Мнения

Маша Слоним о том, что волновало британцев на этой неделе

Споры о памятниках

Споры о памятниках былым героям и о роли личности в истории в Великобритании продолжаются, но перешли в более спокойную фазу. После радикального решения этого спора  сброса в воду памятника работорговцу и, добавлю, меценату 17-18 века Эдварду Колстону в Бристоле, настала очередь других памятников. Их судьба уже решается, но не разъяренной толпой, а учеными мужами. Например, будущее памятника английскому финансисту, владельцу алмазных шахт на британских территориях в Африке, но и филантропу и основателю знаменитой «стипендии Роудс» одного из колледжей Оксфордского университета Сесилу Роудсу, обсуждается сейчас специальной комиссией колледжа Ориель, в котором и стоит этот памятник. Колумнисты газеты разных политических направлений смотрят на эту проблему, естественно, совершенно по-разному. И это интересно. 

О разнице подходов к этой проблеме в еженедельнике The Spectator пишет известный журналист и писатель консервативных взглядов Дуглас Маррей. Размышляя о растущей нетерпимости и неспособности говорить поверх барьеров, охвативших страну, (и, я добавлю, мир), он с грустью замечает, что мы становимся свидетелями гибели либеральных идеалов в их старом понимании. Представители власти и полиции как будто опасаются оказаться на «неправильной» стороне, спеша присягнуть «общему делу» вместе с протестующими. В этом Дуглас Маррей видит признаки «подспудного недуга», поразившего страну. По его мнению, стирается грань между добром и злом. 

Разницу в подходе к истории он определяет так: «в то время, как приверженцы BLM ищут по всей стране памятники, которые надо снести, либералы понимают, что исторические фигуры действовали в соответствии со знаниями, которыми они располагали тогда»Эти слова точно определяют отношение колумнистов разных изданий к вопросам истории. 

Слоганы на картоне

Известный консерватор, министр в двух правительствах Терезы Мэй, а ныне депутат Парламента от партии тори, не только политик, но и журналист с острым пером и ярко выраженной правой позицией. Свой взгляд на то, что надо делать с памятниками и памятью он высказал на страницах консервативной The TelegraphВ колонке под заголовком «Все жизни важны», Лиам Фокс предупреждает, что слишком велики риски, если позволить «бойцам культурной революции» победить. «Надо четко понять одно: невозможно выучить уроки истории, пытаясь ее стереть. Как и в случае наших личных ошибок, наши исторические недостатки являются частью нас, тех, кем мы в процессе стали сегодня. Сбить агрессию в сегодняшних спорах нам бы очень помог контекст, факты и понимание других моральных и политических норм прошлого»Понятно, что кто-то использует нынешнюю ситуацию для продвижения собственной повестки. Мне очень жаль тех, кто искренне хотел обсуждать расовую дискриминацию, но увидел, что их мирная демонстрация была перехвачена анархистами и крайне левыми, с совершенно другими целями. Они преследуют собственные интересы. Они считают, что страна это коалиция меньшинств, а не нация, которую обогащают люди с разнообразными взглядами, разным прошлым и жизненным опытом. 

К людям крайне левых взглядов, о которых пишет Лиам Фокс, следует отнести колумниста левой The Guardian Оуэна Джонса. Он видный корбинист и известный выразитель позиции крайне левых. Поэтому, не удивительно, что он категорически не согласившись с позицией Фокса, вынес в заголовок утверждение: «Снос памятников тиранам прошлых лет заставляет британцев взглянуть на расизм сегодня»

«Те, кто против сноса памятников, боятся, что широкая общественность обратит внимание на страшные преступления государства в прошлом. Снос памятников это не покушение на историческое наследие, а восстановление исторической правды. Страну массово загнали в класс на урок истории, низвержение памятника Колстону в Бристоле не вычеркнуло его из истории, а наоборот, сделало его более известным. Теперь все знают, что он вывез из Африки 85 000 рабов, из которых 12 000 погибли… Нам будут открываться новые факты истории, проливающие свет на сегодняшний день, по мере сноса старых памятников. Именно этого так боятся противники сноса»

Памятник

Один из противников сноса и главный защитник Уинстона Черчилля от покушений на его память и памятник, автор книг о своем знаменитом предшественнике Борис Джонсон встал на защиту своего героя. В статье в The Telegraph, где он до своего премьерства вел еженедельную колонку, премьер-министр пишет, что страна должна заняться проблемами, а не символами. «Это полный абсурд, что толпа крайне-правых фашиствующих хулиганов собралась в Лондоне, чтобы защитить памятник Уинстону Черчиллю. Особо воинственные были арестованы, и это правильно. Они вели себя агрессивно в отношении полиции, бесчинствовали и не скрывали своих расистских взглядов. Ничто не может оправдать их поведение. Но возмутительно и то, что памятник Черчиллю нуждается в защите. Зрелище памятника в защитной сетке отвратительно. Многие, увидев это, задаются вопросом: зачем нападать на Черчилля? До чего мы дошли, если одного из величайших, а, возможно, самого великого лидера нашей страны необходимо защищать от разгневанной толпы?»

Отдав должное мирным протестам и сказав, что понимает глубину чувств тех, кого возмутило убийство Флойда, Борис Джонсон пишет, что сейчас надо думать о том, как решить сегодняшние проблемы, а не пытаться переписать прошлое, потому что «можно легко увязнуть в бесконечных спорах о том, кто из фигур прошлого соответствует представлениям о политической корректности, а кто нет. А как быть с Кромвелем, который уничтожил тысячи ирландцев? И его памятник снести?»

Джонсон обещает до последнего вздоха защищать своего героя Черчилля и память о нем. Он предлагает вместо переписывания истории, учить детей истории, рассказывать о хороших и плохих поступках того же Черчилля. И прекратить редактировать историю. И тут я совершенно с ним согласна. В нашей беседе о расизме с молодежью, один из студентов, который учился в Англии, высказал очень важную, как мне показалось, мысль в английских школах по существу не учат историю колониальной Британии, и в этом большая проблема. С тех пор я спрашивала друзей и их детей, и они подтвердили этот прискорбный факт. 

В результате, пробелы в образовании восполняют агитаторы слева. Вот, например, ответ Джонсону, появившийся в газете The Guardian. Автор колонки писатель и активист Джордж Монбио, предъявляет целый список преступлений британского режима. Это создание концентрационного лагеря в Кении в 50-х годах 20 века, куда были отправлены почти 1 миллион жителей, вставших на защиту своих земель, отобранных у них британскими поселенцами; «тысячи, а, возможно, десятки тысяч погибли в этих лагерях», пишет Монбио. 

Слоган

Архивные материалы о лагерях, которые Министерство иностранных дел скрывало, были обнаружены лишь в 2012 году, когда выжившие жертвы из числа народа Кику подали в суд на британское правительство, требуя компенсации за пытки и страдания. Монбио напоминает и о голоде в индийской провинции Бенгалия во время 2 Мировой войны, унесшего до 3 миллионов жизней, в котором принято винить политику правительства Уинстона Черчилля… На претензии к нему, что, мол, зачем он ворошит прошлое, Джордж Монбио возражает в Twitter: «В Германии почти каждый понимает, что изучение истории нацизма и его преступлений помогает предотвратить ее повторение. Здесь же мы бежим от этих знаний»

В заключение хочу сказать, что тоже могла бы написать колонку об отношении к памятникам и к истории. И сказать, что я так и не знаю, как относится к этому. Во мне течет кровь большевика и распространителя газеты «Искра» Максима Литвинова с одной стороны, и консервативного английского журналиста и историка, написавшего книгу про британскую систему управления, прославляющего британский империализм и за это посвященного в рыцари и ставшего сэром Сидни Лоу с другой. Я всю жизнь пытаюсь разобраться в этом и в своем отношении к предкам и их поступкам. Колонки на все это маловато, поэтому я пишу сейчас об этом книгу.

Фото: Flickr.com: Legion-Media

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: