События

Осознанные сны, Дора Маар и сюрреалистическое рисование с натуры: «Мой Лондон» с Лизой Михалёвой

Каждый уважающий себя представитель лондонской креативной тусовки в последнюю пятницу месяца не ломает голову, куда пойти. Он знает: идти надо на Uniqlo Tate Lates в Tate Modern. Лиза Михалёва — уважающая себя представительница тусовки. Поэтому 31 января она и оказалась в Tate Modern.

Где я была

Ежемесячные мероприятия Tate Modern в партнерстве с японским брендом Uniqlo — это бесплатные вечера, отдающие дань культуре и создающие пространство для общения и коллабораций. За три года существования проект основал платформу для шоукейса местных талантов и привлек более 350 000 посетителей. Тема и направление каждого after-hours-события курируются в соответствии с одной из экспозиций музея. Команда Тейта не просто снижает цены на главную выставку и не закрывает свои двери аж до десяти часов вечера — всем желающим прикоснуться к искусству предлагается ряд activities не хуже, чем на платных фестивалях: показы фильмов, live-выступления музыкантов, лекции, мастер-классы, диджей-сеты и многое другое (включая специальные коктейли).

Например, как-то раз в индустриальных интерьерах бывшей электростанции проецировалось видео Соланж Ноулз. А однажды сама Йоко Оно отобрала перформанс-инструкции из своей книги Grapefruit для того, чтобы посетители Tate Lates интерпретировали их на уроке по движению тела. Кстати, в том году в составе команды Strand Magazine — журнала о культуре и искусстве Кингс Колледжа — я приняла участие в нашей коллаборации с Tate Lates, вдохновленной работами художницы Дженни Хольцер. Тогда мы провели мастер-класс по созданию зинов.

Прошлую пятницу, 31 января, я провела в творческой мекке Central Saint Martins, помогая с фэшн-проектом. А после, как уважающая себя представительница лондонской креативной тусовки поддалась стадному чувству и поспешила на Uniqlo Tate Lates. Из академической реалии искусства я плавно перенеслась в сюрреалистическую атмосферу вечера, посвященного художнице и фотографке Доре Маар. Благодарить за сюрреалистичность происходящего стоило не только именитую представительницу этого движения (извини, Дора); нескончаемые разговоры о Брекзите и коронавирусе тоже сыграли свою роль. В роковую ночь, за пару часов до необратимого, пока половина Великобритании готовилась плакать, а другая — открывать шампанское (в то время как кто-то скупал аптечные маски), в одном из главных музеев страны в очередной раз доказывали, что Маар — не тень Пикассо, а важная независимая фигура в искусстве. Доказывали и веселились, обсуждая ее творчество и границы реальности и сознания.

 

Из двух тысяч людей, нажавших «going» в мероприятии на фейсбуке, большинство сдержали свое слово. Пестро одетая молодежь, со вкусом потягивающие коктейли профессионалы, бегающие вокруг дети в школьной форме, пожилые ценители прекрасного — на Tate Lates нет ограничений по возрасту и интересам. Протискиваясь через разношерстную толпу под эмбиент-звуки, я думала о двух задачах, стоящих передо мной: найти карту музея и сфотографировать программу вечера, чтобы все успеть. Галочка раз, галочка два — и я расставила приоритеты: лекция об осознанных сновидениях, Dora Maar photo missions и сюрреалистические сессии рисования с натуры и коллажирования. Увы, отбор не прошли музыкальные выступления от NTS Radio, чтения поэтессы Ширли Мей (нужно было регистрироваться заранее), обсуждения боли в работах Маар командой журнала про сексуальность Mal и дискуссия с поэтессой Грейс Николс.

Про осознанные сны я знала немного. Доктор Джози Малиновски, преподавательница психологии и исследовательница снов, подробно про них рассказала и подсказала, как их практиковать. Если вы тоже чайники в lucid dreaming, держите краткое содержание.

Осознанные сны — это когда вы понимаете, что находитесь во сне и можете его контролировать. Для такого лайфхака нужна практика. Следует соблюдать режим сна и комфортные условия в спальне (тишина, темнота, прохлада), а также учиться распознавать знаки в ночных фантазиях и записывать их в специальный дневник. Доктор Малиновски рассказывала про техники, которые помогут достичь желаемого состояния (об этом можно подробно почитать в интернете), но посоветовала не увлекаться соблазнительным контролированием снов, ведь оно утомляет организм.

В очередной раз зевая на твердом стуле при мысли о своей кровати, мой утомленной учебной неделей организм заметил знакомое лицо — микрофон у Джози забирал мой университетский друг Сэм, основатель Strand Magazine, с которым мы в мае прошлого года сшивали листы зинов двумя этажами ниже. Мы обменялись радостными приветствиями, и я направилась на фото-миссию Доры Маар.

По пути встретила еще одних друзей и получила сообщение от московской подруги со словами: «Ты в Тейте?» (говорю же: «Каждый уважающий себя представитель лондонской креативной тусовки…»). Поскольку только у меня одной был заранее составленный план действий, я стала лидером нашего отряда исследователей реальности и фантазий.

На Dora Maar photo missions нас ожидала самостоятельная работа. Нужно было выбрать одну их тем — high fashion, street photography, shadows — и интерпретировать ее через черно-белую фотокарточку, снятую на мероприятии и выставленную в инстаграм с хэштегом #TatePhotoMissions. Призом за лучшую работу были билеты на выставку работ Доры (спойлер: я ничего не выиграла).

 

В поисках идеальных теней моя команда постоянно обрастала знакомыми (старыми и новыми — здесь не нужно стесняться начинать беседу, это идеальное место для нетворкинга). В какой-то момент мы слились с толпой девушек с клетками на голове и в ногах. Подсвеченные прожекторами, они замерли в одной позе, пока их рисовали. Мой недавний опыт на Freak Drawing Show, где я писала бородатую даму с натуры, придал мне уверенности, и я села поближе к музам. Оглянувшись, я заметила разнообразие стилей, форматов, материалов и интерпретаций. Одни сосредоточенно вырисовывали железные детали, соблюдая основы академического рисунка; другие, как я, беззаботно экспериментировали с формой и цветом. У меня на бумаге ноги модели состояли из глаз. А что, это же вечер сюрреализма!

Для тех, кто предпочитает ножницы карандашу, Тейт организовал стандартный уголок коллажирования (на каждом Tate Lates есть что-то похожее). Я всегда прихожу сюда как на некую терапию: сидишь себе, вырезаешь понравившиеся картинки из журналов и компонуешь их как угодно. Разницы между обычными коллаж-сессиями и этой, с приставкой surreal, я не заметила.

Вдоволь наигравшись с бумагой и фотографированием теней, я начала свою финальную миссию. Мне нужно было выбраться из бетонного замка иррациональности как можно быстрее, чтобы успеть еще на грузинский званый ужин.

Той ночью, объевшись домашними хинкалями, я так и не сумела реализовать новые знания об осознанных снах.

 

Куда я пойду

Следующую неделю я проведу, бегая от показов к презентациям молодых брендов в рамках London Fashion Week. Но мне все-таки очень нравится смотреть на столицу через призму искусства. Надеюсь, что вам тоже. Вот вам несколько предложений:

Late at Tate Britain

пятница, 7 февраля, 18:00-21:30

Родственник Tate Modern — Tate Britain — устраивает свои late-sessions в первую пятницу каждого месяца. Завтрашний вечер вдохновлен инсталляцией Year 3 британского художника Стива Маккуина, режиссера фильма «12 лет рабства» и обладателя премии Тернера. В своем проекте он сфотографировал множество третьеклассников, тем самым составив портрет будущего Лондона. Поэтому Tate Britain поставил перед собой цель исследовать понятие «будущего». Вы сможете переодеться в категоризирующую униформу, визуально интерпретировать «завтра», подискутировать на тему афрофутуризма и поужинать в компании Викторианского искусства.

The Tender Interval: Studies in Sound and Motion в ICA

пятница, 7 февраля — воскресенье, 9 февраля

Этот проект фокусируется на особенностях звука и движения. Серия перформансов, обсуждений, музыкальных выступлений и мастер-классов рассматривает материальную составляющую времени и тело как инструмент социальных изменений. Программа эволюционирует от гипнотических битов в пятницу и композиций Ханны Кэтрин Джонс с частотой в 432 герц в субботу до политических высказываний в форме танцев Фернанды Муньос-Ньюсам в воскресенье. Обязательно ознакомьтесь с анонсами.

Vault Festival 2020 в районе Waterloo

до 22 марта

На Vault Festival стоит отправляться за — в прямом смысле — андерграундными впечатлениями. Кабаре, иммерсивный театр, острый юмор — все это в театрах или барах под землей. Хочется отметить театральную постановку The Lost Hours, основанную на детских воспоминаниях Сальвадора Дали и его сестры Аны Марии.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: