Люди

Художник Эрик Булатов: быть увлеченным, не унывать и делать свое дело

 

Люба Галкина сидит на одной из букв скульптуры Эрика Булатова «ВПЕРЕД» перед Tate Modern.

 

Люба Галкина — издатель ZIMA Magazine — о своей колонке:
«Больше всего на свете я люблю общаться с людьми. В своей колонке я буду рассказывать о тех, кто меня вдохновляет. Надеюсь, они вдохновят и вас».

 

Встреча с Эриком Булатовым стала для меня осуществлением, как тогда казалось, недосягаемой мечты. Несколько лет назад мы придумали попросить у пяти художников работы для благотворительного аукциона в пользу фонда Gift of Life, который проводил Sotheby’s. К моему радостному изумлению, Эрик сразу согласился. И не только предоставил работу, но и приехал на встречу с коллекционерами. На ней мы познакомились — и это знакомство переросло в настоящую дружбу. С тех пор Париж, где живет художник, кажется мне особенно притягательным. Каждая поездка в этот город теперь сопровождается обязательным посещением мастерской Эрика и долгими задушевными беседами с ним и его женой Наташей. 

Раньше, в прошлой жизни, получить порцию интеллектуального удовольствия от встречи с ними было очень просто: два с небольшим часа на «Евростаре» — и вот я уже Париже. Коронавирус изменил все. Но мы поддерживаем общение с Эриком и Наташей по телефону.

Эрик Булатов у себя в студии в Париже перед работой «С Днем Рождения, Наташа», (2019)

Вот, созвонились на днях. Несмотря на карантин, жизнь Эрика, как он сам говорит, практически не изменилась. Целыми днями он напряженно работает в своей студии над новой большой картиной про свет. «Я хочу передать ощущение света, свободно струящегося навстречу зрителю через открытую дверь», — объясняет он свою актуальную задумку. Этот «Свет» сейчас не дает ему покоя. Пришлось начинать заново уже несколько раз. Как всегда, Булатов пишет свою картину под музыку Баха и Шостаковича.

А еще он очень волнуется, что скоро может закончиться растворитель для масляной краски теребентин — и где его сейчас взять?..

Каждодневная работа — то, чем живет Эрик, и то, что он советует всем нам. Он убежден, что именно труд поможет воспринимать текущую ситуацию, насколько это возможно, как «обыкновенную». 

Эрику, впрочем, несказанно повезло. В любых ситуациях — и нынешняя не исключение — ему помогает Наташа, именно ее забота позволяет художнику полностью сосредоточиться на любимом деле. В отличии от Эрика, который предпочитает не выходить сейчас на улицу, она регулярно выходит в магазины, готовит (а уж я знаю, что делает она это прекрасно) и иногда балует мужа его любимыми конфетами Mon Cheri.

Париж, в который Эрик и Наташа переехали много лет назад, стал для них настоящим домом, они чувствуют себя здесь очень комфортно. «Сейчас, конечно, грустно смотреть на пустынные улицы из окна моей мастерской», — жалуется он мне по телефону. И — в качестве своеобразной компенсации — просит поделиться с читателями ZIMA своим любимым Парижем. Его он недавно в очередной раз изобразил в работе La Rue Saint Denis.

“La Rue Saint Denis”

— Эрик, ну а по Лондону скучаете? Чего лондонского вам сейчас не хватает? 

— Для меня Лондон — это, в первую очередь, Национальная галерея и музей Tate Britain. По ним и скучаю, наверное. 

В британской столице у Эрика прошли две успешные выставки, его работы неоднократно устанавливали ценовые рекорды в местных аукционных домах. Также Эрик и Наташа — частые гости на благотворительных вечерах фонда Gift of Life в Лондоне, на которых мы собираем деньги для российских детей, больных раком. Несколько раз по просьбе гостей Эрику пришлось импровизировать и рисовать прямо на сцене случайно оказавшимися под рукой фломастерами — и каждый раз эти его рисунки уходили за очень большие деньги. А однажды он подарил фонду специальный тираж литографии своей работы «ВПЕРЕД», чем осчастливил не только теперешних их обладателей, но и — что гораздо важнее — детей, подопечных фонда.

Несмотря на ситуацию, Эрик Булатов полон планов. «Я уже в предвкушении лета. Потому что летом я буду работать над большой, четырехметровой скульптурой “ДРУГ-ВРАГ”, — делится он задуманным. — Представьте, люди смогут свободно ходить меж букв, тем самым как будто подчеркивая зыбкость этих понятий». Кроме этого, другая, не менее монументальная, его работа «Все не так страшно» в сентябре будет представлена на фестивале искусств в Тулузе. Большими скульптурами из букв Эрик занялся несколько лет назад. Лондонцы могли видеть одну из этих работ, состоящую из закольцованных огромных букв «ВПЕРЕД», перед новым зданием музея Tate Modern.

Вот, собственно, и весь рецепт: быть увлеченным, не унывать и делать свое дело. И тогда никакой вирус не страшен.

 

Эрик Булатов: любимое

Любимые художники: Фра Беато Анджелико, Диего Веласкес, Рембрандт, Ян Вермеер, Уильям Тёрнер, Эдуард Мане («Его лучшие работы представлены как раз в Лондоне, а не в Париже»), Исаак Левитан, Казимир Малевич.

Любимые композиторы: Иоганн Себастьян Бах, Дмитрий Шостакович, Франц Шуберт, Густав Малер.

Любимый музыкант: Святослав Рихтер.

Любимый писатель: Лев Толстой.

Любимые поэты: Александр Блок, Всеволод Некрасов («Всеволод — не только один из моих любимых поэтов, но и любимый друг. Благодаря его стихотворению “Живу и вижу” появилась моя одноименная картина, а потом и целая выставка»).

 

Совет читателям ZIMA: «Относитесь к тому, что происходит сейчас, как к обычной ситуации. И работайте каждый день».

 

Всеволод Некрасов “Живу- вижу.”

Фото: Архив журнала ZIMA Magazine

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: