Актуально

Алексей Зимин в поисках ответа на вопрос «зачем мы тут?»

Главный редактор ZIMA Алексей Зимин рассуждает о том, зачем затевалась эволюция.

Четыре столетия, прошедшие с тех пор, как на голову Исааку Ньютону упало знаменитое яблоко, приучили нас думать о науке и прогрессе, как о вещах естественных и неотвратимых. Так современный человек узнает о наступлении осени по очередной презентации Тима Кука в Пало-Альто, а о наступлении весны ему сигнализируют рассылки о появлении в продаже новых кроссовок, измеряющих давление, расстояние и регулирующих беговой темп сигналами, отправляемым бегуну непосредственно в мозг.

Мы привыкли к тому, что наш кругозор заметно шире, а возможности больше, чем у императора Траяна и чем у самих себя еще позавчера.

Каждый следующий день нас только убеждает в этом. Серьезно, после того как в 11-м IPhone появилась функция «портрет», любой может почувствовать себя хоть Марио Тестино, хоть Питером Линденбергом безо всякого усилия со своей стороны.

Даже планетарные катастрофы вроде пандемии короновируса не отрезвляют, а наоборот, внушают чувство превосходства: «смотрите как выросла ценность человеческой жизни!» Сто лет назад испанский грипп выкосил по разным оценкам от семидесяти до ста миллионов человек, но в рейтинге главных исторических событий  XX века он едва ли попадет даже в первую двадцатку, значительно уступая не то что двум мировым войнам, но и убийству Кеннеди, а есть брать региональные чарты, то где та испанка и где, к примеру, таинственное происшествие на перевале Дятлова? Убитые неземной силой студенты значительно опережают в популярности роковую инфлюэнцу.

Мы придаем так много значения современным успехам в технических отраслях, что забываем элементарную вещь: критерии успеха зависят от системы ценностей, в которую они помещены.

У древних греков существовало понятие «юбрис». На русский его можно перевести, как «гордыня», но это будет не совсем точно. Греки подразумевали под «юбрис» нечто вроде глупого самодовольства, считая его тягчайшим грехом. Главное произведение греческой литературы «Илиада» — это тысячи гексаметров смеха богов над комической гордыней троянцев и ахеян.

Греки считали будущее предопределенным. Человеческая свобода всегда уравновешивается волей богов. Судьбы избежать нельзя. Мир вращается по заранее составленному расписанию. Отсюда — архаичная вера в астрологию, гадания по внутренностям животных и полету птиц. Если космос утроен по некоторой заданной логике, значит, все части этой логики работают на точный результат. Который, при определенных технологиях, может быть расшифрован.

С высоты двадцать первого века можно хохотать над этим как боги, но кто поручится, что гуманоиды двадцать четвертого столетия не будут хвататься за свои силиконовые животы, читая о вере наших современников в ДНК: «Геном, ахахахха! Человека, ааахааха!»

Греческий философ Гераклит считал, что мир находится в постоянном изменении, и нет ничего вечного. Его коллега Парменид, напротив, утверждал, что ничего никогда не меняется. Зенон убедительно доказал, что правы оба, и это называется диалектикой.

Греки были такими же как мы: они жили в домах в отоплением и канализацией, обставленных со вкусом, которому позавидуют все поколения дизайнеров IKEA. Их диета была здоровой, а досуг посвящен созерцанию вечности. Они придумали паровую машину и летательные аппараты, но не стали искать им практического применения, просто потому что эти игрушки не вписывались в их целостную картину мира.

Если бы они были больше похожи на англичан конца семнадцатого столетия. Были бы такими же амбициозными, настырными и экспансионистскими, то уже Гай Юлий Цезарь бы прокладывал из Рима в Лондониум не краснокирпичные, а железные дороги, а апостолы вывешивали сториз с Голубем в галилейском Инстаграме.

Но им просто это не было нужно. Китайцы изобрели порох, но вместо того, чтобы бомбить Чингисхана, приспособили его к производству праздничных шутих. Целую тысячу лет в Средневековой Европе не было необходимости в письме и чтении. Как отрезало. Всем вполне хватало жареной кабанятины и трех заученных латинских строчек из Никейского символа веры. Кстати говоря, дневная норма калорий тогдашнего аристократа, например, Карла Великого была в районе девяти тысяч. Никогда больше в истории человечество не ело настолько плотно. Даже американская мусорная еда просто аюрведа в сравнении с меню Каролингов.

За две тысячи лет у человечество не стало больше интеллектуальных ресурсов, а материальные ресурсы, которые сейчас подходят к концу, они всегда были под ногами. Хазары топтали земли, полные нефти и угля, но их больше интересовала торговля славянскими рабами и адаптация Торы к условиям донских и каспийских степей.

Да, людей, безусловно стало больше. Но в качественном отношении ничего не поменялось.  Для этого даже не надо заходить в TikTok или YouTube.

В четвертом веке до нашей эры в небольшом городе Афины с населением около 50 тысяч человек жили одновременно: Сократ, Платон, Аристотель, Еврипид, Аристофан и еще несколько дюжин известных и поныне всему миру имен. Они ходили по одним и тем же улицам, ругали отдающее смолой вино и вдыхали запах жертвенников, представлявших собой что-то вроде стейк-хаусов под маркой религии. В шестнадцатом веке в стотысячной Флоренции жило несколько десятков человек от Леонардо до Рафаэля, которые за довольно недолгую свою жизнь натворили столько, что не хватило Лувра с галереей Уффици, Эрмитажа и Метрополитен-музея, чтобы все это разместить.

Нет, конечно, люди не стали хуже. Лично я в это не верю. В одной Москве, например, прописано 70 миллиардеров. И это только официальных. Что, называется, есть повод для национальной гордости. Хотя национальная гордость и была придумана шотландскими и немецкими романтиками в конце XVIII и начале XIX века. До этого ее не существовало.

Поэтому и у нас у всех есть надежда, что мы живем для того, чтобы одновременно с нами или даже благодаря нам в мире случилось что-то значительное. Что-то, что уже есть в нем, но про что еще никто не знает. Так же, как не знали про смартфон, который был по отдельности придуман давно, но только инженеры Apple и гений Стива Джобса собрали его в единое целое и сделали модным. Как время, которого не было до блаженного Августина, давшего ему определение. Как разумного человека до Декарта.

Возможно, мы как раз и станем тем человечеством, которое убедительно докажет, что люди планете Земля нужны не больше навозных мух. И вся эволюция затевалась только для того, чтобы в апреле 2020-го по каналам Венеции проплыли стайкой дельфины.

Не надо расстраиваться, если это так. В конце концов, вся история хомо сапиенс была поиском ответа на вопрос «зачем мы тут?». И какой бы ни был ответ, надо испытать удовлетворение, когда он будет получен.

Фото: Visualhunter.com

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: