Люди

Борис Акунин о книгах, Лондоне и социальных сетях

Эксклюзив: Zima поговорила с одним из самых известных современных писателей Борисом Акуниным. 

Борис Акунин

 

Недавно вышла ваша новая аудиокнига «Просто Маса». Цифровой формат сейчас популярен как никогда: люди слушают романы онлайн, читают их на телефонах… Значит ли это, что бумажная книга умирает? Сами вы предпочитаете бумажные книги или новые электронные форматы?

Произойдет функциональное разделение. Бумажная книга будет красивее и дороже, возродится традиция иллюстрирования. Книгу должно быть приятно взять в руки, поставить на полку, получить в подарок. А у электронных книг появятся дополнительные возможности. Лично я давно уже предпочитаю читать с девайсов, а в книжном магазине покупаю только издания, которые удобнее в бумажном виде: альбомы, атласы.

Новости о появлении спин-оффа взбудоражили поклонников цикла о Фандорине. Серия книг большая, но любая новая история, связанная с Эрастом (даже после его кончины в романе «Не прощаюсь»), вызывает огромный ажиотаж. В чем секрет этой любви к циклу, его феноменального успеха?

Секрет успеха Фандорина в герое, я полагаю. В русской литературе никогда не было героя-супермена, ее всегда больше всего занимал «маленький человек». Это благородная и высокая традиция, но мальчикам нужно себя кем-то воображать, а девочкам в кого-то влюбляться. Причем мальчикам и девочкам любого возраста.

Благодаря вам появились переводы на русский язык нескольких ключевых японских авторов. Повлияла ли японская литература на ваш писательский стиль?

Я научился у японцев ценить минимализм, приглушенность, андерстейтмент. И красоту простых, не бьющих в глаза вещей.

У вас очень сильная политическая позиция. Вы формируете мнения других людей, в вас видят интеллектуального лидера российской оппозиции. Ощущаете ли вы себя этим лидером? Насколько важно сегодня иметь четкие политические установки?

Лидером оппозиции я себя не ощущаю и таковым не являюсь. Но взгляды и убеждения у меня есть, и они для меня много значат. Скажем, когда пришлось выбирать между убеждениями и жизнью на родине, я выбрал убеждения. Потому что в 2014 году у меня возникло ощущение, что мои убеждения не совпадают с убеждениями подавляющего большинства соотечественников. В такой ситуации человеку — если он не политический активист — лучше уехать. Вот я и уехал.

Вы активно пользуетесь Facebook. Следите ли вы за тем, что происходит в других соцсетях? Посещала ли вас мысль открыть свой YouTube канал?

Я завел аккаунты в Инстаграме и в ВК, но быстро утратил интерес. Свой канал я открывать не собираюсь. Во-первых, на писателя не нужно смотреть, его нужно читать. А во-вторых, нет времени.

Сталкиваетесь ли вы с «писательским блоком»? Что делаете, если возникает затруднение с сюжетом?

С сюжетом у меня затруднений не бывает.  Затруднения бывают со стилем. Тогда я откладываю работу и перехожу к другой. Я всегда параллельно пишу три книги  такой у меня модус операнди.

Есть ли литературный герой, с которым вы себя ассоциируете? 

Хм. Такого вопроса мне еще не задавали. С Колобком, наверное.

Вы уже давно живете в Лондоне. Считаете ли вы этот город своим домом? Что изменилось в вашей жизни после переезда сюда? 

Лондон мне очень нравится. Полагаю, что по общему количеству баллов это лучший город на планете. Ну, то есть где-то красивее, где-то климат лучше, где-то роднее, но в целом — Лондон на первом месте. Здесь какое-то правильное соотношение человечности и приватности, живости и вежливости. Здесь я стал больше работать, потому что не отвлекаюсь на нелитературные занятия, как это было в России.

Как вы относитесь к жизни русского сообщества здесь?

Много интересного происходит. Культурно интересного. Я бы сказал, что в культурном смысле Лондон — третий по значению «русский» город в мире, после Москвы и Питера.

Чтобы вы посоветовали читателям ZIMA в это сложное для всех время?

Читать. Думать. Корректировать жизненные планы.

Фото: Андрей Струнин

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: