Актуально

«Русофобия – это причинять неудобства русскому коту». О главном событии недели

Редакция, считая своего коллегу Илью Гончарова порядочным и ответственным человеком, попросила его заменить обозревателя Дмитрия Сошина и сделать еженедельный обзор событий в Британии: что там у Корбина, Бориса, куда все движется и как скоро развалится.

Илья Гончаров этого доверия не оправдал и свой обзор посвятил совершенной другой теме, с Британией не связанной никак. А именно – полету котика Виктора рейсом “Аэрофлота” с последующим разоблачением и лишением бонусных миль его хозяина. Его обеспокоили люди, которые были не правы в интернете и в этой ситуации неправильно скорбили.

(про Британию в конце тоже все-таки немножко написал).

Фото Михаила Галина (FB)

Как все было (для тех, кто за историей не следил)

Парень летел из Москвы во Владивосток с котом. Кот Виктор весил 10 кг, а в салоне можно было провозить только 8. Лишние 2 кг (а стало быть, всего Виктора) надо было сдать в багаж, где котику могло быть плохо, скучно, холодно и депрессивно. Но хозяин не растерялся, а провел хитроумную операцию. Вызвонил приятелей, у которых был котик весом менее 8 кг, и подсунул легкого котика работникам “Аэрофлота” на взвешивание. А потом спокойно отдал его обратно, а в салон взял своего упитанного друга. Да так и долетел до Владика, где похвастался своей находчивостью на весь Фейсбук. “Аэрофлот” все это узнал (сейчас у компаний есть софт, который позволяет им отслеживать появления их названий в соцсетях) и наказал находчивого котовладельца, отобрав у него бонусные мили.

Что все это говорит об “Аэрофлоте”

Облачаюсь в белое пальто и осуждаю “Аэрофлот” за то, что они обидели хитроумного котика, и мне немного неловко (не потому, что незаслуженно – заслуженно, – а потому что это уже сделали другие диванные обозреватели).

Да, это довольно стыдная компания, которая в условиях фактической монополии на российском рынке ведет себя как вахтерша в бюро пропусков.  У нее все равно останутся миллионы россиян, которым больше некем летать. Ей все равно. Ей – плевать. Дуб – дерево. Воробей – птица. Россия – наше отечество. Смерть – неизбежна. Простите – за баян.

Отдельно стоит отметить вот какое усугубляющее обстоятельство: котика и его хозяина обидели не по недосмотру. Их искали, вычислили и наказали. Прямо так и видишь экстренное совещание менеджеров “Аэрофлота”: не пожалели сил люди, бросили все дела, собрались и думают: «Как бы нам этого толстого Виктора пожестче…». Нет уж, это не русское разгильдяйство, это уже более серьезная статья – умышленные черствость и бездушие по предварительному сговору.

Смысла наказывать котика постфактум было не больше, чем винтить этим летом в Москве людей, которые выходили на одиночные пикеты за Любовь Соболь (об этом очень круто в «Репаблике» написал Олег Кашин. Осторожно, пэйволл). Авиаперевозчик-монополист оказался не умнее власти-монополиста и тоже по своей воле совершил бессмысленное зло – because they can.

Что все это говорит о людях

Люди в целом хорошие. Посмеялись над историей, пожалели парня. Какая-то российская компания подарила ему свои бонусные мили. Новость про кота облетела мировые СМИ, у многих даже повисела в топе. Чужим иностранным читателям – и то стало грустно за Виктора и его хозяина. Они смешные картиночки стали делать: вот, мол, British Airways так бы не поступили. 

Ее я имел смелость повесить у себя в ФБ. На что некоторые мои друзья внезапно обиделись. С нескрываемой решимостью они принялись доказывать, что у «бритишей» правила перевозок животных еще строже. И у «Люфтганзы» те же 8 кг в правилах прописаны. Кидали скрины. 

Я такой: «Ребята, это же веселый фейк про забавную историю». 

А они такие: «Нет, ну все равно, чтозабардак, гдежправда, гдежсправедливость, почему хайп надо поднимать по любому поводу из РФ?».

Серьезные такие, сердитые. За державу обиделись.

Вот эту же серьезную решимость защищать монополиста от критики со стороны его жертвы можно было наблюдать и летом. Я, помнится, крепко повздорил с одним своим приятелем, когда он стал писать, что жертвы московского винтилова сами виноваты, что попали под дубинки, потому что нечего выходить на пикеты. И далее следовала стандартная мантра русского вотабаутиста: «Что-то вы не пишете, как винтят «желтых жилетов» во Франции / экологических активистов в Британии / (далее везде)».

Во-первых, пишем. Во-вторых, у меня хорошие друзья и я их очень люблю, но когда они включают эту свою внутреннюю передачу «Камера смотрит в мир» (была такая передача на советском ТВ о том, как нас не любят за границей), хочется выпить яду.

Вот как это работает у людей, что они в 2019 году, после 10 лет жизни в Англии, по-прежнему солидаризируются не с живыми и теплыми белковыми людьми (и котиками), которым больно под дубинками или плохо в багажном отделении, а с корпорациями, будь то хоть авиаперевозчик, хоть государство?

Тут дело даже не в том, насколько правильны правила этих корпораций (у государства – точно нет, у авиаперевозчика – можно поспорить). И не в том, что правилам свойственно (и необходимо) время от времени меняться.

А в том, что человек ставит себя не на место другого человека (или кота), а на место компании. Он между «Аэрофлотом» и котом выбирает эмпатию к «Аэрофлоту». У него механизмы защиты срабатывают в пользу «Аэрофлота»: «Несчастная компания, которую несправедливо обидели мировые СМИ, потому что она русская».

Блин. Русские – это люди, а не компании. Это я и ты. И кот Виктор тоже русский. И те, которых били дубинками, тоже русские. И им больно. И им нужна поддержка и сочувствие.

А «Аэрофлоту» не может быть больно, по той простой причине, что он не человек, а корпорация, в которой личной эмоциональной ответственности за компанию не несет. Там в худшем случае бонуса кого-нибудь лишат, и то вряд ли.

И если в этом кейсе и поискать русофобию, то найдем мы ее не в Фейсбуке и не в NY Times, а в «Аэрофлоте». Русофобия – это бить русских людей и причинять неудобства русскому коту. А не наоборот.

В общем, друзья мои, не так вы скорбите. И не за тех.


Что там все-таки у британцев на этой неделе

Ладно, неделя все-таки прошла, надо еще в оставшиеся пять минут урока рассказать, что там в Лондоне.

Главное, что нужно знать на этой неделе:

а) The Sunday Times опубликовала кое-какую информацию о том, как богатые и влиятельные русские пытаются дружить с британскими политиками из Консервативной партии. Масштаб трагедии такой: Евгений Лебедев якобы пил с Борисом Джонсоном на вилле в Италии, жена бывшего путинского министра Чернухина играла с ним в теннис, а Александр Темерко за семь лет дружбы и членства в партии пожертвовал ей больше миллиона фунтов.

Редакцию это не впечатлило. Борис Джонсон имеет право пить и играть в теннис с кем хочет. А миллион за семь лет – не так уж и много (не в обиду будет сказано Александру Темерко), и партии имеют право получать поддержку от британских граждан, так что тут русский хайп действительно привел к пшику.

б) из предвыборных новостей самая яркая была о том, что лейбористы собираются национализировать BT и раздать всем бесплатно интернет. Стоить это будет 20 миллиардов фунтов. Деньги в тумбочку положат Фейсбук, Гугл и Амазон, которых Корбин все-таки хочет прижать к своему трудовому ногтю и заставить платить налоги. Идея не такая уж и бредовая с учетом того, что периодически что-нибудь туда-обратно приватизировать и национализировать – британская народная забава. Правда, шансов на большинство у Джереми на этих выборах нет – ему их не оставили Борис и Найджел, которые договорились действовать сообща, чтобы не пустить в дом «красного смутьяна». 

Но и выборы не последние.

в) Китайская компания, название которой вы вряд ли запомните, покупает British Steel. Сталелитейный гигант и его 4000 рабочих мест будут спасены (но это не точно). У китайского бизнеса в портфеле +1 важный британский инфраструктурный объект, имеющий в том числе важное военное значение (это точно).

г) Суд запретил работникам почты бастовать перед Рождеством, так что ваши открытки и посылки должны прийти вовремя.

д) John Lewis вновь выпустил теплый и добрый рождественский ролик – в этот раз про дракончика Эдгара. Смотрите его (и ролики других компаний) тут. Особенно рекомендуется тем, кто в ситуации с котиком и «Аэрофлотом» обиженным считает «Аэрофлот». Им прямо по два раза в день надо пересматривать – до самого Рождества.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: