Люди

«Первое, что мы сделаем — обвенчаемся». Солистка Королевского Балета Наталья Осипова о своей жизни на карантине

Люба Галкина — издатель ZIMA Magazine:
«Больше всего на свете я люблю общаться с людьми. В своей колонке я буду рассказывать о тех, кто меня вдохновляет. Надеюсь, они вдохновят и вас».

В обычной жизни с примой Лондонского Королевского балета Натальей Осиповой мы встречаемся в театрах, в гостях и на благотворительных вечерах. На одном из таких вечеров — в пользу фонда Gift of Life — мы и познакомились. Было это пять лет назад, когда Наташа только-только переехала в Лондон и, как сама она признается, чувствовала себя здесь очень одиноко. Сейчас о том, чтобы встретиться, не может быть и речи. Но созвониться-то ничто не мешает! Вот, созвонились и поговорили — о том, как ей живется сейчас. 

Гала-вечер Gift of Life, 13 января 2015 года. Фото: архив Gift of Life

Четыре собаки и один почти муж

Где ты сейчас живешь?

— В Хампстеде, 10 минут от парка. Тут жизнь такая более деревенская, чем в центре, у нас дом с садом и парк рядом. Для собак — а их у меня четыре — это прекрасно!

Четыре собаки! Почему? Зачем столько?

Я всегда мечтала об этом. Но мой образ жизни не позволял. Вся моя семья живет в Москве, так что мои родные не могли бы мне помогать ухаживать за собаками. Но когда я познакомилась со своим женихом Джейсоном — теперь уже практически мужем, — оказалось, что мы оба большие любители собак. И стало понятно, что наконец можем осуществить свою мечту. Правда, выяснилось, что Джейсон мечтал о шарпее, а я всегда хотела самоеда. Ну и чтобы не ругаться, мы решили завести обоих. Назвали их Номи и Ева. Подумали: будут друзьями, и вместе им будет не так скучно, пока мы на работе. Как мы ошибались! Когда они были щенками, они творили дома что-то ужасное! Но выросли и стали спокойнее. А потом я узнала, что наши друзья собираются отдавать чау-чау Кайя в приют, и, даже не посоветовавшись с Джейcоном, решила его взять. Ну а потом появился еще один шарпей по имени Майский Жук — у него не было дома, когда я его увидела, мое сердце растаяло. Вот так. И я думаю, это еще не конец. Мы очень счастливы и, как оказалось, это совсем не тяжело. Если мы уезжаем надолго, то к собакам приезжает моя мама и живет с ними. А когда мы работаем и заняты весь день, то пользуемся услугами dog sitters.

Наташа и самоед Номи (2019 год). Фото: @natalia_osipova_official

Расскажи про Джейсона. Как вы познакомились?

— Я — классическая балерина, а он — современный танцовщик и хореограф из Нью-Йорка. Познакомились мы в театре Sadlers Wells, где я часто выступаю с современными постановками. Четыре года назад мы делали проект, он был моим партнером. Интересно, что в классическом танце ощущения сильной близости с партнером нет, а вот в contemporary dance, наоборот, очень сильный телесный контакт. В этом нет эротики, нет чего-то сексуального, но человеческий контакт очень тесный. Другая техника. Когда мы только начинали работать вместе, для меня это было очень странно. Я долго училась расслабляться, доверяться партнеру, его телу. Мне казалось, что он со мной заигрывает — как стало ясно потом, так и было. Ну а еще стало ясно, что мы очень близко мыслим, похоже относимся к искусству, часто любим одно и то же, у нас замечательный контакт как в профессиональном, так и в человеческом плане. Мы большие друзья, несмотря на культурные различия — ведь он американец, а я русская. Есть сложности с языком — мне английский дается непросто. Ну и вообще классический и современный танец все-таки очень противоположны. Поэтому мы учимся находить баланс во всем.

Когда свадьба?

— Как только закончится карантин. Я очень хочу венчаться, а для него это пока странно. Это очень особенное и важное событие: вы не просто соединяетесь, а принимаете по-настоящему серьезное решение. Я вижу, как венчание отражается на парах, и понимаю, как это для меня важно. Мы уже дважды пытались пожениться, но сначала отложили из-за моей болезни, а потом начался карантин. Так что теперь первое, что мы сделаем, когда карантин ослабят — обвенчаемся.

Репетиция. Фото: архив ZIMA Magazine

Йога, «гага» и станок

— Как ты переживаешь карантин и вообще все это непростое время?

— Сейчас уже немного привыкла, но первый месяц было тяжело. Хотя в начале карантина я даже почувствовала некое облегчение — перспектива побыть неделю-другую дома с родными и близкими, провести время c собаками казалась весьма привлекательной. Но потом стало тяжело. А сейчас я уже втянулась. Тем более что все время занято — мы постоянно что-то ставим, творим, день начинается в 8 утра и продолжается до часу-двух ночи. В общем, очень напряженный ритм, каждый час расписан.

А как ты сейчас поддерживаешь себя в форме?

— Тут главное — мотивация. Даже я, человек, привыкший к физическим нагрузкам, в первое время не избежала соблазна разлечься на диване — хотелось наконец почитать книги, посмотреть кино, послушать музыку, онлайн-выставку посетить. И первое время я не могла себя заставить заняться какими-то физическими упражнениями, правда. Но в какой-то момент взяла себя в руки. Сейчас занимаюсь йогой, это прекрасная практика, полезная абсолютно всем, не только спортсменам или танцовщикам. Это и растяжка, и укрепление мышц, и работа над дыханием. Еще занимаюсь современным танцем, направлением «гага». Его создал израильский хореограф Охад Нахарин. И это потрясающе, даже лучше, чем йога. 

Еще я в какой-то момент поняла, что мне не хватает запала тренироваться одной в комнате, а это надо делать обязательно — после двадцати лет активных занятий очень сложно без серьезной физической нагрузки. И я стала давать онлайн мастер-классы для студентов, меня это очень вдохновляет. Мы занимаемся через Zoom, 10-15 человек, 2-3 раза в неделю. У меня есть дома станок и комната, где теоретически можно заниматься, но там пока очень плохой пол. Так что занимаюсь на террасе. Все соседи с любопытством за мной наблюдают. 

Вообще трудно профессионалу заниматься дома?

— У классических танцовщиков есть балетный класс — разогрев, растяжка, упражнения. Полтора часа занятий у станка. Это классическая техника, так мы готовим свое тело к спектаклям и репетициям. У современных танцовщиков классы другие. И йога как раз помогает подготовить тело, расслабить, растянуть. Джейcон — прекрасный учитель, он уже три года учит меня йоге. Мне многое пока сложно. Он занимается экстремальной йогой, делает такие вещи, которые я повторить не могу. В йоге очень важно найти хорошего учителя, который сможет правильно все объяснить, ведь это еще и философия. То, как учитель с разговаривает и преподает — практически ритуал. Я занимаюсь с Джейсоном, а сам Джейсон занимается онлайн с учителем из Нью-Йорка. Его класс начинается по нью-йоркскому времени, в Лондоне это полночь. Я иду спать, а Джейсон заниматься.

Я занимаюсь два раза в неделю. Уроки есть и для непрофессионалов

Выступление в Royal Opera House. Фото: @natalia_osipova_official

Отмененные спектакли и перенесенные в онлайн номера

Какого аспекта «прошлой», довирусной жизни тебе не хватает?

— Для меня самое, пожалуй, трудное — отсутствие возможности побродить по городу, по паркам, зайти в магазин, ресторан. Я люблю иногда поднять себе настроение, купив что-то из одежды или сходив в кино. Причем в кино я люблю ходить одна и смотреть старые фильмы. Ну и, конечно, печально, что нет возможности просто сесть в самолет и слетать повидать маму и папу. Это тяжело.

А по работе? О каком отмененном проекте ты больше всего жалеешь?

— Да обо всех жалею! Например, об отмененных спектаклях в Нью-Йорке в Американском балетном театре с моим партнером Дэвидом Холлбергом. Это был его прощальный сезон. Еще жалею, конечно, что отменились выступления в Москве, на фестивале Benois de la danse, моя программа в Париже в июле, которую я готовила очень долго. Отменились Гонконг, Япония, премьера «Кармен» в Манчестере. Возможно, правда, что премьеру «Кармен» мы перенесем на ноябрь в Лондон — если это будет возможно и если зрители будут покупать билеты. Мы все очень боимся, что сейчас никто не пойдет в театр даже если это будет разрешено.

Мы все надеемся, что уж к ноябрюто сможем кудато начать ходить! Ну а пока приходится сидеть дома, что ты советуешь посмотреть онлайн?

— У всех, конечно, разные вкусы, но я могу порекомендовать то, что сама сейчас смотрела. Это балет «Метаморфозы» по Кафке в Royal Opera House с Эдвардом Уотсоном — одним из моих любимых танцовщиков, с которым я очень много работала в постановках Артура Пита. Спектакль небольшой, но очень классный! Еще я очень люблю английского хореографа Мэтью Борна, он настоящая икона английского театра. Его спектакли очень театральны, их сложно назвать только балетом. Сейчас Sky Arts открыл доступ к его постановкам «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро» (с мужским кордебалетом), и «Кармен» (The Car Man). Еще в театре «Садлерс-Уэллс» есть программа Рассела Малифанта, хореографа, который много экспериментирует со светом. И недавно, кстати, они поставили часть моей программы онлайн.

Любопытно как! Можешь рассказать подробнее? 

— Это три части, собранные из разных программ, которые я делала в «Садлерс-Уэллс». Там есть вальс на музыку Сибелиуса в постановке Алексея Ратманского, который долгое время был директором Большого театра. Он как раз и принял меня в Большой, поверил в меня. Так что для меня он очень особенный, special person. Сейчас Ратманский уже практически легенда, его постановки делают по всему миру, очень много в Нью-Йорке. И вот он поставил для меня и Дэвида Холлберга прекрасный вальс на музыку Сибелиуса. А Дэвид — не только мой партнер, но и близкий друг, так что эта работа с двумя очень важными для меня людьми. Вальс очень меланхоличный, грустный и трогательный, небольшой (всего 7 минут), но очень красивый. Потрясающе тонкая работа, я ее обожаю.

За кулисами. Наталья Осипова и благотворители фонда Gift of Life. Фото: архив Любы Галкиной

Второй балет поставил Сиди Ларби Шеркауи, еще одна легенда современного балета. Здесь я танцую с моим Джейсоном и с Джеймсом О’Хара, которого считаю одним из лучших танцовщиков нашего времени в жанре contemporary. Самая любимая моя работа в этом жанре. Такое трио, похожее то ли на пост-апокалипсическую реальность, в которой люди вылезают из руин и пытаются построить жизнь, то ли на движения планет, которые друг друга поддерживают. И в этом заключается и мужское, и женское начала. Постановка понравилась даже моей маме, которая не любит современный балет.

Ну и последний номер — это соло «Аве Мария», которое поставил японский хореограф Юка Оиши. Это не религиозное высказывание, а просто монолог женщины, слабой и сильной, каждый день чувствующей себя по-разному.

Это, повторюсь, не полная моя программа, а фрагменты. Но, я думаю, в них найдется что-то для каждого.

Королевский балет, Gift of Life и недающийся английский

— Как ты попала в Королевский балет в Лондоне?

— Очень просто. На тот момент, в 2015-м, я уже не работала в Большом театре, в котором я провела около семи лет и который был моим первым местом работы. То есть я была фрилансером, свободной танцовщицей, работала по контрактам по всему миру. В частности, много танцевала в Михайловском театре в Петербурге. И вот тогда Кевин О’Хара, директор Королевского балета, пригласил меня гостем станцевать несколько спектаклей, включая «Лебединое озеро». Так я приехала в Лондон и влюбилась — в город, в труппу, в атмосферу. К тому времени я уже очень устала от постоянных перелетов, от жизни в гостиницах, от того, что никого близкого нет рядом. Когда-то меня это устраивало, но в тот момент я поняла, что все, больше не могу. Мои планы совпали с планами Кевина, и он пригласил меня танцевать в Королевском балете. Я согласилась и через полгода переехала в Лондон.

— Долго к Лондону привыкала?

— Первые полтора года было тяжело, потому что я плохо знала английский. Мне вообще очень тяжело даются языки, несмотря на то, что я всегда очень хорошо училась. В Московской академии хореографии были прекрасные педагоги. Я всегда была отличницей, хотя по мне вроде и не скажешь. В академии мы изучали французский, но мне он никак не давался. Я могла сдать экзамен, только вызубрив все наизусть. И всегда боялась, что меня остановят, перебьют и попросят перевести то, что я говорю. Та же история с английским. Я практически с двадцати лет работаю в Нью-Йорке, в других англоязычных странах, но только сейчас начала говорить более или менее прилично. Хорошо вот, с Джейсоном у меня нет выбора — он не говорит по-русски.

Концерт MusicAeterna & Teodor Currentzis в пользу Gift of Life. 14 января 2017 года. Фото: архив Gift of Life

Мы с тобой познакомились как раз лет пять назадблагодаря фонду Gift of Life, который ты поддерживаешь все это время.

— Да-да. Это был мой первый год в Лондоне. Я пришла на мероприятие фонда, увидела много русских и обрадовалась — наконец-то встретила своих! Но все равно чувствовала себя не в своей тарелке, потому что отвыкла от общения. Первый год жизни в Лондоне я проводила только на репетициях и занятиях. Ни с кем не дружила, не общалась, сидела в театре до ночи, было очень тяжело.

Ты часто предоставляешь лоты на благотворительные аукционы фондабилеты на твои спектакли, экскурсии в закулисье, фотосессии покупаются за огромные деньги. Но это же утомительнодарить свое время после спектаклей, на которых ты и так всегда выкладываешься на все сто. 

— Наоборот, мне это очень приятно. Потому что видно, что гостям и правда интересно увидеть театр за сценой. Там, конечно, своя жизнь. Иерархии, системы, свои отношения. У меня действительно есть обычная жизнь и жизнь театральная. Видимо, в нее интересно попасть. Даже моим родителям и Джейсону, когда они приходят за кулисы, всегда все очень интересно. Я помню, как мне самой в детстве всегда хотелось туда попасть. Помню девчонкой я оказалась в театральной костюмерной, это произвело на меня огромное впечатление. Все эти пачки и костюмы — ощущение сказки.

— В этом январе тебе не удалось выступить на благотворительном балу фонда изза того, что подвернула ногу

— Такого вообще почти никогда не бывает. Но вот случилось: я уже готовилась к номеру и во время репетиции подвернула лодыжку, она сразу распухла, это было ужасно. После этого весь месяц был какой-то неудачный. Но сейчас уже все в порядке. Обещаю: в следующем году обязательно поставим какой-нибудь номер для бала Gift of Life вместе с Джейсоном. Очень надеюсь, что в январе 2021 это будет уже возможно.

Физкультура сейчас и ZIMA круглый год

— Ты читаешь журнал ZIMA?

— Да, часто читаю. Обычно по дороге на работу. Мне нравится, как раскрываются многие темы, и приятно читать авторов, многих из которых я знаю.

Что посоветуешь нашим читателям в это непростое время?

— Обязательно заниматься какими-то физическими упражнениями. Иначе начинается хандра и депрессия.

 

Полезные ссылки от Натальи Осиповой:

балет «Метаморфозы» по Кафке в Royal Opera House с Эдвардом Уотсоном

спектакли Мэтью Борна: «Ромео и Джульетта», «Лебединое озеро», The Car Man

фрагменты программы Натальи Осиповой в Sadlers Well’s

 

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: