четыре года.

Что касается самоощущения, то в начале мы проводили фестиваль лишь в одном кинотеатре в Лондоне и в одном кинотеатре в Кембридже, и это все проходило достаточно мило, душевно и в дружеской обстановке. Сейчас это состоявшееся мероприятие, которое уже больше нашего организационного комитета, больше одного города. И оно уже по-настоящему очень публичное — приходят тысячи людей. Так что за четыре года многое уже состоялось с точки зрения концепции, понимания, кто мы, что мы делаем и для чего.

— А есть ли видение горизонта? Как сильно RFW еще может расти —количественно и качественно, развивать новые направления, вроде форума для работников киноиндустрии, который проходит параллельно с кинопоказами?

— В последние три года мы действительно очень активно работаем над индустриальной составляющей. Хотим создать лучшую площадку для русско-британских ко-продукций. Это достаточно нишевая история, но мы планируем сделать ее наиболее качественной. Если британец или русский хочет производить что-то связанное с этими странами, то на нашем мероприятии он может узнать все: получить контакты, которые ему нужны, и даже возможно получить финансирование через участие в питчингах.

Рост до уровня сотен тысяч зрителей — это, к сожалению, невозможно. Надо очень четко понимать рынок иностранного контента в Великобритании. Основная проблема, с которой сталкивается киноиндустрия здесь: английский зритель привык к англоязычным фильмам, для него чужд дубляж и субтитры. В Германии и Испании, например, все фильмы дублируются, в Швеции и Норвегии все идет с субтитрами на оригинальном языке. Население к этому привыкло, но в Англии и Америке население не признает ничего, кроме собственного языка в оригинале. Так что, когда мы как иностранные кинорежиссеры и продюсеры бьемся за английских зрителей, мы бьемся за ту нишевую аудиторию, которая любит world cinema — любой не англо-американский контент. Это и корейский, и польский, и русский, и французский, испанский, индийский кинематограф. У нас достаточно ограниченное количество потенциальных фанатов: по моей оценке, приблизительно 3,5% населения Великобритании. Это та аудитория, которая ходит в Regent St Cinema, Curzon, BFI, Picture House. И русское кино здесь соревнуется со всеми другими не англосаксонскими нациями. Для меня главное — продвигать русское кино внутри этой аудитории, готовой смотреть русские фильмы.

филип перкон

— Вы часто говорите, что мечтаете выровнять аудиторию фестиваля до соотношения 50 на 50, то есть чтобы хотя бы половина зрителей была не русскоязычная.

— Да, и сейчас мы подошли к соотношению 65 на 35.

— А какое соотношение аудитории в ваших индустриальных форумах? Как много там иностранцев?

— У форумов все же концепция немного другая. Спикеры у нас российские, но задумано это как мероприятие для британских продюсеров и режиссеров, так что именно они туда и приходят. Так что почти 95% иностранцы.

 — У вас есть объяснение, почему Россия в принципе так интересна профессионалам кинопроизводства?

— Безусловно, в английской киноиндустрии есть русофилы типа Рэйфа Файнса, который и пытается говорить по-русски, и снимается в русских фильмах, и сам выпускает фильмы на российскую тематику. Но это скорее исключение из правил.

Киноиндустрия сейчас действительно часто обращает внимание на Россию. Так же, кстати, как и телевидение, которое активно растет: все мы помним и «Чернобыль», и Catherine The Great, и «МакМафию».

Почему? Россия — очень богатая страна с точки зрения своей истории, культуры, просто размеров. Там много потенциального контента, много сценариев можно придумать. Каждый продюсер и сценарист, в России и во всем мире, ищет истории. Этот колодец историй можно отыскать, например, в Америке, в Китае. Но Россия за последние 300 лет была очень тесно связана с Европой: и дружбой, и партнерствами, и конфликтами. Связана гораздо сильнее, чем Китай. Для европейских продюсеров это ближе.

Плюс есть определенные тематики, хоть и стереотипные, которые можно «продать» интернациональной аудитории. Тот же Чернобыль, все монархические истории, балетные, космические достижения, великие и известные люди. Кстати, я удивляюсь, почему еще никто не снял ничего про Менделеева. Выдающихся людей и историй в России много. И я уверен, что особенно телевизионщики это сейчас понимают, поэтому все больше российских историй появляются на HBO, Netflix и BBC.

филип перкон

— Как много фильмов из программы фестиваля лично вы успеваете посмотреть?

— В этом году нам прислали около 430 фильмов разных жанров и разных метров. У нас 7 человек, которые потратили все свое лето на просмотр этих картин. Я, конечно, этим не занимаюсь, но стараюсь смотреть основные фильмы — те, которые идут на открытии и на закрытии, чтобы быть в курсе. В этом году я, наверное, видел процентов тридцать программы. Но это не влияет на процесс. Не я принимаю решения по отбору фильмов. Я принимаю решение, в каком кинотеатре какой фильм. Так что мне необязательно смотреть, да и времени нет.

— Что из того что вы видели, можете порекомендовать зрителям Russian Film Week в этом году?

— Я должен обязательно сказать про фильм открытия, потому что это наша большая история. В этом году мы первый раз делаем мировую премьеру. В России он выйдет только через месяц, а первыми его увидят наши зрители на открытии фестиваля. Это фильм «Холоп» Клима Шипенко, романтическая комедия, очень достойная. Я вообще люблю творчество Клима, он делал «Салют-7», а также фильм «Текст», который недавно вышел в России. Он по-настоящему хороший режиссер, я считаю его одним из главных новых талантов.

Еще нужно обязательно обратить внимание на «Балканский рубеж». Я пока видел только отрывки, но фильм мне интересен тем, что это кино с одними из самых высоких рейтингов «Кинопоиска» и IMDB за прошлый год, — «Балканский рубеж» немного недооценен критиками и фестивалями, но его очень сильно хвалят именно зрители.

Еще «Юморист» — фильм очень забавный. «Конвой 48» — очень сильный. «Тобол» — историческое, очень дорогое кино про покорение Сибири, очень красиво снятое. Еще я бы посоветовал вполне фестивальный фильм «Завод» Быкова, он очень хорошо прошел во Франции.

Лично от себя порекомендую фильм «Варавва». Режиссер Евгений Емелин — дебютант, но он взялся за интересную тему Вараввы и Иисуса Христа. На русском языке, конечно, немного странно библейские темы смотреть, но сделано очень красиво. До того как посмотреть фильм я лишь немного знал об истории Вараввы, которого граждане помиловали вместо Иисуса Христа. И в фильме интересно рассказана история человека, которого отпустили вместо Христа, как он видит эти события. Интересный очень подход, необычный очень. Всем советую посмотреть и оценить.

— Одна из главных проблем для тех, кто работает в индустрии развлечений: как не превратить любимое дело в рутину? Ведь для большинства людей поход в кино — это развлечение, а вы занимаетесь этим полноценно и профессионально.

— В киноиндустрии очень много интересных людей. Плюс в ней много разнообразия: все время выходят новые фильмы, сериалы, приходят новые режиссеры и актеры. Это очень динамичная индустрия. Интерес в этом смысле тяжело потерять, поскольку это занятие совсем не рутинное и не монотонное. Тем более что для меня кино — это любовь. Я с 13 лет коллекционирую киноплакаты, с детства любил смотреть кино. Я пересмотрел многие тысячи фильмов: не только для фестиваля, но и сам, как зритель. Поэтому мне всегда эта индустрия была симпатична. И когда четыре года назад появилась идея фестиваля, я за нее начал биться, бороться, организовывать с большим энтузиазмом. Мне всегда это нравилось, от такого сложно устать.

— Вы много времени проводите и в Москве, и в Лондоне. На ваш взгляд, эти города похожи?

— Конечно, очень многим. Поэтому многие русские так любят Лондон: он сильно похож на Москву. Во-первых, это два больших мегаполиса. Лондон — мировой, Москва — региональный, но все равно мегаполис. А большие города все друг на друга немного похожи. И здесь, и там огромный выбор всего: от культуры до еды. Во-вторых, Россия и Британия отчасти похожи своей тяжелой бюрократией. В России много бумажной работы, и все что связано с документами, дается непросто, но и в Англии тоже. Мы организовываем мероприятия и в Москве, и в Лондоне, и сталкиваемся с очень похожими проблемами. А еще Москва и Лондон — это два города, где живут целеустремленные продвинутые люди, которые делают карьеру.

— То есть вам одинаково комфортно и в Москве, и в Лондоне?

— Да. Я прожил в Лондоне 18 лет, сейчас больше времени провожу в Москве. Мне комфортно и там, и там. Москва предлагает такое же качество жизни, как и Лондон, если у тебя есть определенный уровень дохода. Даже так: аналогичный по качеству уровень жизни будет на 40% дешевле. И поскольку сейчас Москва уже современный мегаполис, этого уровня можно добиться. 15 лет назад, мне кажется, нельзя было, город и страна были совсем другими. А сейчас в целом то же самое. Например, в пробках в Лондоне я тоже стою. Кажется, даже больше, чем в Москве.

Неделя русского кино — 2019 начнется 24 ноября. Если вы еще не определились, какие из фильмов стоит смотреть в первую очередь, читайте наш гид. И подписывайтесь на наш Telegram — в нем мы публикуем самое интересное.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: