LIFESTYLE

Новый взгляд на семью, работу и образ жизни

Сегодня максимальная средняя продолжительность жизни человека — около 83–85 лет, и достигается она только в нескольких странах: в Японии, Швейцарии и Сингапуре. Рекорд по продолжительности жизни уже много лет остается за француженкой Жанной Кальман, которая умерла в 1997 году в возрасте 122 лет. Футурологи и некоторые ученые считают, что это не предел. Каким будет общество, если средняя продолжительность жизни достигнет 150 лет?

 

Что прогнозируют ученые

Знаменитый футуролог Рэй Курцвейл и биогеронтолог Обри Ди Грей сходятся в расчетах, что примерно после 2045 года мы достигнем сингулярности — технологический прогресс перестанет контролироваться человеком, наше сознание сольется с компьютерным, и все это избавит человечество от смерти от естественных причин.

Но, конечно, далеко не все разделяют такой оптимизм. Автор книги Homo Deus о будущем человечества историк Юваль Ной Харари считает, что в XXI веке нам не удастся существенно продлить свою жизнь. Идею жить 150 или 500 лет он не считает фантастической, но понадобится время, чтобы достичь таких показателей.

Прогнозы о том, что в XXI веке мы сможем доживать до 150-ти, часто основаны на экстраполяции. Если за XX век человечество увеличило продолжительность жизни почти в два раза — с 40 до 70 лет, — то и в XXI веке мы сможем удвоить количество прожитых лет, примерно до 140–150.

Но в данном случае экстраполяция не работает, поясняет Харари. Раньше люди массово умирали от инфекций и войн — и до 70–80 доживали только отдельные счастливчики. Достижения медицины и гуманизма помогли многим избежать преждевременной смерти. Теперь средняя продолжительность жизни приблизилась к естественной для Homo Sapiens — 80 годам. Наука пока не прибавила нашему виду ни одного дополнительного года — а редкие долгожители, которые достигают 100–120 лет, до сих пор остаются загадкой для ученых.

Между этими крайними позициями находятся ученые, которые придерживаются осторожного оптимизма. Среди них, например, генетик и геронтолог Дэвид Синклер. Он считает, что существующие методы продления жизни — такие простые, как интервальное голодание и регулярные физические нагрузки, — смогут дать нам пять дополнительных лет. Технологии ранней диагностики болезней — еще десять. Молекулярные вмешательства, которые влияют на гены «долгожительства», — еще плюс восемь лет. Учтем манипуляции с эпигеномом — молекулярными «метками», которые появляются в течение жизни и влияют на работу ДНК, — и прибавим еще как минимум 10 лет. Итого — 33 дополнительных года в совокупности. Синклер прогнозирует увеличение средней продолжительности жизни в XXI веке в 120 лет.

Но что будет, если сбудутся самые оптимистичные прогнозы и 80 лет превратятся в средний возраст?

Планета в опасности?

И сейчас, кажется, нас слишком много для планеты Земля: мы сталкиваемся с климатическими изменениями, нехваткой пресной воды и энергетических ресурсов, растет социально-экономическое неравенство.

Организация Объединенных Наций проанализировала 65 научных работ, которые оценивали максимальную «пропускную способность» нашей планеты. В большинстве исследований говорится, что абсолютный максимум для Земли — 8 млрд человек (а по данным на начало 2020 года, нас уже 7,8 млрд). Но в десятках других работ «пропускную способность» планеты оценивают в 16–64 млрд человек.

Впрочем, демографы считают, что население не будет расти бесконечно. Почти во всех развивающихся странах рождаемость снижается после достижения определенного уровня жизни. А некоторые развитые страны уже борются с убылью населения.

К 2100 году, по оценкам ученых, на нашей планете будет не больше 10–12 млрд человек.

Причем главный способ сдерживать рост популяции — доступ всех женщин мира к образованию: именно он эффективнее всего снижает рождаемость и сдерживает рост популяции.

А пока лучшее, что каждый может сделать для сохранения планеты, — это снизить потребление мяса и молочных продуктов. Для их производства сейчас используются 83% фермерских земель — и именно они ответственны за огромную часть выбросов углекислого газа в атмосферу. В будущем, по прогнозам Дэвида Синклера, инновации помогут прокормить общество долгожителей. Искусственное мясо, для производства которого требуется на 99% меньше воды, на 93% меньше земли и которое дает на 90% меньше парниковых газов, — вот что мы будем есть, когда нам стукнет 120.

Где будут работать 100-летние?

Благодаря технологиям увеличится не просто продолжительность жизни, но и период здоровой жизни. Это значит, что человек в 50 вполне сможет считаться «молодым специалистом», а в 100 — состоявшимся профессионалом. Так как возраст не будет так сильно влиять на физическое и ментальное здоровье, годы будут только прибавлять человеку цены на рынке труда — за счет накопления опыта и компетенций.

Возможно, дата вашего рождения вообще перестанет кого-либо интересовать. Сегодня биоэтики рассуждают о «возрастфлюидности», когда обществу будет известен только ваш биологический возраст — не то время, которое вы прожили, а производное от состояния здоровья. Тогда принимать решение о найме на работу будут по состоянию биомаркеров в сочетании с опытом и навыками, а не по количеству прожитых лет.

Юваль Ной Харари предупреждает, что увеличенная продолжительность жизни несет свои риски для рынка труда. Для появления новых идей важна смена поколений — но как молодежь будет привносить инновации, если их боссы не покинут свои кресла еще лет 50? Решением может стать отказ от иерархии в бизнесе, выстраивание горизонтальных схем управления.

Вопрос смены поколений становится зловещим, если мы говорим о политической жизни. «Как бы вы отнеслись к тому, что Путин провел бы у власти еще 90 лет?» — задается вопросом Харари. Так что в обществе долгожителей однозначно потребуются политические реформы, которые обеспечат ротацию поколений.

Пока непонятно, какую часть жизни 120–150-летние будут проводить на пенсии. Для экономики выгодно, чтобы они работали как можно дольше. Но роботизация сокращает число рабочих мест, и первыми под удар попадают люди старшего возраста.

Старые профессии будут отмирать, но будут появляться новые, которые и будут осваивать долгожители

Харари считает, что в условиях продолжительности жизни более 100 лет нам всем придется изобретать себя заново по несколько раз: учиться, начинать новую карьеру, подстраиваться под современные технологии. Вряд ли многие люди в 2100 году смогут похвастаться тем, что всю жизнь проработали на одной работе, — это просто станет неэффективно.

Но в какой-то момент даже долгожители отправятся на пенсию — и чем они будут заниматься? Если вам 120, то дети, внуки и даже правнуки, скорее всего, выросли.

В Японии, стране с самой высокой средней продолжительностью жизни (85 лет), пожилые проявляют себя в сферах, которые раньше считались прерогaтивой молодых. Например, средний возраст посетителей фитнес-клубов — 65 лет. Надеемся, что к 2100 году пожилые будут часто посещать бары, клубы и горнолыжные курорты. Хотя, возможно, тогда будут в моде полеты на Марс.

Кризис семьи

В обществе, где человек живет примерно 70 лет, значительная часть его жизни посвящена семье: поиску партнера, рождению и воспитанию детей, а затем, возможно, и внуков. Пожизненная моногамия — это, по мнению Юваля Ной Харари, социальный конструкт, который актуален для недолгой жизни. «Если женщина, которая проживет 150 лет, выходит замуж в 40, — вы же не ожидаете, что она проведет в браке все 110 лет?» — рассуждает историк. На смену современной концепции семьи «раз и на всю жизнь», скорее всего, придет серийная моногамия — несколько достаточно продолжительных отношений или браков в течение жизни.

Хотя, возможно, люди будут проводить все большую часть жизни в одиночестве. Уже сейчас в США, по подсчетам автора книги «Жизнь соло» Эрика Кляйненберга, около половины взрослых людей –– одиночки. Со временем и с увеличением продолжительности жизни все меньшую часть жизни будет занимать воспитание детей. Экономические стимулы для создания семьи тоже будут исчезать — возможно, благодаря безусловному базовому доходу, который обеспечит роботизация экономики. Возможно, долгожители будущего будут проводить не менее 100 лет из 120–150 наедине с собой — хороший повод полюбить себя уже сегодня.

А как же дети? Возраст появления потомства наверняка будет сдвигаться еще дальше — и в этом помогут технологии замораживания яйцеклеток, спермы и эмбрионов, а затем и создание искусственной матки, разработка которой уже активно ведется.

Поиски смысла

Сегодня дожить хотя бы до 120 лет хотят только 38% американцев и 45% россиян. Почему же люди не хотят жить дольше, даже если им обещают продление здоровой жизни?

Проблема может крыться в поисках смысла. Какой интерес жить в мире, где искусственный интеллект создает музыку, пишет книги и лечит больных? Что остается человеку?

Один из вариантов ответа дает футуролог Хосе Кордейро. Он считает, что в будущем не будет смысла тратить ни минуты своей — пусть и долгой — жизни на изучение информации, которая уже известна. Ведь получить доступ ко всем знания человечества вы сможете за секунды — с помощью интерфейса «мозг-компьютер».

И тогда смысл можно будет найти в том, чтобы бесконечно изучать новое — например, пытаться приоткрыть тайны сознания, создавать полезные для Земли инновации, искать способы преодолеть неравенство или осваивать другие планеты.

Иллюстрация: Gettyimages.com

 


Материал был подготовлен совместно с Reminder
и впервые опубликован в журнале ZIMA #11, 2020.
Покупая печатную или pdf-копию журнала, вы оказываете
неоценимую поддержку нам в это кризисное время.

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: