Интересно

Игорь Яковенко: “Мои произведения вращаются вокруг двух тональных центров G и B, и это отсылает к Great Britain”

Как уже рассказывала ZIMA, в рамках Года музыки Великобритании и России Британский Совет и Посольство Великобритании в Москве в сотрудничестве с фондом PRS и RUSH устраивают «музыкальные резиденции»: трое британских музыкантов проведут в «творческих командировках» в России, а трое российских — в Великобритании. Один из них — композитор и пианист Игорь Яковенко почти весь февраль провел в музыкальном центре Snape Maltings, в Олдборо и на побережье Суффолка. ZIMA расспросила его о впечатлениях.

 


Игорь Яковенко — московский пианист и композитор, исполняющий как джаз, так и классическую и авангардную музыку. Его манера исполнения основана на классической школе, из-за чего даже его джазовые импровизации звучат как произведения Брамса или Мусоргского. Яковенко учился на факультете исторического и современного исполнительского искусства Московской государственной консерватории (рояль, клавесин, хамклавир) и получил степень бакалавра искусств и наук (AAS) по классической и джазовой музыке в Государственной классической академии им. Маймонида.


Игорь, как вы попали в проект, как оказались среди резидентов?

О резиденции мне рассказал продюсер звукозаписывающей компании Fancy Music Сергей Красин. Я решил попробовать и подал заявку. И меня взяли 🙂

Какой проект вы планировали реализовать в рамках своей резиденции?

Честно говоря, отправляясь в Снейп, я во всех деталях не понимал формата резиденции. Например, я не знал, будут ли работать над своим проектом один или в коллаборации с другими резидентами. Поэтому особо ничего не планировал. В итоге я оказался там единственным резидентом — только в конце моего пребывания приехали несколько других участников. Но к этому моменту у меня уже все было готово, так что ни с кем из музыкантов я не взаимодействовал.

Что вы знали о городке Снейп и музыкальном центре Snape Maltings до того, как туда отправились? И насколько реальность оправдала ваши ожидания?

Снейп — это даже не город, скорее, небольшая деревня с культурным кластером Snape Maltings (что-то вроде московских “Винзавода” или Artplay). Там ежегодно проводится большой музыкальный фестиваль, организованный английским композитором Бенджамином Бриттеном в середине прошлого века. Я, разумеется, прочитал про это место еще будучи в Москве, но находиться, работать и выступать там — это, конечно, совершенно другое, гораздо более яркое впечатление.

Как проходила резиденция?

Резиденция условно делилась на два этапа. На первом я большую часть времени работал в Red House — доме-музее композитора Бриттена в небольшом городке Aldеburgh. Там я сочинял, а еще копался в архивах этого выдающегося музыканта. Это один из самых крупных композиторских архивов, напоминающий скорее библиотеку, в которой собрано большинство партитур Бриттена, его письма, коллекция картин и много чего еще. В Red House я сочинил акустическую часть своей работы: две фальшсонаты для фортепиано. И в одной из частей я как раз использовал мелодический материал из последней незавершенной работы Бриттена Praise we great men на текст Edith Sitwell. Это произведение Бриттен посвятил Мстиславу Ростроповичу.
Второй этап резиденции проходил в Snape. Здесь я разрабатывал звуковую инсталляцию. Ну а завершился проект открытой сессией, в которой я исполнил свои работы, а также ответил на вопросы.

Что стало самым неожиданным — приятным или неприятным — во время резиденции?

В целом очень приятное впечатление. Англичане доброжелательны, я был обеспечен всем необходимым оборудованием, все мои просьбы выполнялись практически молниеносно. Мне даже организовали студийную запись, хотя это и не было предусмотрено форматом резиденции. Еще очень порадовало отношение англичан к своей истории и традициям.
Ну а из неприятностей — разве что одиночество. Большую часть времени я провел наедине с собой. Но, с другой стороны, это помогло мне сконцентрироваться и выдать именно свой материал, без каких-либо консультаций со стороны знакомых и доброжелателей, которые часто так и норовят проконсультировать и дать совет.
На протяжении всей поездки я ощущал своеобразную двойственность происходящего. Это и стало отправной точкой для моих работ. Два места, в которых проходила резиденция, — две работы. Каждая работа, в свою очередь, состоит из двух частей. Кстати, важная деталь: акустические произведения, которые я создал, вращаются вокруг двух тональных центров G и B, что, конечно, отсылает к Great Britain. 


Интервью с еще одной российской участницей проекта музыкальных резиденций — Анелией Автандиловой — здесь.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: